+ Ответить в теме
Страница 1 из 2 1 2 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 20 из 36

Тема: Кара Юпитерова (R)

  1. #1
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33

    Кара Юпитерова (R)

    Название: Кара Юпитерова
    Автор: Джилл Мориган
    Фандом: Ai no Kusabi
    Бета/ Гамма: Janrett
    Персонажи (пейринг) Рауль/Катце, Ясон/Рики, НЖП
    Рейтинг: R
    Тип (категория): слэш
    Жанр: Romance/Action
    Размер: макси
    Статус: закончен
    Дисклаймер: Что не тети Ё, все моё!
    Аннотация: Древняя заявка с феста, съевшая мне мозг, но так и не дождавшаяся чьего-либо еще исполнения. Рауль узнает, что беременный. Тот день когда он залетел он помнит плохо, так как была вечеринка по случаю воскрешения Ясона и Рики, а потом бурная оргия с Ясоном, Рики и Катце…
    Предупреждение: ООС, AU, MPreg, мат, флафф, новые персонажи в количестве, много вредной вкусной еды, котики. Автор не читал канон – автор смотрел кинон и курил фанон.
    Последний раз редактировалось admin; 08.04.2013 в 01:36.
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  2. #2
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 1.
    Ой, где был я вчера – не найду, хоть убей…
    Само по себе выражение "переживший смерть" звучит достаточно абсурдно, и словосочетание "переживший клиническую смерть" звучит не намного лучше. Да и вся сложившаяся ситуация больше напоминала абсурдную комедию, начинавшуюся вроде бы как самая что ни на есть трагедия.
    Навряд ли найдется сцена, на которой будет представлена эта старая, как мир, история: история любви хозяина и пэта, история о том, как один из блонди, прекрасных и холодных наследников Юпитер, пустил в свое сердце человеческие страсти, в конечном итоге так его и сгубившие. История о монгреле, что предпочел смерть жизни без возлюбленного, подарившего ему страдания и неволю, - нет, не могло быть иного, счастливого финала у такой истории! И, как понимал Рауль Эм, лучше бы другого финала и вправду не было.
    Все эти основанные на излишней эмоциональности чувства - это слишком иррациональное свойство, чтоб быть присущим блонди, но то, что обычные люди называют беспокойством, преследовало господина Эма неотрывно в тот день, когда вроде бы все могло наладиться, когда ясоновский необычный пэт вроде бы сгинул окончательно. Если честно, интуиция с самого начала подсказывала главному генетику, что ничем хорошим причуда взять в свой дом в качестве пэта монгрела с улицы для Ясона не обернется.
    Когда же вслед за пэтом исчез хозяин, эта самая интуиция буквально вопила, что Минк огреб неприятностей по полной программе, - и здесь бы Эму остановиться, поняв, что из этих приключений самому главному консулу выбраться бы живым! Но именно тут главному генетику интуиция и отказала. Заодно отказало то, что у машин и у людей называют тормозами - с чего бы Раулю Эму рвануться в Дана Бан вслед за этой парочкой? Тем более что в Дана Бан определенно творилось что-то неладное: брошенную цитадель ощутимо потряхивало. Если бы все находилось в зоне сейсмической активности, можно бы было сказать, что да, идут подземные толчки, но здесь, на Амои, подобные сотрясения могли означать только одно: там, в глубине, что-то взрывается. Точечно, но...
    А потом Рауль увидел выходящего из бункера бывшего фурнитура Ясона - красноволосого Катце. Тот медленно и тяжело шагал, матерясь сквозь зубы, но ношу свою бросив уже на "свободе" - какого-то дарка, которые для Рауля все почти были на одно лицо. Но да, не того, не пэта.
    - Они... там?
    Ровный голос внезапно дал слабину, что не случалось отроду - наверно, потому что, когда был задан вопрос, ответ был уже известен заранее. Интуиция, туда ее.
    И нет бы этой интуиции хоть полслова вякнуть, когда потом неслись по содрогающимся коридорам, когда тащили обратно двух накурившихся яда идиотов (да-да, блонди, как выяснилось, при всем их IQ могут быть невероятными идиотами, не хуже монгрелов с их гребаной "Черной Луной"! Очевидно, половым путем передается). Главный генетик разве что тихо радовался своей невероятной прозорливости, заранее по комму приказав подогнать медицинский аэрокар. И громко матерился, едва ли не в полную силу хлеща Консула по лицу. И на что-то надеялся, когда аэрокар уже поднимался в воздух. И снова матерился, когда вся земля пошла волной и наземная часть Дана Бан стала рушиться, а на ее месте поднялось пламя.
    Эти чувства, которых было слишком много, жаркое пламя едва ли не в ста метрах, заходящее солнце - красное, как кровь или вино, рваный сьют - а обрывки ушли на самодельные жгуты на то, что осталось от ног у Главного Консула - все в копоти и еще каком-то дерьме... Может, именно эта встряска стала отправной точкой для падения? Или тот момент, когда насквозь прокуренный рыжий спросил, отвезти ли домой господина Эма, а господин Эм вдруг подумал полную чушь, что волосы - абсолютный рубин и глаза в таком психоделическом освещении - тоже как два темных рубина...
    Известно, что подобное притягивает подобное, и одна вспышка так называемых чувств непременно повлечет за собой другую, а дальше все пойдет только по нарастающей... Увы, генетик все объяснял естественным любопытством и исследовательским интересом. Как можно было объяснить привязанность Консула и пэта, кроме как уже известным диагнозом "два идиота", и чем грозит подобная аномалия блонди (будто протезы обеих ног, шок и клиническая смерть - этого еще не хватило выше крыши)...
    Картина выходила занимательная, хотя и скорбная: двое идиотов ворковали даже увешанные капельницами, а будь их воля - еще бы и на одну койку улеглись. Или лаялись, хрипя и шепелявя нацепленными зондами, но при этом дикарь-пэт за каким-то неизвестным хреном сам, своими силами, катал вообще-то снабженное электрическим приводом кресло хозяина. Рррромантика, туда ее. Персонал едва не в открытую уже ржал, а этим, если честно, прямая дорога на нейрокоррекцию: устроили в коридоре гонки на электроколясках. Главный Консул и его пэт. И горлопанили при этом на весь отсек: "Я больной, и ты больная, приходи ко мне, родная, - будем вместе порошки глотать! Если это не поможет, доктор нас с тобой уложит вместе на одну кровать..." И снова несли всякий бред, какой не под каждыми наркотиками можно услышать...
    А Рауль Эм снова терзался этими самыми, туда их, чувствами. Радость, что все обошлось, что реанимационный аэрокар тогда успел вовремя и в нужное место, радость, что Консул и, хрен с ним, его монгрел - оба живые, и - что самое глупое! - зависть к этому накрывшему тех двоих неадеквату. Что никто и никогда не позволял себе таких дичайших вольностей, обнимая или вовсе начиная целовать, что никому не хочется ответить не меньшей глупостью, наплевав на приличия и перчатки, что никто не обещает ерунду "Все будет хорошо!", привезти контрабандной неведомой и ненужной ерунды или покатать на байке по ночному Кересу... Очевидно, после таких мыслей в силу вступало ассоциативное мышление, приводившее к красноволосому бывшему фурнитуру - Катце. Серый кардинал, вся теневая экономика Танагуры в одном лице - лицо, отмеченное глубоким шрамом, красные, будто кровь, волосы и глаза, совсем не похожие на рубины в дневном свете, а светившиеся темным янтарем и горчащим древесным медом...
    "Чисто исследовательский интерес!" - честно твердил самому себе генетик.
    Полторы недели спустя исследовательский интерес сбежал из-под надзора медиков домой, мотивируя, что дел накопилось слишком много, а отлеживаться там будет гораздо приятней - и там-то наверняка точно в одной кровати отлеживаться! Удерживать двух идиотов не имело сил и смысла, но как же их было не проконтролировать - чтоб тестировали искусственные ноги, а не то, что заново отращивали монгрелу после того, как его партнер так нетривиально помог избавиться от пэт-ринга... Меченый, так вышло, являясь сюда, в апартаменты Первого Консуна, частенько составлял компанию главному генетику – привлеченный в Эос, по большей части, гораздо более меркантильными интересами. Оно было и к лучшему: когда монгрел малость ожил, то вернулся работать на Меченого, не отнимая всего времени и внимания своего хозяина. Они было и к худшему, потому что господин Эм поймал себя на том, что исследовательские интересы становятся слишком уж приватными: почему-то становилось интересно, какого цвета окажутся рубиновые-янтарные глаза, если рассмотреть их совсем в упор и близко-близко, или каков на ощупь (пусть и сквозь перчатки) старый шрам, изуродовавший левую половину лица. Впрочем, не так уж и изуродовавший - скорее, сделавший его отличным от множества других, одинаково-правильных... интересно, а если убрать за ухо длинную косую челку, которой этот шрам был прикрыт? Ведь это глупо, когда такой сообразительный, смелый и неглупый экземпляр так прячется, терзаясь какими-то комплексами. И да, ведь действительно неглупый - даже если отбросить род занятий рыжего, это чувствовалось и в разговоре, если случалось, пересекаясь здесь, переброситься хотя бы парой фраз - рыжий был умным! Только вот собственная реакция на эти выводы становилась раз от раза все непонятней: от слишком близкого взгляда нестерпимо хотелось спрятаться, а случайное касание - куда уж до лица, просто перчатками по рукаву! - приносило тахикардию, и общее покраснение кожных покровов, и абсолютный сумбур в мысли.
    Вопиющее нарушение режима все-таки однажды случилось. Собственно, когда весь это режим был уже и не так нужен - просто привычка навещать Ясона и его дикаря еще оставалась. Прийти, осведомиться о ногах, выпить что-то, соответствующее времени суток, обсудить с Катце, очень часто появлявшимся в это же время, экономику и еще что-то (по совести говоря - вовсе что угодно!), мягко пожурить Ясона за то, что не бережет себя и демонстративно не заметить наглого пэта, ведущего себя, будто хозяин всего и вся, - а ведь из-за кого все заварилось!..
    Здесь, несомненно, был виноват тот же пэт! Потому что безобразие, творившееся в апартаментах консула, больше всего походило на разгульную вечеринку всякой рвани где-нибудь в Кересе, чем для Эоса.
    Под потолком собиралась сплошная дымовая завеса, все было перевернуто кверху дном, а что не перевернуто и не опрокинуто, то заставлено бутылками разной степени наполненности, завалено пестрыми пакетами и каким-то мусором. Один из фурнитуров уже пал в неравной борьбе с мусором и алкоголем - об его икающее тело Рауль Эм едва не споткнулся на пороге. Главный консул тоже икнул, но поприветствовал, продекламировав:
    - Водка, пиво и вино, здравствуй, милый, мы в гавно! - и непотребно заржал, будто сказал что-то ну очень смешное. Верхнего сьюта и перчаток на нем не наблюдалось, обуви тоже - в верхнем сьюте на голове тело щеголял Рики. Рики тоже ржал - валялся по дивану, мотая руками и ногами. Глава черного рынка, обитавший здесь же, явно сохранял еще какие-то остатки здравого смысла, не устраивая истерического хохота и даже улыбку попытавшись спрятать.
    "Уйди и вернись завтра утром!" - не своим голосом заорала интуиция.
    - Раульчик... ик... блонди. Блонди-блунди-блудни, - монгрел еще сильнее развеселился.
    - Что будешь пить? - поинтересовался Ясон, дружелюбно помахивая бутылками в опасной близости от лица генетика.
    - Ничего не буду, благодарю.
    - Обижусь, - грозно взрыкнул главный консул. Так грозно, что невозмутимому генетику стало явно не по себе и пришлось поспешно согласиться с предложением.
    Соблюдая элементарную вежливость, Раулю даже налили бывшую в ходу зеленую дрянь в бокал для белого вина. За бокалом, как самого адекватного и прямоходящего, послали Катце - впрочем, его прямоходящесть и адекватность тоже оказались под вопросом, потому что звон бьющегося стекла и грохот падающего стеклопластика слышались на весь этаж, найденный сосуд больше напоминал небольшой бассейн (да еще и налили почти до краев!), а по возвращении рыжий предупредил, что, кажется, настенный шкафчик все равно еле держался. Это стало новым поводом для смеха для Минка и его монгрела, убийственно серьезный же дилер провозгласил:
    - За любовь и за, мать ее, ее торжество!
    "Не пей эту дрянь, идиот!" - возмутилась интуиция. А бокал уже перекочевал в руку господина Эма, и короткий, в полсекунды, тактильный контакт - сквозь перчатку, разумеется! - с рукой рыжего отчего-то заставил отчаянно покраснеть до корней волос и опрокинуть в себя сомнительный напиток в два глотка.
    Неизвестно, чего там было намешано, что за ядреной химии растворили в чистом спирте, но результат был налицо. Когда удалось окончательно восстановить дыхание, сморгать с ресниц проступившие слезы и малость погасить разгоревшийся внутри пожар чем-то, поспешно взятым со стола, то окружающий мир стал гораздо более приятным на вид. Да и вторая порция дряни воспринялась уже не так в штыки, хотя и с оговорками: "Это последняя - мне, я думаю, пора!". Третий бокал - особенно под предложенную монгрелом Рики самокрутку с ароматным дымком - расцветил жизнь яркими красками и заставил интуицию уснуть беспробудным пьяным сном: господин Эм даже под диван заглянул, не там ли интуиция уснула, но нашел только ботинки Ясона (носки нашлись раньше, на люстре), о чем и сообщил, а четвертый пришлось наливать самому. Только вот идти обратно в кресло ногам оказалось лень – и, ничтоже сумняшеся, господин Эм рухнул на диван рядом с рыжим, строго приказав:
    - Жопу подвинь, развалился!
    Сидеть в тесноте оказалось гораздо приятнее и ощутимо теплее, если не сказать - жарче: Рауль дернул через голову верхний сьют, запутался. Бывший фурнитур кинулся помогать и помогал снимать все очень долго и тщательно, но, кажется, не столько помогал, сколько просто так пытался погладить - впрочем, очень даже приятно, так что даже после избавления от сьюта увеличивать дистанцию не хотелось. Хотелось, наоборот, бесконечно прижиматься еще теснее и еще не пойми чего хотелось...
    Генетик констатировал, что зеленый спирт в сочетании с самодельными сигаретами дал удивительный эффект: интуиция исчезла, зато другие чувства без названия едва ли не подступали к горлу. Оравшая на чьем-то комме музыка радовала слух, вид друзей - радовал глаз, а в теле появилась удивительная легкость, хоть летай сам, без аэрошаттла.... Хотелось парить над землей, хотелось перевернуть всю Амои... Наверно, всем передалось настроение Рауля, потому что следующий эпизод, который память удерживала: как все куда-то собирались и вроде как не слишком безопасной идеей все генетику казалось. Но рыжий Катце едва слышно прошептал в самое лицо:
    - Поехали, господин Эм! - и подумалось, что у рыжих обычно непозволительно яркие губы, некрасиво обветренные и потому яркие еще сильнее, и дыханье - смесь табака и алкоголя, и немножко чувствуются парфюм, тепло кожи, кондиционер для белья и бензин... И оттого по всему телу снова пополз нестерпимый жар, прицельно гнездящийся под брюками. Так, что, несомненно, именно чувства заставили так же едва слышно, в такое тет-а-тет, выдохнуть:
    - Поехали!
    Байков нашлось даже два: как объяснил Рики, один из них был "спиз... покататься дали", а уж как здорово оказалось носиться вдвоем на одном байке по ночной Танагуре! Рыжий, может, и был в свое время неважным фурнитуром, но водителем оказался первоклассным: рекламные огни размазывались перед глазами, а сине-красные, что с предупреждающими завываниями пытались догнать, так и остались за спиной. Наверно, это и называлось у монгрелов счастьем - летящий в лицо ветер, широкая спина, к которой можно не только прислониться, но и даже слегка задремать на ней, колючая куртка, пахнущая табаком и бензином, и теплое тело под курткой.
    Потом они почему-то лежали и смотрели на звезды – самое прекрасное, что доводилось видеть Раулю Эму в жизни, и оттого, что лежалось и смотрелось вдвоем, снова раскуривая на двоих одну самодельную сигарету, все было еще более непереносимо прекрасно. Так, что он даже расплакался. Тогда рыжий Катце стал, аккуратно целуя, убирать эти слезы губами – и ничего не было приятнее в жизни, а пробовать на вкус эти губы своими – не было ничего желаннее и слаще. Рауль не слишком хорошо знал, как подобный обмен слюной и микрофлорой происходит на практике, но учился довольно быстро. Пусть Катце и не давал никаких разъяснений относительно правильности действий, а начинал нести совершенно неуместные и не относящиеся к делу:
    - Красивый мой… чистый мой…
    А еще – гладил уже не только по одежде, но и под одеждой – почему-то от такого в принципе незамысловатого действа чувства вовсе были готовы плеснуть через край, но в самый неподходящий момент рыжий заявил:
    - Лучше дома, а то посреди помойки, будто крысы…
    Стало смешно, и смеялись они все время, пока вытаскивали слегка покореженный байк обратно на дорогу, и всю дорогу по скоростной трассе обратно в Эос, а когда уже в холле обнаружилось, что в волосах запуталась кожура банана и что-то, похожее на сдувшийся воздушный шарик, то от смеха вовсе можно было загнуться – уж больно комично оно смотрелось на зеркальном полу…
    Кажется, снова снова тискаться они начали еще в лифте, там бы и продолжили, если бы в лифт еще кто-то не заглянул.
    - И чтоб вы все от зависти передохли, моральные уроды! – припечатал генетик, но лифт все же пришлось освободить, едва ли не бегом добираясь до двери в апартаменты.
    Далее память как-то уж слишком дробилась в сплошной калейдоскоп: вот опрокинут декоративный столик в холле, а вот на пол к уже валяющейся куртке летит сьют, две наглых луны в окошке - явно подглядывают, а простыня сбилась под спиной, и руки и губы Катце, кажется, были везде – темно, не поймешь… А потом – наступал вовсе сплошной черный провал.
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  3. #3
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 2
    А поутру они проснулись…
    Выбирание же из этого провала было на редкость мучительным.
    Дико хотелось пить, сердце колотилось как бешеное, в уши будто сырой ваты набили, к горлу подступал рвотный спазм, а прямо перед лицом на подушке покоились чьи-то смуглые и не совсем чистые ноги. Блонди – они самый что ни на есть улучшенный вариант генетического материала, они живут по три сотни лет (если, конечно, раньше не отправят в утилизацию или нечаянно не "утилизируют" свои же или чужие), они не страдают чувствами и не болеют... Так вот, вранье это! Страдают! Болеют! Причем болеют всеми местами сразу, даже теми, о существовании которых не подозревалось раньше.
    - Вот гадство! – с чувством выдал Рауль Эм. Получилось так себе, хрипло и не громче обычного шепота.
    Мысль о том, что чужие ноги у лица – это не есть хорошо, а уж смутное понимание, кому именно эти ноги наверняка принадлежат, генетик от себя постарался отогнать. В любом случае исчезнуть отсюда следовало как можно незаметнее: во-первых, как смутно помнилось со слов этого пэта-переростка, Ясон Минк был "ревнивая тварь, а физдюли выдает – вообще закачаешься!", и проверять это не было ни малейшего желания. Во-вторых, и, наверно, сейчас это было главнее, вчерашний ужин рвался обратно с неумолимостью слетевшего с тормозов байка.
    Юпитер, байк! Вчера гонялись по Танагуре на байках. На краденых. Пьяные. Укуренные. В полный хлам. Про какую-то защиту вроде шлема даже никто не вспомнил, потому что Рики (гаденыш, виноватый во всем!) заявил: "Да хрен с ним, мы же просто покататься!" Пипец покатались. От полиции удирали, а когда уже оторвались, то господин Эм счастливо помахал сине-красным аэрокарам средним пальцем с радостным:
    - Вот вам, волки позорные!
    Перелетели через парапет – сколько там, десять метров, пятнадцать падали? Тут даже блонди с его усиленным титаном скелетом наверняка бы что-то себе поломал, ведь скорость была чудовищная! – а вот нет, благополучно свалились на горы мусора. И только порадовались тихо, что улеглись на мягкое, потому что звездочки… такие звездочки, и Катце такой Катце…
    - Катце. Бля.
    Будто в ответ на этот призыв, покрытая веснушками длиннопалая рука ухватила поперек талии и, обжигая между лопаток теплым дыханием, прозвучало:
    - Да спи ты, рано еще…
    Юпитер, только не это. Только не это. Такого не бывает, Катце – бывший фурнитур!
    Генетик сдернул одеяло.
    - Отдай, идиот, холодно же! – капризно пробормотал ясоновский пэт-переросток, подкатываясь поближе к теплым ногам Рауля.
    - Рики, еще раз так сделаешь – и ночуешь на коврике под дверью! Посади пэта за стол – он и ноги на стол! – не открывая глаз, ответил Консул, раскинувшись во всей своей неприкрытой и внушительной красе. Слегка (по мере сил то бишь) пнув при этом…
    - Да спи, говорю, рано еще!
    Вот тебе и фурнитур. Вот тебе и ключевое слово "бывший". Оснащен по всем правилам и не намного хуже Первого Консула.
    - Да пусти ты, пока я прямо тут не наблевал! – рядом с рыжим голос отчего-то вечно срывался, а на этот раз - едва ли вовсе не в визг.
    Это утро было для генетика редкостно безрадостным. Сначала его долго, до желчи, выворачивало над раковиной, потом в ванной обрушилась полка, а вместе с ней – гора тюбиков, пузырьков и склянок: амбре от пролившихся гелей и прочего парфюма поднялось такое зверское, что перебило, казалось, намертво было впитавшийся запах помойки. Явившийся на зов похмельный фурнитур (не бывший, по счастью!) умудрился рухнуть в эту склизкую субстанцию вместе с чистыми полотенцами. Потом еще из горячего крана вода пошла почему-то холодная – мысли прояснились, но самочувствие не улучшилось от слова совсем. Рауль Эм еще удивился, откуда он может знать столько мата, пока понял, что ванная не его, и пока нашел холодный кран, из которого вода пошла все-таки горячая.
    Это утро было на редкость стыдным – и это чувство оказалось таким всепоглощающим, что остальные отступили на второй и третий план. Потому что проснулся в чужих апартаментах, на чужой кровати – уже само по себе вопиющее нарушение всех норм и правил, потому что проснулся не один (и это мягко сказано, что не один!) и проснулся голым, потому что засохшие следы на животе мало с чем спутаешь, а уж почему болит там, где точно болеть не должно - оставалось догадываться. Догадываться было нетрудно, но еще стыднее. Когда со свежим, не вывалянным в шампуни, полотенцем явился рыжий Катце – да еще и принялся обтирать с небывалым рвением, и с одеждой полез помогать, без всяких перчаток и без лишних раздумий буквально лапая за все места, нервы сдали:
    - Исчезни, урод!
    Урод-не урод, но исчез, предоставив главному генетику самому справляться с застежками и ремешками: а с появившимся тремором конечностей это задача не из легких. Ну и плюс на выходе Рауль Эм все же поскользнулся.
    Потихоньку исчезнуть из апартаментов тоже не удалось: в гостиной ошивался ясоновский пэт. Одетый – и то хвала Юпитер.
    - Блонди-блудни. Головушка болит? – охренеть, в голосе Рики сквозило неприкрытое участие! Увы, господин Эм участия не оценил:
    - Заткнись.
    - Че, совсем плохо?
    - Идиот, меня изнасиловали!
    - Сам идиот! – огрызнулся невоспитанный пэт. – Когда насилуют, не орут: "Еще!" Хотя кто вас, извращенцев, знает…
    В руки Рауля перекочевал не совсем чистый стакан с пузырящейся оранжевой жидкостью.
    - Нет… не буду… хватит…
    - Точно извращенец. Да пей, от похмелья это!
    Исполненное страданий утро постепенно превращалось в полный страданий день: похмелье практически не прошло, зато - с оранжевой дряни, не иначе! – прицепилась мучительная икота. Это, конечно, лучше, чем когда наизнанку выворачивает, но и не слишком радостно. Радовать могло только одно – что вечером на совещании Ясон тоже имел бледный вид – естественно, насколько может позволить себе блонди – и окопался поближе к минералке. "Сушняк замучил!" – мстительно припомнил Рауль откуда-то слышанное кересское словечко.
    Господин Эм думал о том, что было б неплохо пройти щадящую коррекцию – осталось только подобрать среди персонала того, кому можно будет без опаски доверить собственную голову. Так, исключительно чтоб убрать все сопутствующие чувства, но сохранить в сознании то, чем грозят подобные разгулы, зеленый спирт "Изумрудная фея" и последующее тесное общение с этими… "Сволочами", - услужливо подсказало сознание.
    Господин Эм надеялся, что когда стыдность воспоминаний сойдет на нет, то можно будет даже снова начать общаться в прежнем ненавязчивом и привычном режиме… Но потом пришел шаттл с новым генетическим образцом, и на несколько дней из этой реальности генетик слегка выпал. Не так, как выпадают под действием травы или таблеток, но достаточно сильно, чтоб без смущения вспомнить, что образец для него был доставлен по заказу Катце. "Вот ведь совпадение!" – только с усмешкой отметил Рауль – и все...
    Новый образец был призван в дальнейшем стать пэтом эконом-класса для граждан, обеспеченность которых заставляла желать лучшего, а кроме того – и это главное! – вести по мере сил борьбу с такими неприятными созданиями, как крысы. Своей флоры и фауны на Амои было не густо, экология оставляла желать лучшего, но эти твари, как оказалось, отлично себя чувствовали в любой среде, доставляя немало головной боли всем слоям населения.
    Образец был некрупным – очевидно, не самым кондиционным, потому и достался сам бесплатно, исключительно по цене перевозки. Образец был откровенно мелким – его можно было легко поднять одной рукой – естественно, если поднимать по всем правилам, потому что в противном случае мог продемонстрировать все самые хищные стороны характера, три с лишним десятка острых зубов и два десятка загнутых крючками острейших когтей. Образец был округло-изящен, сплошь, кроме носа и пяток, покрыт шерстью, белой в крупных рыжих и серых пятнах на спине, обладал острыми ушами, длинным хвостом, принадлежал к особям женского пола и звался Тэсс.
    Рауль Эм не мог удержаться от улыбки: Тэсс, несомненно, была пэтом даже не диким, а дичайшим, два дня почти безвылазно просидев под шкафом. Манеры тоже оставляли желать лучшего, и если бы не необходимость протестировать особь именно в домашних условиях – сидела бы себе в лаборатории, а не точила свои крючья о мебель и не воровала мясо в кухне, чуть освоившись в апартаментах. Будучи пэтом экономкласса, Тэсс, очевидно, была настроена и на экономию места, придушенными крысами играя исключительно посреди холла и не желая спать в отдельном помещении и в отдельной постели в виде открытой коробки с подушкой внутри, а прицельно пробираясь на постель генетика. Тыкалась в руку холодным носом и начинала тихонько, на границе слышимости, рычать. У эконом-пэтов, если верить правилам, это служило крайней степенью доверия и довольства.
    На этом фоне воспоминания о случившемся разовом безумии сами по себе как-то очень быстро блекли – Рауль даже сделал себе заметку на досуге просмотреть информацию о способностях эконом-пэтов влиять на психику хозяина и нельзя ли использовать общение с ними в качестве нейрокоррекции класса "сверхлегкий". Когда спустя какое-то время господин Эм все-таки посетил Ясона Минка, то с удивлением понял, что коррекция и в самом деле не нужна, а произошедшее не оставило после себя каких-то сильных чувств. Переросток-пэт вовсе выкинул номер, глядя в пол и, не дожидаясь, пока к нему обратятся, пробормотав Раулю:
    - Прсстпныйбыл…
    - Что? – генетик даже удивился.
    - Простите, если тогда что не так и чем обидел, я пьяный был! – с горьким отчаяньем воскликнул монгрел.
    - Ничего… - Рауль едва не сообщил, что ничего не помнит, - …ничего страшного. При условии, что не повторится, разумеется.
    - Никогда! – в один голос пообещали пэт и хозяин. Так честно, что им просто нельзя было верить. Увы или нет, но генетик согласился, слишком занятый собственными размышлениями о свойствах эконом-пэтов. Ведь интересно, сколько потребуется эконом-пэту времени, чтоб стереть воспоминания о том, в чьем обществе провел в тот вечер гораздо больше времени и о ком вообще думал гораздо чаще? Потому что такие воспоминания приносили не в пример больше неудобств, сбивая с ритма рассчитанное на триста лет исправной работы сердце и заставляя короткий спазм пройтись от солнечного сплетения и ниже…
    Впрочем, непонятной этиологии спазмы преследовали вообще постоянно еще целую неделю после памятной вечеринки – очевидно, так сказывалось отравление "Феей". Даже пришлось выпить универсального антидота – это почти не принесло облегчения, увы. Оставалось надеяться, что алкоголь был хотя бы не радиоактивным. А потом приходила Тэсс, теплая и мягкая, устраивалась поудобнее поверх одеяла и генетика и начинала свое бесконечное "Уррруррруррр…" – и от этого тоскливое нытье внизу живота вроде как утихало.
    "Не отдам, - рассуждал генетик, - буду тестировать в домашних условиях дальше. Вдруг они еще что-то лечат? На новых пускай сами тратятся…"
    Подлеченная память радовала.
    А потом начались… странности. Не радостные совсем-совсем.
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  4. #4
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 3
    Эх, угораздило его напиться и уснуть! Давай ему на память мы оставим что-нибудь!

    Как известно, блонди - совершенны. Они не болеют и не страдают. И уж точно не засыпают нечаянно посреди бела дня. Более того – посреди совещания. Интуиция молчала, и Рауль Эм списал все на неисправный кондиционер, нагнавший духоты в помещение, ведь повышенная температура воздуха и низкое содержание кислорода, как известно, способствуют угнетению всех функций и погружению организма в состояние дремоты…
    Интуиция заговорила попозже, когда оказалось, что неисправные кондиционеры, похоже, просто преследуют генетика – и дома, и в машине – в машине вовсе чуть не случился конфуз, потому что Рауля безжалостно укачало. Отчего такое произошло – непонятно, но на всякий случай он наорал и на шофера, и на монтеров, занимавшихся проверкой вентиляции дома: от прокуренных насквозь работников воняло так, что никакой освежитель не мог этого перебить. Самое смешное, вентиляция оказалась полностью исправной!
    Произошедший же срыв настолько сильно выбил из колеи, что генетик почувствовал себя абсолютно выжатым и, отменив все встречи, едва добрел до кровати, даже почти не услышав, как пришла под бок Тэсс. Зато среди ночи он проснулся от тихого, но грозного рычания и только успел походя отметить, что или у эконом-пэта отмечаются периодические признаки агрессии в адрес хозяина, или обнаглевшая Тэсс вздумала притащить сюда очередную крысу, когда понял, что рычит вовсе не пэт. Рычит и урчит собственный желудок.
    Если вспомнить, что ужин блонди проспал, да и есть не хотелось абсолютно – вонь от монтерских униформ перебила весь аппетит напрочь – то теперь организм требовал реванша.
    Весь дом давно спал, да и ждать, пока фурнитуры поднимутся и что-то приготовят, не хотелось – Рауль просто взял из холодильника первую попавшуюся открытую банку с обычным пищевым концентратом (на боку еще смутно промелькнуло "сбалансированный рацион" – как раз то, что нужно!) и меньше чем за минуту съел все, что в ней было. Вкусно оказалось просто невероятно – пришлось даже открыть вторую.
    - Мяу! – подала недовольный голос эконом-пэт, пришедшая сюда следом. Звук открывающегося холодильника она, кажется, слышала из любого конца апартаментов. – Мяяяя!
    - С тобой поделиться? – осведомился Рауль и, дождавшись утвердительного "Урррурр!", половину банки вытряхнул в белую миску на полу. И только тут, очевидно, окончательно проснулся, поняв, что за картинка нарисована на банке: лучащийся довольством белый эконом-пэт, улыбающийся во всю круглую мордочку. ""Флаффи" – и ваша кошка скажет вам "Спасибо!""
    - Тэсс, кажется, это было твое!
    - Мрррррь! – сердито подтвердила Тэсс, не отрываясь, впрочем, от поглощения корма.
    - Что, для вас всегда так вкусно готовят? Прости, не удержался.
    - Мрррь.
    Эконом-пэты не понимают человеческого языка в полном смысле, но отлично улавливают интонации.
    Сбалансированный рацион благоухал так, что генетик с трудом подавил рвущееся из глубин подсознания пожелание даже не вилкой соскрести, а просто вылизать остатки со стенок банки. Рауль Эм воровато оглянулся на дверь. Оглянулся на эконом-пэта – она как раз закончила трапезу и теперь не спеша вылизывала собственные лапы. Чинно так вылизывала, ну точно доктор под краном руки моет. Пересчитал остальные банки в холодильнике: ровно четырнадцать штук. И вздохнул:
    - Я закажу тебе еще. Много-много…
    Оказалось, что корм для эконом-пэтов совсем не так сильно подходит для блонди, как можно было предположить: поутру остатки позднего ужина вылетели обратно – генетик едва успел добежать до ванной. "Токсичный, - констатировал господин Эм, судорожно обнимая белый фаянс, - он токсичен. Надо будет происследовать… Если токсичен для всех видов, то выкинуть, пусть Тэсс ест мясо…"
    От одних мыслей про мясо желудок снова скрутило – чуть наизнанку не вывернуло. Про завтрак тоже думать не хотелось – разве что вода со льдом еще пошла на ура.
    Неудивительно, что в лаборатории господин Эм заявился в удивительно добром настроении. Благостно и с улыбкой выдал втык всем, кто просто попался на пути, тем же, кто был уличен хоть в каких-то прегрешениях вроде неровно заполненного бланка или криво расставленных пробирок, Рауль однозначно советовал искать себе следующую работу где-либо в борделе: "Потому что все, что вы делаете руками, выходит однозначно хуже!" Пустой желудок снова рычал. Отвратительно пахло со склада реактивов. Обалденно пахло от заключенной в контейнер вскрытой банки "Флаффи" – и это было самое невыносимое. Генетик мужественно терпел до обеда, но обед даже в горло не пошел; и по возвращении на рабочее место блонди сдался. Украдкой, будто Тэсс, таскающая еду в отсутствие фурнитуров на кухне, достал банку и быстро все съел. И, Юпитер, как же это было вкусно!
    Молекулярный и биохимический анализ ничего не выявил, кстати. Стандартный набор белков-жиров-витаминов, ну, может, волокон только маловато для эконом-пэта, но это можно запросто скорректировать за счет добавок – в любом случае, спровоцировать рвоту было просто нечему. А уж тем более сделать ее постоянной спутницей каждого утра. Два раза повторившееся – это уже симптом. А если добавить к тому неодолимо нападавшую сонливость, обострившуюся чувствительность к отдельным запахам…
    Блонди – они самой Юпитер назначены быть самыми умными, и Раулю Эму хватало мозгов, чтоб сложить два и три: кажется, дело пахло очень большими неприятностями. И хватало мужественности, чтоб взглянуть в лицо правде – если Минк не имел никаких контактов, кроме как со своим гадским пэтом, то пэт вырос и жил в Кересе, главном поставщике и инкубаторе всевозможной заразы на Амои. Про рыжего дилера тем более думалось с ужасом – эта жертва восстановительной фаллопластики наверняка нелегально всю Федерацию облетела и чего только привезти из тамошних борделей не могла… Интуиция выразилась короче: "Писец тебе, блонди. Большой и круглый".
    Господин Эм хорошо понимал, что поблажек ему ждать просто неоткуда - скорее всего, инфекция была генерализованной. Что поражена нервная система, сомневаться не приходилось, потому что, скорее всего, включался защитный механизм и пораженные части требовали большего отдыха - не четыре часа, а шесть или даже семь. И что должно сотвориться с нервной системой, чтоб блонди смог позволить себе выкинуть такой фокус, как случился неделю назад на приеме! Когда отлучился, борясь с головокружением и подкатившей тошнотой, а потом, не желая сразу возвращаться в душный зал, набрел на одно из кухонных помещений и... Мартини, сок, оливки, еще не соединенные в своем священном танце и оставленные буквально на секунду без присмотра. Отсутствие чужих глаз и решило судьбу банки оливок. Соленых. Жестких. Восхитительных. Уже за дверью Рауль краем уха услышал, как кто-то из фурнитуров громко возмущается и кому-то пеняет, что в этом бардаке ничего-то найти не месте нельзя... И только бывшему в курсе генетику снова пришлось идти до туалета, чтоб спокойно выбросить банку-улику, которая, казалось, только и жаждала, чтоб выпасть из складок сьюта в самый неподходящий момент... Желудок и печень тоже были поражены, переваривая теперь только определенного вида концентраты, плюс, возможно, поражен оказался и кожный покров: в последние дни кожа сделалась чрезвычайно чувствительной и покрылась мелкими и бледными пятнами, особенно на лице и руках.
    Блонди всегда рассуждают логично, опираясь на голые факты. Дурацкое чувство надежды совсем сюда не вписывалось, но, пораженный, кроме прочего, чувствами, Рауль надеялся, что это все же не вирус. Что это - что-то бактериальное и пусть не сразу, но успешно проходящее после курса антибиотиков. Юпитер с ним, если даже смешанная: кажется, такими же пятнами сплошь был покрыт Катце, а дарк на пару с Ясоном оба явно постоянно пребывали в легком безумии...
    "Ага, жди! - не желала умолкнуть интуиция. - Ты еще скажи, что зеленкой помазать - и заживет... как бы тебя не полечили кардинально, чтоб не разносил заразу, - утилизацией!"
    - За что? - спросил господин Эм тишину и пустоту. - За что мне все это?!
    Тишина молчала.
    И осознание того, что остался один на один со своей бедой, нахлынуло всей своей тяжестью - и Рауль Эм долго и безудержно плакал у себя в кабинете.
    Потом пришла Тэсс, забралась, цепляясь своими крючьями, на колени и завела свое ласковое "Уррруррруррр" - и вроде как стало легче.
    - Стабилизирующее действие на пораженную психику. Купирование приступов истерии путем тактильного контакта, - констатировал генетик. Для чистоты эксперимента, подумав, что терять уже нечего, снял перчатку и провел по голове Тэсс голой рукой. "Урррр" стало еще громче, а ощущения были довольно приятными: шерсть оказалась невесомо-шелковой, по такой только гладить и гладить. Так Рауль и сделал.
    Заболеваемость среди блонди отсутствовала как таковая, и поднимать материалы конкретно по ним смысла не было. В справочниках по инфекционным патологиям обнаружилось около полутора сотен заболеваний с похожими симптомами, но ничего, что совпало бы от и до, а сами справочники были уже десятилетней давности. Пока же подтверждались одни из самых худших опасений: зараза была привозной...
    Смешно сказать, но, чтоб пошарить не в амойской, а в федеральной сети, пришлось собирать в кулак все остатки мужества. Так или иначе, деваться все равно было некуда. И корм для Тэсс надо было заказывать, а то как-то голодно было, а сама эконом-пэт, питаясь неподобающим образом и лишь изредка теперь разбавляя сплошь мясно-рыбный рацион крысами, вовсе сделалась похожей на шарик на четырех лапках.
    Странные же и недобрые иногда получаются совпадения! Федеральную сеть здесь, в апартаментах, настраивал Катце. Катце же привез сюда эконом-пэта (само-то его имя было созвучно названию меховой крысоловки!) со всеми причитающимися предметами ухода и комплектом аксессуаров. И с банками корма. А теперь, кажется, еще и что-то подарил за так, чтоб сам этим подарком подавился...
    Федеральная сеть для начала щедро поделилась тремя страницами пестрой рекламы клиник ("Деликатное решение любых Ваших проблем!" "Ага, тогда деликатно дайте мне денег на два новых проекта и очень деликатно – утилизируйте одного монгрела…"), потом пошла выплевывать электронные адреса сайтов. Рауль ткнул наобум в первый попавшийся, исключительно потому что язык сайта был одним из тех, которым генетик владел на уровне родного.
    "За каким хреном они делают так много цвета и лишних картинок?"
    Картинки были везде, в сообщениях они разбавляли текст, в большинстве – заменяли нормальные изображения участников виртуальных конференций... Хотя, может, это и к лучшему: что-что, а собственное лицо господин Эм нигде показывать не собирался. Подумал – и вместо своей голограммы явил участникам старую фотографию эконом-пэта.
    Пишет Тэсси Ам:
    "Добрый вечер!"
    Пишет Никс:
    "Добрый вечер, Тэсси!"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Около двух месяцев назад со мной случилась неприятная история: я и трое моих хороших знакомых устроили вечеринку, во время которой было очень много алкоголя. С определенного момента я неважно помню, что происходило…"
    "Неважно" – это слабо сказано. Набор картинок, будто в рекламе: хохочущий Рики, виснущий на шее, Ясон, нежным шепотом предлагающий что-то попробовать (и даже не хочется вспоминать, что именно, потому что понятно что, и ничего хорошего), Катце, жарко и алкогольно дышащий в шею… Пейте "Изумрудную Фею" и получите набор приключений бесплатно!
    "…но проснулись мы все в одной кровати. А через несколько недель я начинаю постоянно засыпать и меня начинает постоянно укачивать. Мне не хватает воздуха, а тем, что есть, я не всегда могу дышать: обоняние аномально обострилось - так, что причиняет сплошные неудобства. У меня появились пятна на коже лица"…
    Пишет Росари:
    "Это могут быть обычное переутомление, депрессия из-за пережитого, плюс проблемы с вентиляцией в доме. А пятна могут быть и обычной пищевой аллергией – тебе не случалось употреблять чего-то экзотического?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Я вообще мало что теперь могу есть – и это тоже проблема"…
    Пишет Никс:
    "Тошнит? Особенно по утрам?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "И днем. И иногда вечером. А ночью я ем. Точнее, жру…"
    Пишет Дарси… Ничего не пишет – сплошная строчка из картинок. Из одинаковых очень схематичных изображений смеющегося лица.
    Пишет Дарси Дарси:
    "Тэсси, а как насчет того, что купить тест?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Что за тест? Обычные стандартные у меня в лабор… " Стерто. "Обычный лабораторный посев ничего не дал. Вам приходилось раньше сталкиваться - что это такое? Чем такое можно лечить?"
    Пишет Никс:
    "Само пройдет, Тэсси. Месяцев через семь-восемь". Ржущая рожа.
    Пишет Тэсси Ам:
    "А если это лечить антибиотиками?"
    Пишет Дарси Дарси:
    "Не поможет". Строчка ржущих лиц.
    Пишет Росари:
    "Тэсси, все-таки купи тест".
    Пишет Тэсси Ам:
    "Какой именно?"
    Пишет Росари:
    "Тест на беременность, дурочка. А на посев на всякий случай гони лучше своих… кх… друзей".
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  5. #5
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 4
    Для него любовь – забава, для меня – страдания…

    Заказать тесты получилось даже по местной сети на Амои. Четыре наиболее известных бренда, каждого для чистоты эксперимента по пять штук. И даже сдержаться и не пообещать убить продавца из виртуального магазина, посмевшего пошутить:
    - Ну ты попал, парень!
    Потому что действительно, похоже, попал.
    Пишет Тэсси Ам:
    "Они все положительные. Это абсолютно невозможно".
    Пишет Дарси Дарси:
    "В этом мире нет ничего невозможного - мое невозможное в этом году заканчивает среднюю школу. Поздравляю, Тэсси."
    Пишет Тэсси Ам:
    "Это невозможно, потому что блонди стериль..." Стерто. "Это невозможно, потому что я не женская особь". Стерто. "Это невозможно. Если кто-то узнает - мне песец".
    Справочники выдали исчерпывающую информацию. Совпадение симптомов - сто процентов, совпадение этиологии - сто процентов. Патогенез - вариант средней тяжести. Исход...
    На странице с исходом генетику пришлось остановиться, чтоб отойти, точнее, отбежать и уже почти привычно припасть в объятья белого друга. Писали и показывали все справочники, будто сговорившись, вроде бы и многократно изученную, но исключительно жуть.
    Самым гадским было то, что лечения почти не предлагалось. Предлагалось проводить его исключительно на случай тяжелых патологий (будто само по себе все происходящее - не одна сплошная патология) - а от картинок снова пришлось уйти блевать. На этот раз - желчью, потому что больше нечем. И истерить, потому что перспектива утилизации, кажется, нависла над генетиком всей своей неизбежностью - под вопросом оставалось только время. А на утилизацию не хотелось отчаянно.
    Личное сообщение от: Росари.
    "Тэсси, можно нескромный вопрос?"
    Личное сообщение от: Тэсси Ам.
    "Если не рассчитываете на скромный ответ".
    "Тебе есть семнадцать?"
    "Мне - двадцать семь," – соврал Рауль.
    "Извини, хотела спросить, не следует ли тебе обсудить сложившуюся ситуацию со взрослыми, но, похоже, здесь этот вопрос отпадает".
    "Необходимый материал уже поднят, спасибо за участие. Я уже пытаюсь определиться с способом лечения".
    "Тэсси, ни в коем случае не принимай поспешных решений! Ситуация нелегкая и не очень красивая, но ты можешь запросто сломать себе жизнь. И лучше будет обсудить все с прочими участниками этой истории - они вправе знать! Я так понимаю, они - хорошие знакомые?"
    "Они - хорошие сволочи!"
    "Тем не менее, раз они отчасти виноваты в сложившейся ситуации, значит, и решение должно быть совместным. Не ошибись, Тэсси!"
    А идея, если подумать, оказалась неплохая. В конце-концов, одна умная голова - хорошо, две лучше, а тринадцать - это уже Синдикат... То есть нет, только Синдиката здесь не хватало!.. В любом случае, что на коррекцию, что на утилизацию гораздо приятнее будет отправиться не в гордом одиночестве, и по заслугам действительно получит каждый. Что Юпитер почти пофигистически отнеслась к произошедшему в Дана Бан, еще не значило, что так хорошо все пойдет и дальше. Может, конечно, взрывом и тряхнуло малость все имеющиеся контакты, но постоянно надеяться на лучшее - это для монгрелов или простых граждан с их порою абсолютным отсутствием логики...
    Из сети Рауль Эм ушел почти в приподнятом настроении - а такое в последнее время случалось крайне редко. По крайней мере, перспектива не оставаться с проблемой наедине радовала достаточно долго: ровно до мыслей о том, как преподнести исключительные новости. Вспоминать про то злосчастное утро было неприятно, и потому, будто сговорившись, ни Первый Консул, ни ведущий дилер черного рынка во время резко сократившихся встреч ничего такого вслух не говорили (а всяким пэтам-даркам вообще никто тут слова не давал) - и тут, туда их, сесть и обсудить! Оказалось, что, кроме прочих, блонди все-таки знакомо такое иррациональное и неприятное чувство, как стыд.
    Стыд, кстати, не помешал по дороге из лабораторий до дома успешно укачаться, а дома, в который раз пренебрегая заведенным распорядком, залечь спать до самого вечера.
    Вечером же из всех сетевых советов по поводу, как лучше сообщить о "намечающемся радостном событии", в элитной голове остался уже только один - успокоиться. Синонимом "успокоиться" было "взять Тэсс на руки и чесать и гладить ее, чтоб урчала"... И через четверть часа в апартаментах царила форменная паника: эконом-пэта нигде не было.
    Тэсс не любила закрытых дверей так, будто каждая из них оскорбляла ее лично, принимаясь истошно орать и царапать пластик. Дверь открывали - пэт успокаивалась, говорила свое "Уррррь!" и уходила дальше по своим собственным делам. Кто знает, может, дверь апартаментов или дверь лифта тоже ее привлекла? А там же заблудиться - это кому угодно... А если кто-то вульгарно польстился на эконом-пэта, ведь слава крысоловки бежала гораздо дальше Эоса... А если... Тэсс не носила пэт-ринг, только ошейник со стразами.
    К поискам подключились и пэты, весь десяток класса А. Буквально после того, как блонди, наравне с фурнитурами переворачивая комнаты, слегка на пэтов рявкнул: "Шевелитесь, уроды!" Или же сами предпочли спрятаться от разгневанного хозяина - вот уроды!
    Словом, когда первым из приглашенных и раньше времени явился Катце, он застал апартаменты кверху дном. А невозмутимого блонди - уже даже не плачущим, а судорожно икающим, сидя на полу в обнимку со спальной подушкой Тэсс. Немудрено, что вместо приветствия Рауль Эм не нашел других добрых и ласковых слов, кроме "Гад!".
    Недаром Катце назывался почти так же, как эконом-пэт: когда надо, он умел двигаться плавно и абсолютно бесшумно. Оказался рядом в пару своих непомерно-широких шагов и, не дожидаясь приглашения, тоже опустился на пол:
    - И все же, добрый вечер, господин Эм.
    - Недобрый! - огрызнулся блонди. - Тэсс пропала!
    Оказалось, он совсем отвык успокаиваться без своей крысоловки, и потому слова из него полились снова вперемешку со слезами. Серый кардинал и глава теневой экономики, надо отдать ему должное, вел себя достаточно тихо и адекватно ситуации. Перебить не пытался, бригаду санитаров из нейрокоррекции вызвать не предлагал, зато предложил другое:
    - Может, я поговорю с Консулом и его партнером сам?
    Что-то, похожее на смутную благодарность, промелькнуло в глубине сознания генетика. Кажется, кроме нахождения Тэсс, конечно, одной из самых желанных вещей было то, чтоб кто-то избавил от разговора еще с этими двумя идиотами, втравившими в такую безобразную историю.
    - "Партнером"! Точно идиоты. Спасибо, Катце. Это было бы просто отлично. А мне и вправду нужно немного... отдышаться.
    "Это было бы просто отлично. Говори-говори. Я не знаю, кто из вас сделал со мной... это, и потому расхлебывать пусть придется всем!"
    Неожиданно для себя, устав от пережитых волнений, Рауль снова задремал, а очнулся, когда один из фурнитуров деликатно закашлялся у дивана.
    - Иди на хрен, Катце, сплю я! - пробормотал блонди, слабо соображая, что происходит и пытаясь поудобнее повернуться на жестком диване.
    - Простите, хозяин, но, наверно, вы должны это увидеть, - невозмутимо и почти дерзко ответил домашний работник.
    Во рту было кисло, в желудке пусто, в голове - тоже пусто, а общее состояние оставляло желать лучшего. Плюс было стыдно теперь уже и за истерику.
    Судя по окнам, время шло к полуночи. Из-за неплотно закрытой двери малой гостиной шел мягкий свет и слышались голоса.
    - Вероятность ошибки теста может достигать целых пяти процентов! - это Катце. И характерное попискивание сенсорной клавиатуры бука: наверняка ищет недостающую информацию в сети.
    - Биосканер бы действительно решил все проблемы, - это Ясон. - Скажем так, уточнил, есть проблема или нет.
    - Это - не проблема! - невоспитанный дарк, кажется, даже треснул кулаком по столу. - Это - живое! Это... это как думать, как лучше избавиться от собственной резервной копии! Чтоб сдохнуть и точно ничего от тебя не осталось!
    - Кто бы говорил, кто бы говорил...
    Фурнитур уверенно двигался в сторону хозяйственных помещений. В прачечной сегодня явно был аншлаг: все пэты, вся прислуга сгрудились вокруг контейнера для грязного белья. При виде хозяина, правда, большинство предпочли по-быстрому исчезнуть, открывая обзор. В корзине, поверх мягкого и сильно перепачканного, едко пахнущего вороха, вольготно лежала Тэсс и урчала на повышенной громкости. Как обычно урчала, если ей чесать переносицу или если удачно прошел поход за сырым мясом. Рядом с ней, под животом, устроились три разноцветных меховых комка.
    - Никогда не видел, чтоб крысы так интересно мутиро...
    Урчание перешло в шипение, и по протянутой руке генетика предупреждающе шлепнула растопыренными крючьями меховая лапа.
    - Эй, Тэсс, я же не претендую на твою добычу!
    - Ффффф! - снова предупредила эконом-пэт. Потом она разинула свою маленькую клыкастую пасть и... нет, не принялась есть, принялась вылизывать ближайший к морде комок!
    - Мииии! - пропищал комок, подняв морду от теплого бока.
    - Это не крысы, - понял Рауль. - Это твои... резервные копии? - вспомнилось только что услышанное.
    - Уррруррруррр... - Тэсс томно прикрыла глаза.
    - Хорошая моя, умница моя...
    - Уррруррруррр...
    "Мне кажется, или у вас похожие проблемы?"
    - Знаешь, а я, возможно... – по щеке от невероятной жалости к себе скатилась одинокая слеза.
    - Уррр...
    Дверь в малую гостиную Рауль распахнул едва ли не с ноги.
    - Я не знаю, ошибка это или нет! Но избавляться не собираюсь!
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  6. #6
    Модератор Аватар для dary-tyan
    Регистрация
    06.01.2013
    Сообщений
    100
    Записей в дневнике
    10
    Джилл Мориган, спасибо!
    Вот не люблю МРЕГ, а это зашло!
    Рауль бедняжка! как это его угораздило! Тесс очаровательна! Пойду тискать своих эконом-петов для приведения нервной системы в порядок :).
    Понимаю, что вещь закончена, но жутко интересно, что предпримет Рауль после такого очешуительного открытия: решится на эксперимент, или предпочтёт свернуть его?
    Ни одна глупость не делается напрасно.

  7. #7
    Модератор Аватар для dary-tyan
    Регистрация
    06.01.2013
    Сообщений
    100
    Записей в дневнике
    10
    ОУ! оказывается я поспешила и не дочитала до конца! Здорово, теперь буду ждать развития событий :).
    Ни одна глупость не делается напрасно.

  8. #8
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 5
    И надо же такому статься
    На старости лет...

    Сомнения развеял лабораторный биосканер. Специально настроенные как раз на подобные аномалии биосканеры были, наверно, в питомниках, но туда соваться было слишком рискованно. Да и компания собралась слишком большая, чтоб провернуть все по-тихому. Сначала Катце, влезший за руль, будто так и надо, потом - мелкий дарк, внаглую забравшийся на соседнее сиденье, заявив, что увидеть своими глазами - всегда спокойней, потом ("И куда это ты собрался?") вслед за монгрелом в машине оказался Минк.
    "Отлично, не хватает еще ящика с бухлом, полиции на хвосте и городской свалки в конце пути!"
    Полиция-не полиция, но ехать было тоже довольно забавно - ну, для всех, кроме генетика. Сначала Катце вздумалось закурить в машине - в ответ на это организм Рауля ответил новой порцией рвоты - пришлось поспешно сворачивать на обочину посреди скоростной ветки. Очередная попытка поужинать улетела куда-то за ограждение и смачно размазалась по лобовому стеклу кого-то, проезжавшего по соседней линии внизу. Потом пришлось удирать, потому что абсолютно внезапно оказалось, что пострадала машина Орфея Зави. Потом уже возле лабораторий, какого-то хрена вздумав отомстить за Рауля, дарк деловито дал рыжему в морду... Минк не остался в стороне, от ревности и прочих иррациональных чувств закатив затрещину горе-партнеру... Словом, действительно, только мигалок вдалеке не хватало.
    В лаборатории пришлось провозиться с настройками аппарата, а потом перед моментом истины наступил очередной момент стыда, ведь для влезания в прозрачный пластиковый стакан биосканера необходимо было разоблачаться. Буквально до самого дальше некуда - тут снова приключилось небольшое вправление мозгов дарку, заявившему, что все здесь все уже видели и предложившему помочь с застежками. Контактная нейрокоррекция, фирменная от Ясона Минка, имела место быть, после чего они оба исчезли убивать друг друга в коридоре. Лучше бы начали прямо здесь, честное слово, - потому что помощь все-таки была нужна, и теперь-то точно помогать было некому, кроме Катце. Фурнитурская выучка дилеру пригодилась, и фурнитурская выдержка пригодилась бы наверняка, потому что когда Рауль все же решился поднять глаза, то рыжий был не просто рыжим, а конкретно красным и с таким же частым дыханием. В припадке чувств, не иначе.
    - Что-то они молчат, сдохли, что ли, оба... - пробормотал монгрел, пнул дверь... тоже лучше бы не делал. Как выяснилось, хоть Консул и имел пэта, тот пэт вовсю имел Консула...
    - Но ведь этим ртом он потом его же целует!..
    Дальнейшее примирение проходило за снова закрытыми дверями. Правда, достаточно быстро, и за экран биосканера два идиота, потеснив рыжего, влезли через пару минут. Один на ходу одергивал брюки, другой - светил характерными пятнами на воротнике сьюта. Оба - довольные, как сытая Тэсс. "Сволочи!"
    Аттракцион "почувствуй себя пэтом на торгах" продолжался, к счастью, еще недолго. Сканер, ровным и приятным электронным голосом выдававший общие параметры идеального блондячьего организма, сообщил:
    - Обнаружен инородный живой объект в стадии эмбриона...
    - Убери голову, мне не видно, - прошипел блонди.
    - Иди на хрен! - на всякий случай предупредил генетик.
    - А так будет не видно мне, - ответил Минку его пэт и тут же на всю лабораторию обрадовался: - Он и правда тут есть! Настоящий! Живой!
    - Детальное сканирование инородного объекта... Область прикрепления - нижняя треть брюшины, заключен в оболочки, три слоя...
    - Спрятался...
    - Размеры объекта...
    - А что такой маленький, с ноготь?
    "Зато проблема уже очень большая!"
    - Такой маленький, а уже столько проблем!..
    - Минк, во-первых, я бы не влип в эту историю без вашего участия, так что проблемы эти - общие, а во-вторых - это не проблема! И чем скорее ты зарубишь это на своем носу, тем лучше!
    Для большей убедительности Рауль стукнул кулаком по стене "стакана", пошедшей мелкими искрами. Монитор у Катце, судя по всему, несколько раз беспокойно мигнул.
    - Ну я-то тут ни при чем - блонди стерильны!
    - Блонди, Минк, охуенно как стерильны! Сам убедись!
    - И уже лапки есть!
    - Это - руки и ноги, он же не крыса, чтоб быть с лапками! Вам сделать запись, господин Эм?
    - Мне... - голос у генетика внезапно сел. - Да, пожалуй. А в компьютере потом все стереть.
    Обратно собирались гораздо быстрее - Рауль понял, что слегка замерз и даже сделал заметку обязательно поднять температуру в сканерной. И тише, можно сказать, в гробовом молчании до самого выхода.
    - Что ты собираешься делать, Рауль? Я так понимаю, что вопроса, оставлять или нет, тут даже не стоит?
    - Только не в интернат! - предупредил дарк. - Там бьют и кормят через раз! Я денег могу давать, не заработаю - так найду, где украсть...
    - Минк, твой пэт считает меня идиотом - я что, стану разбрасываться своими... резервными копиями? Возвращаемся.
    Утро, как уже стало обычным, абсолютно гадское, заставило господина Эма усомниться в правильности принятого решения. Потому что не то что копию - свое-то лицо видеть было противно в зеркале: опухшее от недосыпа, усыпанное мелкими веснушками, в пятнах не приличествующего блонди яркого румянца... Неслышные шаги - фурнитуров специально учат ходить бесшумно, чтоб не раздражать хозяев, и это оказалось очень кстати, потому что Рауль только и успел приказать:
    - Волосы! - и снова кинуться к унитазу.
    - Это всегда так... неприятно?
    - Кха... Кат... Катце, что тебя сюда принесло?
    - Я и не уходил. Когда вы вчера просили подождать пару минут, но не вернулись, Ясон и Рики ушли к себе.
    - Как?
    - Вы нечаянно заснули, вот они и ушли. Господин Эм, завтрак через три минуты...
    - Я ничего не буду! - предупредил генетик.
    - Есть такое слово – "надо"!
    - Вы забываетесь.
    - Вы сами просили о посильной помощи - боюсь, сейчас моя помощь будет в том, чтоб запихнуть в вас еду, даже если придется привязать к столу и кормить с ложки.
    - Что было можно и нельзя - уже... "назапихивали"...
    - Во всяком случае, это будет лучше, чем диета из кошачьего корма и оливок!
    - Трепливые сволочи. У меня в фурнитурах одни предатели
    - Они просто не слепые и заботятся по мере сил... ну, по-своему. И я тут просмотрел пару статей по поводу еды - надо...
    - От твоего свитера воняет - у меня нет аппетита!
    Вместо ответа Катце дернул свитер через голову и выбросил мерзко пахнущую табаком тряпку на пол, оставшись в одной рубашке и случайно оказавшись рядом - даже не на расстоянии вытянутой руки - вытянутой ладони.
    - Что-нибудь еще снять? - тон был ровным, но дыхания уже опять не хватало, и янтарные глаза смотрели не в пол, как полагается для воспитанного работника, а в упор и весело.
    - Нет... но я думаю, теперь можно и в столовую?
    - А это что за дрянь? - рядом с тарелками обнаружились еще и таблетки. - Нельзя!
    - Это - витамины. И мятные леденцы. От укачивания.

    Личное сообщение от: Росари
    "Вы поговорили, Тэсс?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Все прошло гораздо лучше, чем можно было предположить - по крайней мере, мы не поубивали друг друга. И даже смогли договориться".
    Пишет Дарси Дарси:
    "Если бы ты поубивала их, тебя бы оправдали, потому что шутка у них вышла сильно своеобразная. Я так понимаю, можно поздравить?" Улыбающаяся рожица.
    Пишет Тэсси Ам:
    "Двое вообще будто с ума сошли, решили, что у меня ни на что нет денег или что я отдам его в приют".
    Личное сообщение от: Росари.
    "Ты молодец, Тэсси. Очень рада за тебя".
    Пишет Кудряшка:
    "Порядочные парни - это вообще редкость!"
    Пишет Летящий Ежик:
    "А порядочных девчонок вовсе разбирают еще во щенячестве. А из остальных вырастают сучки".
    Пишет Дарси Дарси:
    "Вы уже решили, как поступите в дальнейшем?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Не очень. Мы, если честно, мало пока обговорили стратегию дальнейшего поведения".
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  9. #9
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 6
    В поход крестовый все поперлись (фон бароны, голодранцы, без штанов, зато в кольчугах!)

    Стратегию удалось определить недели две или три спустя. Минк подал очень здравую идею на какое-то время уехать.
    - Не сейчас, а позже, конечно, - в крайнем случае, вульгарно сбежать под предлогом командировки... Просто для этого крайнего случая заранее припасти все документы, кредитки и забронированный шаттл. Это было бы отличным решением - я тут просмотрел отзывы о клиниках на Скай-четыре - это, конечно, поближе будет, зато на Адонисе лучше климат...
    - Но не сейчас! - предупредил настырный дарк.
    - Ты его на заседания Синдиката еще в качестве сопровождающего не таскаешь? Или в качестве советника?
    Последние слова генетик еле договорил, подумав: что если гадский переросток поспособствовал его проблемам не только косвенным, но и самым прямым образом? Перед глазами промелькнул мелкий дарк постинкубаторного возраста, облаченный в крошечный костюм пэта.
    - Что, опять? Воды, чего?
    "Яду мне, яду!"

    Пишет Тэсси Ам:
    "...несомненно, трудности возникнуть могут, и они уже начались! Они меня унижают!"
    Пишет Росари:
    "Может, следует обратиться в полицейскую службу?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Я что, похож на идиота?" Стерто. "Я что, буду кричать на каждом углу, что мне шагу не дают ступить эти придурки? Они унижают меня своей заботой! В гроб вгоняют!"
    Пишет Кудряшка:
    "Но ведь это же так здорово, когда кто-то любит и заботится!"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Как минимум два идиота там любят, прежде всего, друг друга, а по их поведению складывается впечатление, что ненавидят меня все трое".
    Пишет Кудряшка:
    "У мужчин иногда довольно странно проявляется забота!"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Вчера Ясо..." Стерто. "Вчера Якки сам полез перенастраивать кондиционер в Синд..." Стерто. "...у нас на работе - мы работаем вместе. Его ударило током - а перенастраивал он, чтоб не было душно мне..."
    Аттракцион и фейерверк вышли первоклассные.
    Проводка, кажется, только и ждала заботливых, но кривых рук Консула, чтоб громко и пафосно умереть. Очевидно, при этом она мечтала собрать максимальное число не только зрителей, но и жертв - и задумка вполне удалась. Такого мата никогда еще не звучало под этими сводами, никто из блонди не отважился бы прийти с такими вздыбленными патлами, а уж искры летели просто на загляденье! Ну, и на сьют Орфею, но это уже мелочи, да и матерился он гораздо слабее, чем господин Минк. Логично: у главы Службы Безопасности не было таких хороших учителей из кересских трущоб...
    Это поколебало невозмутимость прочих блонди похлеще любого приватного пэт-шоу. Все, будто по команде, начали кашлять или вспоминать о срочных-необходимых-смертельно важных-страшно секретных звонках, которые лучше делать где-то не при свидетелях... Лицо, конечно, старались держать все, но за дверью кто-то уже постучался лбом в стену со словами: "Юпитер, я хочу это развидеть, иначе не смогу работать... Или не хочу?"
    И только троим здесь было не смешно: двум героям красочного действа и одному генетику, который как никогда сильно задумался о популяции блонди как о регрессивном виде, подлежащем уничтожению без права амнистии.

    Пишет Тэсси Ам:
    "Рикки"... Стерто. "Риксон притащил мне подарок, который даже не мне"...
    Пишет Кудряшка:
    "Он что-то подарил для ребеночка?"
    Пишет Талисси:
    "Это же нельзя, сглазить может! Никто не должен знать, пока заметно не станет! И одежду готовить нельзя!"
    Пишет Лейла:
    "А у нас на Джамила-одиннадцать принято устраивать праздник для всех родственников и дарить подарки и родителям, и для малыша: и игрушки, и ткани на одежду, чтоб сшить, и колыбельку, а покупать самим нельзя - родня обидится! И отец должен дарить подарок - кольцо или другие украшения из золота, потому что у детной жены обязательно должно быть много золота! И чтоб малыш знал, что ему тут рады, и поэтому пришел в жизнь легче".
    Только кольца не хватало. Пэт-ринга - чтоб было сразу понятно, кого тут поимели от души.
    Пишет Тэсси Ам:
    "Но он принес слишком взрослую игрушку. В смысле, игрушку, но не для детенышей..." Стерто. "Но он принес мини-байк!"
    Неизвестно, где паршивый дарк стащил это чудо техники, но он возник на пороге апартаментов генетика, едва видный из-за огромной пестрой коробки. Которую не иначе пер в руках всю дорогу, потому что был мокрым от пота (и поэтому вонял, будто не мылся год), но довольным - просто фонил лучами "Я - всех круче и знаю это!".
    - Последняя модель! - сообщил монгрел. - Лучше - только настоящий!
    - Настоящего только не хватало. Тут, вообще-то, не гараж.
    - В инструкции написано, можно по дому. Ну и по улице - естественно, без скорости и под надзором...
    - Оно умеет читать, - пробормотал Рауль, скорее обреченно, чем обрадованно.
    - А то, - оскалился Рики Дарк, - нас же в интернате даже учили иногда! Как сейчас помню, выгоняют на прогулку, а по другой стороне сетки два фурнитура какого-то мелкого убл... вольного гражданина выгуливают - на красном миникаре по пешеходной дорожке рулил. Наши от такой красоты вообще слюни развесили, а этот, будто нарочно, то так развернется, то так - видит же, что смотрят... Я на всю жизнь этот красный аэроркар запомнил: у нас кто-то нечаянно на сетку оперся, тревожка сработала - и всей группе втык выдали и без жратвы оставили вечером.
    - Во-первых, - почти ласково вздохнул господин Эм, - я уже высказал свое мнение насчет интерната и не стоит снова поднимать разговор. Во-вторых, забываешься, пэт! Вон!
    - Где?
    - Вон отсюда!
    Переростка буквально снесло волной. А коробку, сволочь, забрать и не подумал, и только когда призванные фурнитуры собирались перетащить этот всплеск варварского великолепия с глаз долой, генетик увидел сбоку кое-как замазанный магазинный ценник.
    "Он даже не спер, он купил... Что-то крупное сдохло... очень крупное... Ясон-то там точно жив?"

    Пишет Тэсси Ам:
    "А Карред - просто несносная сволочь. Он повадился каждое утро контролировать меня. Мне кажется, ему просто доставляет извращенное удовольствие видеть меня в обнимку с унитазом"...
    От Катце была, конечно, и польза. По крайней мере, бывший фурнитур не собирался трепать с прочими фурнитурами о том, что эта галиматья случается ежедневно. Уж лучше пусть соучастник случившегося спасает роскошные золотые локоны генетика от попадания в канализацию или банального заблева... А дальше начинался аттракцион шаманских плясок с бубном вокруг стола. И зануд-шоу с периодическими угрозами вылить кашу за шиворот сьюта или заливать витамины внутривенно.
    К чести Катце сказать, всего пары раз оказалось достаточно, чтоб, приходя сюда, он оставлял где подальше свои сигареты и прокуренные свитера. Правда, расстегнутый ворот рубашки, открывавший ямку между ключицами и очередную россыпь веснушек, в одинаковой степени заставлял Рауля давиться и словами, и кашей.
    Фурнитуры, и без того вышколенные, сейчас вовсе предпочитали стать невидимками, прекрасно ощутив не лучшие перемены в хозяйском характере. И пэты следовали этому достойному примеру по мере сил. Апартаменты будто вымерли. Пожалуй, только Тэсс не думала скрываться, но она была слишком занята своими потомками, чтоб уделять достаточно внимания еще и хозяину. Три меховых комка, питавшиеся исключительно вырабатываемым родительской особью субстратом, выпивали ее досуха и заполняли весь ее досуг. Эконом-пэт неизменно навещала хозяина во время трапез, ласково урчала, устроившись на коленях Рауля, обманчиво-деликатной лапой таскала со стола наиболее аппетитные кусочки, а потом с извиняющимся "Мяяя!" отбывала в родные пенаты. И да, спала она теперь исключительно у себя, с резервными копиями под боком. У копий пока не было своих имен, но генетик с мстительным удовольствием отмечал, что по цвету они как раз подходят, чтоб обозвать их Ясон, Катце и Рики.
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  10. #10
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 7
    Главное - хвост!

    Запись с биосканера Рауль пересматривал еще не раз.
    Крошечный пузырек, в котором свернулось клубком... это самое. Не-неприятность. Резервная копия. Похожая на блонди или монгрела так же мало, как на гуманоидную особь вообще. Большая голова, лапки, хвостик. Генетик косился на корзинку Тэсс: все три маленьких эконом-пэта уютно спали, демонстрируя окружающему миру покрытые нежнейшей шерстью хвосты. Это наводило на нехорошие мысли. С другой стороны, хвост ведь был и у Тэсс...
    Форум, с разукрашенным разной фантасмагорической флорой и фауной фоном, тот, где Рауля принимают за туповатую и немолодую женскую особь, пестрел похожими картинками. Все статьи в один голос твердили, что хвост вот-вот исчезнет, если уже не исчез, сам собой, голова и лапы все более станут походить на человеческие...
    "Так то - человек, а то - элита! А вот интересно, у блонди хвосты отпадают раньше или позже или их купируют? А если он так и будет с хвостом?"
    Эта мысль была из разряда страшных. Господин Эм даже устроил внеплановый забег до ванной, чтоб рассмотреть в зеркалах собственный тыл. При рассмотрении следов хирургического вмешательства не обнаружилось, и это успокоило. Зато обнаружилось, что стройность начинает теряться. Так, в общих чертах - и это начинало ощущаться по одежде... А может, все возвращается к привычной кондиции за счет почти принудительной, но регулярной кормежки. Неизвестно, где в федеральной сети откапывал Катце рецепты разной противотошнильной еды и как умудрялся доставать все на Амои, но большинство безвкусных и не слишком ароматных блюд покорно задерживалось в желудке. В сочетании с кормом для эконом-пэта, оливками и шоколадными драже помогало сохранить себя в дееспособном виде.
    "А если хвост останется из-за корма для пэтов?"
    Служба генетического контроля на этот счет имела однозначные инструкции: аномалий быть не должно. А если незапланированные мутации все случались, то дело, как правило, заканчивалось выговором просмотревшим проблему. Ну и утилизацией для самой проблемы.
    "Разбежались. Утилизируйте свои трусы!"
    На душе было муторно.
    - Эй... Я знаю, что ты там, а в сети везде пишут, что с тобой все время надо разговаривать и гладить тебя...
    Рауль задумчиво погладил себя по бледной коже на животе. Выглядело это, по меньшей мере, глупо. Звучало еще глупее.
    - В-общем, ты, скорее всего, как эконом-пэт, улавливаешь пока не смысл, а интонации, но на будущее, на всякий случай, запомни: никаких хвостов! А то какая ж из тебя резервная копия?
    Биоскан, хотя им и не рекомендовали пользоваться слишком часто, да и постоянные ночные посещения лаборатории могли навести служащих на разные мысли, генетик все же посетил еще раз. Только, памятуя об устроенном в прошлый раз цирке, в сопровождающие позвав только Катце.
    И ладно, не позвав, а просто безнадежно спалившись - неизвестно, что рыжий здесь забыл, но будто из-под земли вырос в последний момент возле аэрокара. Будто только и ждал:
    - Вам не следует сейчас путешествовать в одиночку, господин Эм. Куда вас отвезти?
    Врать было бессмысленно - а значит, было бессмысленно врать и о цели визита. Хвала Юпитер, Катце не пытался уточнять почему. Более того, он проявил некое подобие деликатности, соврав, что покурить в коридор, предоставив генетику самому разбираться с ремешками и застежками на одежде. Кажется, верхний сьют в паре мест треснул по шву.
    В "стакане" опять было холодно - от зябкости и от буквально кожей чувствующегося чужого взгляда мелкие, почти невидимые, волоски на теле поднимались дыбом - становилось особенно неуютно. Проклятый меченый косился из-под длинной челки, и совсем было непонятно, что у него за пакость на уме.
    "А спорим, думает, ты нарочно крутишь перед ним всей своей элитной тушкой? И не факт, что не примется лапать"...
    "Заткнись, гад".
    "А самое смешное знаешь что? Что не факт, что ты будешь сильно против"...
    На всякий случай Рауль постарался отвернуться, но получил на это:
    - Прекратите ежиться, господин Эм, - сбиваете датчики.
    - Плод находится в стадии активного развития головного мозга, - монотонно бубнил биосканер. – Частота сердечных сокращений…
    - А хвост у него есть? - не выдержал генетик.
    - Чей хвост?
    - Ну, у него!
    - Да вроде как нету... а должен?
    - Нет!
    - Ну вот и нет... Откуда там хвосту взяться, это ж не кры... - кажется, или дилер едва слышно всхлипнул?
    - Чего там?
    - Руки, ноги, голова, все на месте... - Катце всхлипнул еще отчетливее.
    - Что?!
    - Да все на месте, что надо... - монгрел вдруг отвернулся от монитора и спрятал лицо в ладонях.
    - Да говори ты!
    Катце смеялся. Почти беззвучно (и, наверно, потому роняя из глаз сползавшие по его веснушкам слезы) смеялся, кривя свое меченое лицо и вздрагивая всем телом.
    - И мы тут... среди ночи, как воры... из-за хвоста?
    - Идиот! - дверка сканера, захлопнутая со всей элитной силы, печально крякнула, заискрила и криво повисла на одном крае.
    Катце уже не считал нужным сдерживаться, ржал почти в голос, даже встряхнутый за куртку... и собственным же ржанием и подавился. Распахнул темно-янтарные глаза и замолк, будто на половине выключенная аудиозапись. Тогда-то генетик наконец сообразил, что именно не так. Нет, на экране монитора не было внезапно объявившегося чудовища, был вполне себе свернувшийся клубочком гуманоид. Зато сам Рауль стоял перед рыжим абсолютно в том виде, в котором покинул и биосканер.
    Молчание почти давило на уши, и воздух вдруг стал жарким и густым: рыжий судорожно облизнул свои ярко-красные губы, тяжело сглотнув.
    - Да пошел ты!
    Рауль отошел к столу, на который побросал свои вещи, и начал быстро одеваться, естественно, моментально запутавшись в ворохе тряпок, начинавших снова опасно трещать под руками. Пряжки и магнитные липучки отчаянно сопротивлялись, похоже, решив героически погибнуть…
    - Позволите помочь?
    Руки, кстати, у рыжего тоже были сплошь в веснушках. Крупные, но почти изящные, с аккуратными розовыми ногтями… Без перчаток. Юпитер, он же был без перчаток.
    Застежки, кстати, сдались моментально.
    "А уж как он с расстегиванием справляется!"
    И вот ведь незадача! Сколько приватных пэт-шоу было видено Эмом в жизни, привлекательности в них было не больше, чем в нынешней утренней овсянке: вроде бы и питание, и не цепляет ровно ничем, ибо почти безвкусно. И вдруг от такой бытовой вроде бы ерунды вся кожа снова взмурашилась и язык прилип к гортани.
    "Наверно, потому что он – без перчаток?"
    А может, потому что Катце и в самом деле переходил все мыслимые и немыслимые для прислуги границы. Ну да, застегнув пояс, чуть провести по бедру – это разгладить ткань, а после расправы над обувными шнурками – как же не разгладить штанину… И заботливо наброшенная рубашка – нет же ничьей вины, что ставшая слишком чувствительной кожа на спине превратилась вовсе в сплошной оголенный нерв, так что неосторожный горячий вздох буквально ошпаривает и потом еще долго чудится сквозь все слои верхней одежды.
    Помимо явных разной степени сомнительности, в рыжем пряталась еще целая куча разнообразных скрытых талантов – например, чтение мыслей. Когда посреди дороги он сам внезапно вырулил к пестрой вывеске круглосуточного заведения и притащил большой пакет жиров и углеводов в виде липких круглых комков.
    Он не стал спрашивать, просто бросил на сиденье рядом с водительским полный пакет этой восхитительной дряни, полного набора канцерогенов и искусственных жиров... А может, не так уж хорошо Катце мысли и читал, потому что, покурив на улице и приземлившись на водительское место в машине, заметил:
    - Ничего оставить нельзя. Вообще-то это мне... было.
    - Умумум, жалко тебе, что ли? - уклончиво ответил генетик, деловито копаясь в пакете в поисках еще одного кругляша с клубничной глазурью.
    - Не жалко, - грустно констатировал рыжий. - Ну, почти...
    Танагура почти никогда не засыпает полностью, но уже после полуночи постепенно начинает затихать, а на обычных, не скоростных, трассах становится почти пусто. Ночь, дорога, приглушенная бойкая скороговорка эр-джея из динамиков, свет от вывесок, мягкие синие сиденья в машине. Сахарные крошки по всему салону, пакет с пончиками, Катце за рулем. Острое ощущение одновременно психоделичности и уютности происходящего - генетик даже особо не пытался выяснить и разложить по полочкам, почему именно так ему захорошело. Скорее всего, шел постэффект от закончившегося страха из-за хвоста и прочих уродств, плюс - за счет еды повысился уровень глюкозы в крови. Так или иначе, Рауль Эм настолько впал в благодушие, что перебрался на переднее сиденье, чтоб Меченому было удобнее добираться до угощенья. Так и задремал по пути в Эос - с пакетом от пончиков в руках.
    Проснулся Рауль оттого, что кто-то гладил его по лицу, и даже собирался буркнуть: "Тэсс, уйди, проси жрать в кухне!", когда понял, что все еще не у себя. И что по лицу его гладит Катце. Убирает прилипшие пряди, будто по контуру, очерчивает щеку своими красивыми пальцами...
    - Что за?..
    - Мы приехали, господин Эм. И у вас варенье на лице. Хм... - дилер и вправду облизнул с руки какую-то крошку, - малиновое?
    Если бы глаза у бывшего фурнитура в этот момент засветились красным, будто рисуют у демонов-искусителей в кино, генетик бы ничуть не удивился. По крайней мере, выражение лица у Катце было очень... искушающим.
    - Спокойной ночи, господин Эм. Приятных снов.
    И, не дожидаясь, пока разрешат уйти, рыжий пошагал прочь. В разбавленном электричеством приятном полумраке красным демоническим глазом мигнул огонек зажигалки – ведь Катце всего-то четыре раза срывался подымить за эту поездку…

    Микроблог Тэсси Ам.
    Запись 1.
    "Карред - придурок! Идиот рыжий".

    Благодаря пожеланиям или вопреки, но засыпалось в ту ночь на удивление приятно. Должно быть, так и полагается спать "с чувством выполненного долга", раз уж больше не с чем и не с кем: Тэсс приветственно помурлыкала, поточила крючья-когти об штанину, но спать убралась к своим пискливым резервным копиям…
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  11. #11
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 8
    В сердце моем - война между тьмой и светом.
    Зачем она? Не найти ответа...

    Еще какое-то время Рауль продолжал демонстрировать рыжему всю глубину своей обиды, но, спроси его кто-нибудь, на что эта обида, генетик, скорее всего, не смог бы толком ответить. На Консула глава Генетического Контроля тоже был слегка обижен: Синдикату волей-неволей приходилось мириться с выкрутасами Минка, хотя бы пока Юпитер спускала ему это с рук и пока он занимался личной жизнью в свое личное время. Теперь же пристальное внимание Ясона не заметили бы, наверно, только слепые - и у Рауля уже несколько раз деликатно интересовались о причинах такой милости. Конечно, в ответ получали рожу кирпичом и встречный вопрос, а чего бы претензии к Консулу не высказать в лицо собственно Минку... Но самому господину Эму это великодушия прибавляло мало.
    Настолько не прибавляло, что Минк стал появляться в апартаментах генетика через раз и только чтобы осведомиться о состоянии здоровья и нет ли каких-либо пожеланий... В качестве пожеланий он получил просьбу убиться об стену плюс заткнуть неуемного пэта. Ибо пэт в самом деле норовил развернуть самую бурную деятельность. В глубине сознания Рауля иногда мелькало смутное предчувствие, что вся эта неуемность вроде истории с мини-байком - еще только цветочки, а уж какие ягодки назреют - представить страшно...
    Шастать с парадного Рики больше не рисковал, зато со входа для прислуги в апартаменты генетика успели попасть последовательно: упаковка банок с адаптированной белковой смесью, миниатюрная байкерская куртка, настолько маленькая, что в нее можно было нарядить только Тэсс, пультовая миниатюра шаттла и маленькая кровать из дымчатого дерева. В приступе малопонятных чувств плюс мелочного пожелания поддеть Ясона (мелкая гадость - тоже радость!) генетик велел не выкидывать красный байк, а поставить в одной из комнат - вот туда и кочевало и остальное. Теперь становилось тревожно, хватит ли под весь этот хлам места к тому времени, когда все... закончится. Хотя да, дымчатая кровать была вправду вполне достойна элиты - изысканная резьба скорее напоминала кружево, чем мебель.
    - Видеть ты, конечно, ничего не можешь - у тебя в любом случае глаза еще только формируются, но, знаешь, монгрел предполагает, что вот на этом ты будешь спать. Как тебе такая идея? Да-да, я тоже считаю, что варварское великолепие. И что главное слово тут - "варварское".
    Разговаривать с резервной копией оказалось не так сложно, как казалось вначале. Главное - чтоб никто из окружающих не просек, а нести можно любую чушь. Иногда даже можно что-то комментировать вслух в лаборатории - правда, зашуганный персонал вовсе чуть не по стенам начинал ходить, полагая, что раз главный генетик лично взялся за что-то - значит, за это что-то ввалит всем по полной программе...
    Катце же на какое-то время мудро предпочел просто исчезнуть. Благо, выдрессированные фурнитуры уже запомнили, что готовить, чтоб хозяин не носился между ванной и столовой так усердно, будто ему за это платят. И как действовать, чтоб не попасть хозяину под горячую руку - ведь для таких попаданий гораздо лучше годился меченый. Потому что наверняка в легком помешательстве хозяина была и его вина - и он благополучно забивал на все полагающиеся приличия и церемонии, зато на крик: "Катце, волосы!" - мчался на пятой скорости. Словом, вовремя смылся, гад рыжий.
    - И слава Юпитер, что свалил. Потому что вечно без перчаток ко мне лезет, представляешь? И чего ему надо, чего добивается? Даже если тогда...
    "Тогда" помнилось смутно и почти без подробностей, погребенное под толстым слоем "Изумрудной феи" и приправой из отборных косяков. Нет, больно не было, было скорее даже приятно, но будто издалека и с кем-то другим. И уж точно не становилось яснее, что Минк и его монгрел находят в этом и почему вечно зажимаются друг с другом и постоянно лезут меняться микробами...
    - Даже если тогда ему понравилось, он что, рассчитывает на что-то... еще? Идиот веснушчатый.
    Ладно, польза от бывшего элитного фурнитура все же была - научившись справляться с неприятными симптомами, глава генетического контроля почувствовал немалый прилив сил и не присущую блонди кипучую жажду деятельности.
    Хотя, возможно, была в том заряде бодрости виновата и Тэсс, эконом-пэт с терапевтическим эффектом: по мере того как маленькие особи становились крупнее, пушистее и самостоятельно начинали выбираться из коробки, Тэсс начинала все больше времени находить на то, чтоб общаться с хозяином. Фурнитуры иногда жаловались на то, что еду она предпочитает не из миски, а краденую со стола, что дерет мебель и стены или пытается вцепиться в ноги, выскочив из-под шкафа или дивана, но сами же устроили из комнаты Тэсс и ее отпрысков место паломничества. Ощутив чудодейственный эффект от общения с ней и с маленькими, не иначе.
    - Тебе стоит только пожелать - и приносят хоть мясо, хоть рыбу, хоть сливки, кажется, скажи ты им, они и крыс сами начнут приносить...
    Нет, ловля крыс все так же оставалась привилегией эконом-пэта, но теперь грызуны не душились сразу и еще живые волоклись не к хозяину, а к детенышам. И там-то разыгрывались представления, на которые смотреть заявлялись даже пэты. Как Тэсс гоняла крысу по всей комнате, как прыгала, как подкидывала крючкастой лапой и на лету же снова ловила! Хищник, несомненно, хищник. И растящая таких же хищников, как она сама, – правда, это обстоятельство не пугало и не мешало и фурнитурам, и пэтам сюсюкать над эконом-пэтом чуть не в очередь.
    - Твоим резервным копиям тут поклоняются, Тэсс, ты счастливая. А я, честно, не могу и даже не хочу представлять, как это все аукнется мне…
    "А вот так приблизительно!" – озвучил все ехидный голос в голове и выдал видеоряд из наиболее впечатливших картинок из сети.
    - И после этого кто-то еще будет надеяться, что мне чего-то захочется, кроме как набить его наглую рыжую морду! Предатель. И эти два… предатели оба. И ты тоже предательница, кстати: с тобой спится очень уютно, а ты уходишь…
    А вот ведь как вышло-то! Стоило только подумать, что никогда и ни при каких обстоятельствах не захочется повторения пьяного опыта на трезвую голову, - и пожалуйста...
    Рауль Эм отлично понимал, что все продиктовано скорее гормональными сбоями в организме, чем реальными потребностями. Это все как поедание пончиков, оливок и кошачьего корма: невинная причуда организма, которая перебивает все остальное; и потом все обязательно придет в исходную норму... но пока - сдохнуть можно, если не получить желаемого.
    Пока дело касалось только еды, питья или окружающей атмосферы, справиться еще было можно и почти своими силами. Ну да, на приеме у Зави оказались чрезвычайно вкусные оливки с лимоном, и трудно было удержаться, чтоб не спереть из кухни целую банку. Все равно никто не поверит. Ну да, фурнитурам пришлось перестирать не по разу все белье в доме, чтоб убрать запах прежнего нестерпимо пахнущего цветами кондиционера, ну да, кондиционеры для воздуха перенастраивались по десять раз за день. И все пояса застегивались теперь несколько свободнее - правда, кому-то из фурнитуров рявк "Не затягивать!" наверняка стоил обширного инфаркта... что поделать, такова их, мебели, суровая доля.
    И да, абсолютно внезапно генетик стал объектом пристальнейшего внимания со стороны Мелодики Асар, сопливой секретарши-стажерки из отдела работы с негуманоидным материалом. Сначала девчонка-сапфир имела неосторожность попасться начальнику под горячую руку - господин Эм даже не запомнил, что на какую-то женскую особь наорал, что таким тупым и криворуким надо не наукой заниматься, а искать богатого партнера, у которого в доме полсотни фурнитуров будет, чтоб ничего не пришлось портить собственноручно. Идиотка притащила обычный кофе вместо того, который без кофеина... Генетик подозревал, что сотрудники ныне тянут жребий и в кабинет вхож тот, кому не повезло - новенькая просто могла не знать всех этих хитростей. Он не заметил даже лица, тем более, с утра накопившееся раздражение надо было выплеснуть, а никто из этих не подумал явиться. Ни Катце еще не вернулся, ни Консул и его переросток - эти просто не тем местом чуяли, когда лучше и на порог не показываться...
    Зато полчаса спустя, мучительно расставшись с чем-то не приглянувшимся резервной копии обедом, Рауль обратил внимание на ревущую на подоконнике сотрудницу - и сердце заколотилось чаще от иррациональной жалости к этой задрапированной в лабораторную форму сапфирке. Кто-то, кажется, не обратил внимания на значок на дверях туалета, причем явно не она...
    - Гребаные... устрицы... Никогда... никогда больше! Бля, за что мне это...
    Сапфирке же было пофиг. На тихое и ласковое "Что случилось?" она только прохлюпала в стекло:
    - Два диплома! Красные, оба федерального образца!
    - Пропали?
    - Уж лучше бы пропаааали! Я училась-училась... А меня то посылают следить за перевозками из порта, то кофе делааать! А он вообще! Чтоб искала партнера, а не работала! Чтоб как пэт - удачного хозяина!..
    - Ну... ну не плачьте вы так, вы просто были, наверно, немного не вовремя...
    - Ненавижу это гадское отношение! Раз женская особь - это уже тупая, просто свободная... Ой... господин Эм, а что вы тут делаете?
    Глаза у сапфирки были в тон волосам - красиво и со вкусом, отличный образец... А уж вытаращилась - точно как пойманная на краже Тэсс, и даже выражение мордочки сделалось таким же обреченно-несчастным. Только не хватало дивана, под который можно спрятаться.
    - Мне будет разрешено покинуть лабораторию или - под арест?
    - Вот что... - Рауль покосился на бейджик, - Мелодика. Умойтесь для начала - у вас из носа зеленая слизь ползет, и выглядит это все отвратительно... Нет, только не снова плакать!
    Дипломированная специалистка явно жаждала провалиться сквозь все перекрытия пола до самого подвала, и даже к раковине брела - будто осужденный на утилизацию.
    - И не делайте такое лицо - у меня кошка так глазки строит, когда что-то хочет выпросить, а сухого корма я сегодня не захватил.
    - Простите, господин Эм, - пролепетала эта. С тяжелым иком, но уже, к счастью, без истерики. – Я, правда, не думала, что кто-то здесь окажется...
    "Конечно, не думала, туалет-то женский!"
    - Ну... иногда маленькие открытия случаются именно наобум. Что вы там говорили про два диплома - почему тогда вас взяли только на должность секретаря? Давайте приводите себя в вид, поговорим у меня...
    Неизвестно, что себе навоображала сапфирка - вероятно, у нее, уже вдосталь наслушавшейся про великого и ужасного блонди, случились когнитивный диссонанс и разрыв шаблона одновременно, и какое-то время она шарахалась от Рауля еще усерднее остальных, не иначе опасаясь поползновений под ее форменку. Но быстро успокоилась; теперь кофе - правильный, обезкофеиненный - попадал теперь в кабинет только через нее. Очевидно, решила для себя, что блонди - тоже человек и что терять ей все равно уже нечего: злила начальство, хамила начальству, видела начальство с заблеванным сьютом и в обнимку с унитазом... А может, еще и решила из всего напоследок извлечь по максимуму выгоды. Как иначе объяснить тот факт, что к кофе теперь неизменно прилагался завернутый в кружевную бумажку клубничный пончик?
    И можно бы только посмеяться, но вечером, гладя кожу над временным жилищем резервной копии (предполагалось, будто такой ритуал благоприятно сказывается на психике копии), Рауль понял, что такая глажка приятна и самому - причем абсолютно в определенном смысле. Тогда он списал проблему на возросшую чувствительность, оставив без внимания должного внимания. Проблема отомстила, всю следующую ночь насылая полные сновидения всякой мути, по содержимому больше всего похожей на приватные пэт-шоу. И все остальные ночи тоже.
    То глазастая сапфирка, устроившаяся на рабочем столе в одном куцем форменном халатике. То парочка кудрявых гринов из службы доставки. То вовсе - Консул, наряженный в костюм пэта, - зрелище, достойное эпоса и мата. "Ну вот, этот побочный эффект все же случился... Сначала я хотел всех убить и просто немного сочувствия и соучастия. Потом хоть немного ласки. Теперь же я деградировал до уровня пэта и тупо хочу трахаться".
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  12. #12
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 9
    Вот это - герои.
    Характер их тяжек…

    В отличие от тех же пэтов, с которых и взять особо нечего, в отличие от того же Минка, которому вообще закон не писан, генетик отлично понимал о необходимости охранять приличия. Или, хотя бы, видимость этих приличий. Беда в том что, кроме как нарушать эти приличия направо и налево, ничего больше почти не хотелось.
    "Жрать. Жрать и трахаться - осталось только научиться ловить крыс или приватным танцам - и вот он, новый уровень! Пэт. Зверюшка. Ненавижу всех".

    Микроблог Тэсси Ам.
    Запись номер шесть.
    "Карред все еще не вернулся. Чтоб он там и пропал, ублюдок рыжий. Рисон принес в подарок пультового андроида. Якки полез проверять исправность пульта, и андроид шибанул его током из игрушечного бластера. Было ужасно весело, Якки вообще такой смешной делается иногда. Но руки у него определенно не из того места растут. Да еще и на работе ко мне, похоже, один сотрудник вдруг стал неравнодушен, как это… Клеится ко мне Аси!"

    Сапфирка, эта Асар, кажется, была готова таскаться за своим шефом будто приклеенная.
    "Может, и в самом деле? - мелькала мысль. - Эта уже и не против вроде, и никто не узнает"...
    Такие мысли Рауль Эм от себя гнал - по крайней мере, днем. Вечерами же напряжение становилось настолько невыносимым, что приходилось извиняться перед резервной копией:
    - Надеюсь, ты уже спишь, потому что зрелище, прямо скажем, не для твоего возраста.
    И кое-как пытаться брать дело в свои руки.
    Возможно, получалось и так себе, но в первые несколько раз Рауль весь остаток вечера был как пьяный или укуренный. И хорошо, и осесть бы где-то поскорее, чтоб заснуть. И мысли о том, что фурнитуры непременно уже догадываются, как хозяин коротает вечера перед сном, были ленивыми и неповоротливыми, с толстым налетом "Да пофиг!".
    Безупречное тело, не позволявшее раньше подобных вывертов, теперь все сильнее безумело, отзываясь на что угодно. Что с того, что любой тактильный контакт, просто фурнитурская помощь с одеждой и обувью заставляли встать все, что только было для этого приспособлено... Даже пришлось искать предлог, чтоб поменьше бывать на тех приемах, где предполагалось пэт-шоу, потому что разок чуть не случился конфуз. Генетика тогда посетила внезапная догадка, что сьюты, возможно, придуманы совсем не для того, чтоб оградить безупречных блонди от грязи и страстей окружающего мира, но и спрятать их собственные грешки.
    Последней каплей стало случайно увиденное в апартаментах Консула. Нет, конечно, когда двое живут вместе, то, придя без предупреждения, не следовало удивляться, застав Минка прикрытым только роскошной гривой собственных волос, а его монгрела - задорно на нем скачущим... Ничего неожиданного - разве что им, наверно, стоило все же дойти до спальни, а не кувыркаться на диване посреди гостиной.
    Заметили ли они своего невольного зрителя или нет, но в тот же вечер оба заявились с подарками, оба милые и предупредительные до крайности. Консул - с бутылкой вина, про которое пояснил с порога:
    - Это можно, это безалкогольное!
    Рики - с завернутой в яркий подарочный пластик книгой. Нет, на настоящую бумажную у него денег, конечно, не хватило бы, но и фиброткань, на которой она была отпечатана, была самого роскошного качества. Явно не амойского происхождения книга.
    - Это - чтоб смотреть на красивое! - категорично заявил переросток. - Тогда он тоже красивым будет!
    - Там, если что, еще и буквы есть. Не пробовал знакомые поискать? - только фыркнул Рауль в ответ на подобную наглость. И снова, как в "старые добрые времена", вечер вышел почти чудесным. С шахматами, с беседами о политике - наметились кое-какие проблемы с Федерацией, но когда их, этих проблем, у Амои не было! - и с прочими умными разговорами... Монгрел больше не наглел, сидя тихо и рот разевая, только когда о чем-то спросит Ясон. Закончился, правда, вечер довольно сумбурно: генетик откровенно выпроводил обоих, прямо заявив о крайней усталости, а в качестве прощания напутствовав:
    - Могли бы хотя бы здесь не обжиматься!
    Кстати, они, двое, и не обжимались. Все равно были как два идиота: то под столом за руки держатся, то переглядываться начнут... Наверняка пошли к себе очередной "акробатический этюд" исполнять, сволочи. И понятно, что не с Раулем же им за руки держаться. Ну пришли, ну убедились, что все в порядке. Рики так вовсе, кажется, соглашался идти сюда с официальным визитом только из-за резервной копии. Иначе бы просочился с фурнитурских дверей и грузового лифта, пока никого не будет дома, подсунул бы свою книженцию на видное место - и будто она сама по себе здесь появилась.

    Микроблог Тэсси Ам.
    Запись номер восемь.
    "Рисон и Якки - сволочи. Мне грустно видеть, как они постоянно друг с другом слюни пускают"... Стерто. "Мне кажется, они меня дразнят, показывая, как им хорошо вдвоем"... Стерто. "Мне грустно было, когда они пришли, а после их ухода, кажется, вовсе хочется на стенку влезть, потому что стало еще грустнее"...

    После их ухода и вправду почти напала тоска. От этой тоски и оказывался микроблог под завязку набит разной чушью. Информационности особой она не имела, но помогала разложить все по полочкам в собственной голове – так, что даже не приходилось успокаиваться, швыряя в стены то, что под руку попадется. Оставалось только слегка подправить настроение за счет вечерней дрочки – и можно падать спать почти умиротворенным.
    - Извини, резервная копия. Тебе, я думаю, глубоко наплевать, а мне – увы! – приходится как-то справляться…
    - Вам помочь, господин Эм? – невозмутимо раздалось от дверей кабинета. Приглушенное вечернее освещение запуталось в огненной демонической шевелюре визитера.
    Одним словом, коллекция неловких моментов пополнилась просто шикарно.
    Что там неловких! Таких, что навсегда и начисто стереть бы из памяти: картина открывалась просто шикарная и отлично просматриваемая со входа в кабинет. Задранный сьют, рука под расстегнутыми брюками - не оставалось никаких сомнений, как именно хозяин кабинета проводил свое время.
    Очевидно, из-за шрама Катце предпочитал не улыбаться, а когда улыбался, то усмешка выходила кривоватотй. И оттого казалась еще более бесстыжей.
    - Доброго вечера, господин Эм!
    "Катце" - так на одном из терранских языков называли кошку. Этот и вправду походил на эконом-пэта, так же хитро щурился и передвигался так же бесшумно и текуче, разве что не урчал пока что и не пытался потереться о сапоги. И в комнату, когда надо, не заходил, а именно проскальзывал. Только вреда бы был у дверей - и почти тут же оказался за плечом. С знакомо пробившей дрожью – от слишком теплого дыхания и привычно-вкусного запаха табака.
    - И давно вернулся? - не нашел другого вопроса генетик.
    - Сегодня. Это даже на сутки раньше - не пришлось обходить патрули возле Таллай.
    - Далековато вас занесло. Надеюсь, оно того стоило?
    - Судя по задатку - не то слово. А если еще и удастся толкнуть... удачно продать то, что мне всучили кроме оговоренного товара - будет вообще шикарно. А что здесь?
    - Все так же. Консул, потерявший стыд и совесть, прочий Синдикат, у которого стыда и совести никогда и не было, у всех прочих нет еще и ума, Федерация, которая опять чего-то хочет...
    - А чего хотите вы? Если честно, всегда поражался вашей элитной выдержке...
    Веснушчатая рука перехватила руку, пытавшуюся справиться с застегиванием ремня.
    - Не стоит!
    - СтОит - не стОит, а стоИт... - нахальная кривая усмешка рыжего оказалась совсем перед глазами. - А вот стесняться этого - точно не стоит...
    То ли серый кардинал Танагуры догадывался, что способны сейчас сотворить с Раулем даже простые прикосновения, то ли, как и полагается любой кошке, брал исключительно наглостью. Хотя действовал крайне бережно и чужую руку отвел решительно, но мягко, мимоходом слегка погладив по ладони - Рауль задохнулся уже от одного этого.
    "Юпитер, он что, хочет сделать это... ртом?" - последняя связанная мысль, посетившая голову блонди, промелькнула и пропала без следа.
    О да, теперь Рауль Эм отлично понимал, что в этом может быть приятного! Никакому общению с собственной правой рукой просто не сравниться с тем, что исхитрялся выделывать своим языком рыжий! Шелковый, мокрый, нестерпимо горячий, ухитрявшийся быть повсюду - словом, восхитительный. Определенно, в генетическом материале Катце было что-то от эмпатов, иначе как можно до такой степени угадывать чужие желания? Да так, что всего пару минут спустя Рауль с каким-то непристойным пэтским скулением на время погрузился в сладкое небытие.
    Когда окружающий мир снова оброс деталями, то все было по-прежнему. Не прошло и пары минут - и Катце все так же сидел у ног, только расслабленно прислонив огненную голову к элитным коленям, а сам Рауль все так же не отпускал его жесткие пряди, пропуская их сквозь пальцы. Снова неловкий момент:
    - Я не знаю, что надо говорить в таких случаях. Спасибо?
    Катце начал смеяться. Даже убрал собственные руки из-под края чужой рубашки - очевидно, тоже, по примеру Рауля, пытался наладить общение с резервной копией.
    - Почему? Почему ты каждый раз начинаешь так?!
    - Я... - рыжий сглотнул, но выдавил из себя уже почти нормальным голосом. - Я просто удивился, что блонди знают это слово!
    И ласково потерся головой об элитную руку. В сочетании с хитрым прищуром и белыми пятнами у рта - ну точно эконом-пэт, сожравший сливки из хозяйской чашки... Кстати, о сливках:
    - Глотать что попало - это не слишком гигиенично.
    - Но иногда – довольно приятно. Честно говорю.
    - Честно? Как ни скажет переросток Минка, охренеть.
    - Хм... Господин Эм, эээй, мне кажется, или вы почти что спите? Может, проводить вас до комнаты?
    - Спасибо. И можете остаться на ночь, Катце... в смысле, я скажу, чтоб вас проводили в одну из гостевых... то есть, чтоб не возвращаться к себе совсем ночью... - случилось еще одно невероятное: поблагодарив, блонди еще и отчаянно запутался в словах.
    - Ничего страшного. Завтра вернусь с официальным визитом и с подарками, как приличный человек, а не через черный ход, как всегда.
    - Оксюморон?
    - Нет, я принадлежу к гуманоидной расе.
    - Этот значит - абсолютно несочетаемые вещи. В смысле, "приличный" и ты.
    Катце снова стал смеяться - хотя, конечно, гораздо приятнее оказалось смеяться вместе с ним. Оскорбиться и не подумал. Это было хорошо - а может, просто слишком близкий контакт тоже мог сойти за небольшую нейрокоррекцию, как раз, чтоб приглушить негативное отношение к окружающему миру. И, на самом деле, в дремоту клонило теперь действительно нестерпимо.
    Спалось же в ту ночь так нестерпимо хорошо, что пришлось прихватить даже часть утра. Глава службы генетического контроля впервые в жизни безнадежно проспал.
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  13. #13
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 10
    То одним раздражен, то другим недоволен…

    Микроблог Тэсси Ам. Запись одиннадцать.
    "Карред вернулся. Привез множество вкусных вещей. Мне кажется, я превращаюсь в зверюшку: продамся за еду. Мне хотелось его прибить при встрече, а вместо этого я, не дожидаясь обеда, жру конфеты с чаем. Настоящие, ручной работы, с кремом и фисташками, а еще - темные и с апельсиновой начинкой, а чай там совершенно необыкновенный, он так пахнет!"
    Как и было обещано, Катце явился утром. Ничуть не напоминающий себя ночного: безупречно чист и совсем не пахнет сигаретами, редкая колючая щетина с лица убрана напрочь. Для тех, кто был подвержен такому досадному атавизму, как излишняя растительность на лице и теле, существовало множество специальных эпиляторов; но дарк успел проболтаться, что дилер невесть из каких мест привез себе самую настоящую, даже не лазерую, бритву, снисходительно обзывая парфюмированные пасты для лица пэтской херней. Так вот, теперь рыжий благоухал исключительно "морской свежестью" - явно преступив через свои принципы. Наряжен, против обычного, во вполне цивилизованную одежду и, кажется, охренеть, даже причесывался... Катце был вежлив, разговаривал умно, по старой памяти следя, чтоб сам хозяин не пытался отказаться от завтрака, но лишнего себе не позволяя, - словом, Раулю начинало казаться, что все просто приснилось - мало ли ерунды могло привидеться на почве такой дикой легковозбудимости организма?
    От ночных воспоминаний сидеть становилось совсем тесно и неловко, тем более что и в приличном вроде бы виде рыжий не растерял своей непристойной яркости. А уж стоило представить, что этот вытворял вчера своим красным мокрым ртом - хоть сейчас сбегай из-за стола... Дошло до смешного: когда столкнулись оба над одним печеньем, то оба же отдернули руки, синхронно извинившись.
    Если пэт-переросток притаскивал что-то, прицельно предназначенное для резервной копии, если Минк приносил что-то, что соответствовало каким-то его критериям о приличиях, всячески подчеркивая чисто дружескую окраску подобных "приношений" (а то, что завязалось все в результате его странных выходок и, возможно, с его помощью - ну, что поделать, всякое бывает!), то чем руководствовался Катце - малопонятно. Хотя да, приятно: чудесные, абсолютно невероятные конфеты были выше всяких похвал. Таких, наверно, не пробовал даже никто из блонди - ведь не у всех есть свой личный контрабандист под боком! Охапка всякой парфюмерии, странного вида ваза, стенная голограмма в раме не из пластика или стали, а кальцитовых наружных скелетов какого-то неизвестного моллюска - упаковки парфюмерии и форма вазы повторяли формой эти скелеты: странно, но довольно забавно... А вот над содержимым третьего свертка было поначалу сказано немало матерных слов. Прямо скажем, генетик употребил весь свой небогатый запас, чтоб выразить глубину появившихся чувств. Здесь были книги - целых три! Не такие красивые, как подарок Рики, но, судя по всему, гораздо более информативные. А еще комплект всякой домашней одежды - абсолютно новой и самого простого, можно сказать, монгрельского вида... Все полетело в угол.
    Вот за что можно было сказать спасибо и Консулу, и его домашнему монгрелу - это за их деликатность. Хвала Юпитер и, очевидно, чувству вины, они старались не упоминать в лишний раз, что именно сейчас с генетиком творится и как это все можно обозвать одним словом. Вообще старались не упоминать. Рыжий же гад исхитрился со всей своей дури в лишний раз буквально ткнуть Рауля носом в этот гребаный факт. Эти дрянные книжки, подарочные издания: "В ожидании чуда", "До года и старше", "Раннее развитие" - их упаковывали в яркую бумагу в магазине, от души за бесплатно напихав туда вездесущих рекламных буклетов. На буклетах и на обложках книг сплошь красовались женские особи, крашенные, будто пэты, улыбчивые, будто обдолбанные или слабоумные, и пузатые до безобразия. Одежда же вся оказалась абсолютно бесформенной и уродливого фасона - как будто спереди под нее на пояс надо было вешать дополнительную подушку... Только ни хрена не подушка тут предполагалась!
    - Убью урода! - решил для себя господин Эм. - Нет, резервная, не переживай, не тебя, а меченого урода... Ну, может, не убью, но лицо точно подправлю, чтоб симметричным со всех сторон стало!

    Пишет Тэсси Ам:
    "Карред - просто сволочь. Привез мне специальный костюм, там штаны с мягким поясом и надпись на футболке: "I am not fat, I am pregnant!" Будто нарочно подчеркнуть! Еще бы на Эос..." Стерто. "Еще бы на дом голографический баннер заказал, чего там мелочиться!"
    Пишет Летучий Ежик:
    "Ниче, у нас в школе тоже типа таких иногда на спину прилепляют. Пишут: "Пни меня, я неудачник!" - и прилепляют".
    Пишет Кудряшка:
    "Ему, наверно, действительно следовало спросить, нравятся ли футболки с надписями. Хотя это же так здорово, когда что-то клевенькое привозят в подарок! А мне Томми такое белье привез недавно из командировки! Ну, привез, примерили, тут же и стащил с меня... Хорошо так мерили, всю ночь, а утром мне захотелось пойти и похвалиться подружкам на работе. А оно так мне натерло! Везде! Чесалось все, так что в метрокаре по дороге на работу возле меня два свободных сиденья под конец образовалось, потому что я дергаюсь и чешусь, все думали, может, зараза какая... В перерыв в ближнем супермаркете пришлось купить и сразу переодеться в старушечий какой-то комплект, но такое это было счастье!"
    Пишет Дарси Дарси:
    "А может, не так все плохо? Может, он просто намекает, что ему нравится видеть тебя в беременном виде и что он будет рад малышу?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Кто его знает, может, и рад. Конечно, рад, что у него все, в лаборатории выращенное и на место пришитое, может быть, настолько качественно сработало, он же не просто эстетическую пластику себе заказывал"... Стерто. "Конечно, рад, что у него там что-то еще и функционирует"... Стерто. "Конечно, рад, но мне от этого совсем не радостно. Очевидно, мне еще сложно примириться с тем, что любая особь"... Стерто. "С тем, что любой гуманоид скоро будет мне таращиться на то место, где раньше была талия"...
    Пишет Лейла:
    "Тебя смущает не тот факт, что ты беременна, а что при этом у тебя нет мужа?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Ничего меня не смущает! Блонди смутить невозможно!" Стерто. "Меня смутить невозможно! А Карред - все равно сволочь!"

    Как ни странно, от болтовни и легкой ругачки в сети на душе стало легче. Рауль не удивился бы, если б узнал, что другие особи приходят в сеть ровно за тем же: поболтать, слегка поскандалить, отрелаксировать таким образом - и с отдохнувшим сознанием снова взяться за свои дела.
    Окончательно генетик успокоился, устроив в лабораториях профилактический разнос всем подряд и даже не пожалев свою сапфирку - отправив наводить порядок в отчетах по отделам за прошлый месяц, то есть дело делать заведомо гиблое... Кто бы мог подумать, что к вечеру девчонка уже прискачет с горой файловых кристаллов и подробным списком претензий и необходимых исправлений! Масштаб проделанной работы господин Эм оценил, сухо поблагодарив за оперативность (если учесть, что блонди на благодарность вообще скупы от слова "очень", то вот вам истинный размах душевной щедрости!), но сам почти не прикоснулся к документам. Цифры и буквы рябили перед глазами, теряя всяческий смысл, а сами глаза норовили закрыться от усталости.
    Вот, наверно, была главная причина, по которой душевное равновесие снова начинало теряться. Катце. Приснился ли вчера? И если не приснился, то почему бы ему… хм… не забежать в гости и сегодня?
    Усталость и некая подвешенность планов относительно досуга сыграли с генетиком злую шутку. Он достаточно рано вернулся в Эос - и абсолютно не знал, чем занять себя дома. Пересмотрел - честно попытался пересмотреть сводку по отчетам - и заработал себе новую порцию ряби перед глазами. Сунулся в сеть, как уже стало традицией, почти не за информацией: не считать же сетевые сплетни про Федерацию и про то, ради чего она снова цепляется к бедненькой Амои (знаем мы ваши "права человека" и что на хрен они никому не сдались), действительно попыткой узнать что-то новое... Знакомых ников и аватаров в онлайне Рауль не обнаружил, кроме, наверно, Летучего Ежика, но у него (или нее), скорее всего, был просто включен бук, а самой злой и скабезной особи возле бука не было. Оно и понятно, потому что в статусе стояло: "Задрали эти экзамены!" От тоски и печали поругался на каком-то левом форуме - под поедание из банки зеленых оливок и мурлыканье на коленях пришедшей пообщаться Тэсс хорошо так пошло. Тэсс мягко точила когти о штаны, оливки оказались с лимоном - не такие вкусные, как на кухне у Орфея, но тоже вполне себе... Когда стало понятно, что Катце сегодня не явится, спать Рауль отправился даже почти умиротворенным - и был таким ровно до того момента, когда стало понятно, что его настигла бессонница.
    Термометры на кондиционерах показывали всю ту же температуру, но под одеялом было жаарно, без одеяла становилось холодно, а привычное белье льнуло к телу так неприятно, будто сюда постелили упаковочного пластика. На этом фоне было особенно тяжко вспоминать, каким приятным было на ощупь то страшное шмотье из импортного спецкомплекта, – интересно, фурнитуры выкинули его или просто убрали?..
    Меньше, чем час спустя, Рауль сдался и послал фурнитура на поиски "униформы": а вот мало ли зачем могло понадобиться! Тем более никто же не станет проверять, в чем именно он спит.
    Одежда обнаружилась быстро (и рекламу туда собрали, будто так и было надо), сложенная в аккуратную стопку и без всяких следов пребывания на полу. Даже - но, возможно, Раулю это только показалось - с тем же слабоуловимым запахом моря. При повторном "знакомстве" она показалась еще лучше - мягкая, легкая! И что с того, что просторнее, чем надо... прямо скажем, сильно просторнее - дурацкая розовая футболка немаленькому блонди спереди оказалась едва не до колен.
    Ну идиотская. Ну "беременная". Ну с тупой надписью. И хрен с ним, зато удобная.
    Рауль вульгарно и сладко потянулся, будто эконом-пэт:
    - Каааайф...
    И за штаны взялся без всяких сомнений.
    Выдержка - одно из качеств, априори присущих блонди, так что генетик как будто бы оставил все без внимания. Хотя и понимал, что смотрится все со стороны не лучшим образом: пижама по полу, кошка треплет и гоняет вытащенный откуда-то носок, а сам хозяин апартаментов застыл в нелепой позе, пытаясь попасть левой ногой в штанину и сверкая бледной задницей.
    - Вам следует избавиться от манеры появляться здесь даже без стука.
    - И вам добрый вечер.
    Повисла пауза, лишь отчасти заполняемая сопением, тихим матом и, кажется, жалобным треском завязок, потому что в брюках Рауль Эм все же запутался. Определенно, дилер приходил неизменно вовремя, и стоит ли говорить, что помощь его была все такой же неоценимой?
    Когда свободное пространство у брюк было все же отвоевано, пауза случилась уже действительно неловкая: Рауль смутно подозревал, зачем именно рыжий здесь нарисовался, а рыжий, как видно, не сразу собирался это напрямую озвучить.
    - Вообще-то я спать уже собирался! - хмуро заметил генетик.
    - Тогда делать это лучше на кровати! - радостно и с откровенно похабной улыбкой заявил рыжий, впрочем, не спеша подняться с пола - и потому выглядело все особенно провокационным. Что там пэт-шоу, на пэта кто-кто, а Катце не тянул и полраза: слишком старый, слишком крупный, слишком неправильный и лишенный какой-либо пластики в своих движениях - но при взгляде на его неправильную яркость вся кровь устремлялась от головы куда-то гораздо ниже. Так, что даже губы пересохли - и продолжали гореть даже облизанные...
    На кровати и в самом деле оказалось лучше, чем за столом в кабинете, - по крайней мере точно мягче и удобней, и под коленками у Катце был, что, наверно, тоже гораздо приятнее, пушистый ковер вместо голого пола. Наверно, именно поэтому рыжий был еще лучше, чем вчера. Когда он полез к брючным завязкам, Рауль предупредил, что без глупостей, но в итоге только рукой махнул: все глупости, которые можно, уже наделаны, а одежда и впрямь не слишком рассчитана на мужскую физиологию... Не говоря уже о том, что ласки рукой оказались не менее приятными, чем языком, - да уж, как теперь не понять, на какую такую зверскую наркоту подсел Консул вместе со своим диким пэтом! Хотя, казалось бы, чего такого - просто тактильный контакт кожи с кожей, слизистой и слизистой... В альтруистическом порыве генетик даже попытался отодвинуть Катце, когда понял, что до финала осталось всего ничего, но в ответ получил ощутимый шлепок по руке.
    - Я бы тоже попросил без глупостей! - хрипло заметил дилер.
    Непристойный рот с тянущейся из уголка ниткой слюны - с таким видом только глупости и делать. Трудно поверить, что такое можно было держать исключительно в роли мебели... А сам рыжий, кажется, удвоил усилия - и кажется, у него было абсолютно бездонное горло...
    - Э... - Рауль только потом обратил внимание, что одну свою руку рыжий вытирает о собственные расстегнутые брюки. - Мне, наверно, следовало как-то... поблагодарить?
    Катце только усмехнулся, выдохнув теплом в голое бедро. И даже - наверно, это только показалось - невесомо целуя:
    - Заметьте, не я это предложил!
    Мягко потерся лицом о живот, кошачьим таким жестом приподнимая невесомую ткань носом, и сказал уже нормальным голосом:
    - Ничего страшного. И я, правда, рад, что пришелся в тему с этими тряпками.
    - Ничего не в тему, они просто удобные!
    - И на том спасибо.
    - Да, точно. Спасибо, Катце. Вы домой? Или скажу, чтоб накрыли ужин и приготовили гостевую...
    - Обойдусь. Я все равно сейчас в порт.
    Гладить Катце по волосам было еще приятнее, чем по шерсти Тэсс. И сам рыжий был точно таким же разнежено обмякшим, как та эконом-пэт, если чесать ей шею и переносицу, разве что не урчал. Кстати, о Тэсс: как пришла на порог спальни, так и просидела все время, горестно взирая на хозяина своими печальными рыжими глазами.
    - Нашла себе пэт-шоу, задница пятнистая.
    - Скорее уж блонди-шоу, - на этот раз Катце вполне явно поцеловал выше пупка, очевидно, адресуя это уже резервной копии, и зевнул: - Полетел я, а то и в самом деле тут вырублюсь...
    - Еще раз спасибо.
    - Еще раз на здоровье, - дилер с почти явным сожалением вынырнул из-под ладони. - Спокойной ночи...
    Странная вещь эти гормоны! От той адской смеси, что теперь гуляла по сосудам у Рауля, его теперь постоянно тянуло на разные малопонятные вещи. То появившаяся тяга совокупляться, совершенно не присущая блонди в обычном виде и абсолютно иррациональная в состоянии беременности для любой особи. Про пищевые пристрастия лучше и не упоминать, да что там - кажется, появлялась привычка тянуть в рот вовсе что попало! Как иначе объяснить те несколько секунд, на которые генетик неловко коснулся своими губами до испорченного шрамом лица?..
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  14. #14
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    dary-tyan, спасибо! И очень приятно за такой радушный прием здесь!
    Да, история закончена, но здесь она пока - только начинается)))
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  15. #15
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 11
    И если здесь
    Даже звезды срываются в бездну -
    Что сказать про людей?
    Их натура известна…

    Микроблог Тэсси Ам
    Запись тринадцать
    "Очевидно, это своеобразный символ доверия. Не бояться того, что за штаммы могут гулять у другого, и вместе со слюной обменяться микрофлорой. Возможно, такая традиция основана на древних языческих обрядах, символизирующих у гуманоидных рас полное доверие или даже согласие вступить в партнерство. Точное происхождение этого ритуала установить невозможно... Но иногда он бывает таким приятным!"
    Летучий Ежик:
    "Да у нас в школе каждую перемену эти придурки оборзевшие сосутся по углам. Хоть очередь занимай, чтоб под лестницу попасть".
    Тэсси Ам:
    "Зачем под лестницу?"
    Летучий Ежик:
    "Так не один, с Дари же! Сосаться и жамкаться! Она же клевая!"
    Если перемену в поведении идеального блонди в лабораториях заметили быстро, то вида не подал никто. Если начальство умиротворено - это прекрасно, но, как правило, внушает подозрения. А то мало ли что еще взбредет в элитную голову с этой внезапной и бурной жаждой деятельности!
    Терапевтический эффект, оказываемый Катце, был мощным просто невероятно. Так, что его хватало даже на несколько дней, если дилер вдруг предупреждал, что вечером не появится. В такие вечера можно было гладить и вычесывать Тэсс, бесцельно и уютно валяясь на диване, или наблюдать за ее резервными копиями, которые пока что не столько ходили, сколько ползали, но уже вовсю пытались мутузить друг дружку, особенно белый и черный детеныши. Черный Рики вообще был каким-то несуразным: мельче других, непригляднее и гораздо шебутнее, и Рауль с каким-то удовольствием отмечал, как ловко он отвешивает плюхи вальяжному и пуховому белому Ясси.
    Конфеты, фрукты и оливки, причем даже в большинстве своем не синтетические, попадали на стол пусть не в промышленных масштабах, но регулярно... Кто там говорил, чтоб непременно окружить себя красивыми и приятными вещами?
    В качестве очередной порции красоты тот Рики, который двуногий, преподнес странные украшения. Вернее, дело было так, что один из фурнитуров поймал монгрела за целенаправленной порчей имущества генетика, но на просьбы царапать лазером у себя в апартаментах Консула не прореагировал, а на аргументы, приведенные после просьб, дал сдачи. Когда же к совести (если, конечно, само это понятие применимо к конкретному переростку) монгрела воззвал сам господин Эм, дарк слегка стушевался. А потом - вытащил из кармана два бережно завернутых коротких ремешка, к каждому из которых были привязаны пластинки с символами, повторяющими процарапанный на дверном косяке рисунок. Три символа на каком-то из старотерранских языков.
    - Это что, новое матное слово выучил?
    Дарк засопел, зыркая из-под неровной челки своими антрацитовыми глазищами, и выдал:
    - Это нарочно. Чтоб защищало. А это - носить на обеих руках, чтоб тоже защищало.
    - Там что-то встроено?
    - Да нет же! Это просто... ну чтоб защищать! Как этот, но этот просто чтоб на удачу и чтоб не убили... ну или если убили, то чтоб сразу... - дарк подцепил у себя за воротником спрятанную на шнурке еще одну табличку с символами.
    - Не говори ерунды - они не могут действовать подобным образом. Не тот функциональный класс. Вообще никакой...
    - Но действуют же! Патта только на заказ делает такие.
    - Для Консула заказывай для своего.
    Дарк насупился еще сильнее:
    - А я и не для вас! Я для это... для него! Чтоб его сберечь!
    - А для меня? - усмехнулся генетик, но дарк всполошился:
    - Я могу и вам достать! Я могу!
    - Ты - кого угодно достать можешь.
    Растрепанный и с горестным взглядом, монгрел и вправду напоминал сердитого черного котенка.
    - Юпитер с тобой. Что делать-то с этими... артефактами?
    Рики разулыбался своими не слишком ровными зубами:
    - На руках носить. Нет, ну правда же! Один на правую, один на левую...
    Анализируя позже тот диалог, господин Эм только диву давался: кажется, он впервые в жизни говорил с этим... с этим, причем - вполне себе даже цивилизованно. Забавный опыт. Они даже смогли уговориться на то, чтоб стены и двери, если на то пошло, портить исключительно с помощью маркера, а шнурки можно прятать под рукава.
    По части странного опыта время вообще наступило крайне богатое.
    Во-первых, в очередном приступе чувств (которые внутренний голос обозвал сразу приступом идиотизма), сам генетик тоже внезапно обзавелся пэтом-переростком. Сначала его внимание привлек не единожды повторявшийся уже в документах смутно знакомый номер - кстати, именно сапфирка тоже просекла это и даже выделила цветом, намекая, что, возможно, у кого-то из нейрокорректоров путаница в документах. Путаницы не оказалось, а вот номер абсолютно точно вспомнился - и теперь одну из комнат в апартаментах занимала давно знакомая зверюшка - Мимея. Именно зверюшка, кстати, довольно живучая - за два месяца огребла три коррекции. Ну и качество этих коррекций – тоже сыграло роль, конечно. Речевые навыки утратила, передвигалась будто под тяжелой наркотой, спасибо, что под себя не гадила, - собственно, по таким результатам должна была отправиться прямиком на усыпление. Отправилась бы и раньше, если б не племенная ценность... а ценность, кстати, тоже весьма сомнительная - единственный полученный от нее детеныш не прожил и недели, а сама родительская особь с тех пор капитально слетела с катушек.
    Рауль Эм утверждал, что хочет опробовать на ней контактную коррекцию-реабилитацию путем общения с эконом-пэтами, - ведь любой опыт нужно сначала провести на животных, прежде чем повторять его на вольных гражданах! Рауль Эм едва не сгорал изнутри от отвратительной смеси стыда и вины, думая, что, не будь когда-то он зол на Минка и его пэта, без разбора использовавших окружение для выяснения собственных отношений, не отдал бы Мимею с глаз подальше в питомник. А еще - жалость. Иррациональная, но оттого не менее поглощающая - стоило только представить собственные реакции на гибель Резервной Копии... Неприятный опыт. Отвратительный.
    Опыт с Катце был совершенно иного рода и гораздо позитивней. Эффект снежного кома: стоило раз преступить запретную черту - и дальше забивать на нормы и правила с каждым разом становилось все легче. Может, дело и шло у них медленней, чем у нормальных людей, но где люди и где блонди! И уж точно не в ущерб качеству: ведь элита достойно всего самого-самого!
    С теперешних высот вспоминая свои попытки благодарить, Рауль только усмехался. Контактно и молча благодарить получалось с каждым разом все дольше и лучше; и уже не сталкиваться носами и не стукаться зубами, как поначалу, и не просто замирать, разинув рот, если рот у рыжего всегда был таким гостеприимным, ласковым и вкусным! Свой собственный вкус на нем тоже ощущался довольно забавно...
    Рыжий заказал еще три футболки: из этой, страшной розовой, Рауль практически перестал вылезать. Чужому блонди под сьют не смотрят, и потому генетик использовал ее в качестве нижней одежды днем и все так же засыпал в ней ночью. Те полтора часа, на которые приходилось с ней периодически расставаться, чтоб получить все обратно чистым и отглаженным, были наиболее печальными - зато как щекотало нервы вечером бродить по спальне, буквально всей кожей ощущая взгляд Катце на своих голых ногах! Рыжий тяжело дышал, часто сглатывал, но чересчур не наглел - только руками под эту футболку лез особенно активно, уже не только с резервной копией общаясь, но и с самим блонди.
    Это была игра. Своя собственная странная игра, свое собственное хождение по краю, причем край этот очень легко отодвигался. Ну, как край футболки: то погладить по бедру, а то - задрать и до пояса, вовсю оглаживая веснушчатыми руками по заду. Как бы не заиграться!
    Границы личного пространства тоже постепенно мялись. Случайные открытия продолжались: один раз Катце, упорно не желавший ночевать в гостевой и неизменно сматывавшийся домой, вырубился прямо здесь. Просто - бесцеремонно валяясь на кровати хозяина апартаментов, когда оба были абсолютно размякшими после своих игр, когда начисто лишенная брезгливости и такта Тэсс (хотя какая на фиг брезгливость, если она крыс жрет!) лапами гоняла по полу влажные салфетки, которыми эти двое только что обтирались, когда лениво говорили совсем ни о чем...
    А потом внезапно наступило утро с надрывающимся в комме будильником. И Катце смешно скакал по комнате, пытаясь одновременно натянуть джинсы, найти свитер и матерясь, что если шаттл на Неополию улетит без него и переговоры сорвутся, то братья Скоцоне не переломятся его на Амои найти и живьем в стеклопластик закатать. Это было весело, а просыпаться вместе оказалось приятно. Так, что, когда в один из следующих вечеров рыжий вздумал попрощаться, генетик просто и без лишних церемоний подгреб его к себе под бок и пожелал спокойного сна. Вырваться ведь от блонди абсолютно нереально...

    Микроблог Тэсси Ам
    Запись девятнадцать
    "Якки обо мне заботится - он смог устроить расписание так, чтоб мне можно было поменьше торчать в Синдикате"... Стерто. "Чтоб на работе мне времени приходилось проводить меньше. Рисон притащил сборник комиксов и идущий в подарок вместе с ними маленький костюм Феликса Фаербола. Костюм страшный, а вот чтение оказалось довольно забавным"... Стерто. "Костюм страшный и подшивка тяжеленная, такой убить можно, если сверху на голову уронить. Карред сам варил горячий шоколад - теперь мне кажется, что у повара руки растут не из того места, потому что у него такого никогда не получалось... Возможно, потому что мне и попросить горячего шоколада не приходило в голову"... Стерто. "Карред варит мне горячий шоколад и иногда спит у меня".
    Росари:
    "Это уже похоже на гарем!"
    Тэсси Ам:
    "В гаремах живут пэты, а не элита и монгрелы вперемешку"... Стерто. "А не разные придурки!"
    Лейла:
    "Ты что, с Амои? Знаешь, в таком случае понятно твое странное отношение к себе и к окружающим".
    Тэсси Ам:
    "И что?"
    Лейла:
    "А то, что ни хрена это не гарем, извиняюсь, а обычное рабство!"
    Росари:
    "На Джамила-одиннадцать тоже существуют гаремы!"
    Лейла:
    "Ну и что? Никто уже тысячу лет не приводит в свой гарем невольников или невольниц. Никому не придет в голову продать жену, если она наскучила или вышла из юного возраста. Моя биологическая мать погибла в аварии, когда мне было всего шесть, - старшая жена папы мне всю дорогу сопли вытирала, а когда я уехала в Хармат учиться, то мама Зумруд по четыре часа туда-обратно в шаттле тряслась, лишь бы мне своих домашних сладких лепешек привезти или плова! Я не представляю, чтоб папа выгнал, например, маму Алию, когда она сломала ногу и не могла ничего делать - да он сам ее кресло катал, пока она не смогла ходить! И это все - несмотря на то, что у нас шесть человек прислуги было! Мы живем не так богато, может быть, но я не думаю, что Арам отдал бы меня кому-то, даже если я стану толще раза в три и сварливее раз в десять. Извините, Тэсси. Мне просто очень сильно повезло: у нас не принято обращаться с людьми как с мусором. Несмотря на прижитых без брака детей, цвет кожи и волос и прочие глупости".

    Пишет Тэсси Ам:
    "Я схожу с ума от собственной мнительности. Я знаю, что еще рано, у меня три справочника перед глазами, гуманоидным еще не полагается... Мне кажется, или он уже начинает шевелиться?"
    Пишет Росари:
    "А что говорит медик, который ведет тебя?"
    Пишет Тэсси Ам:
    "Ничего. Его нет".
    Пишет Талисси:
    "Если нет проблем, то и делать в больнице нечего! Там только зараза одна, и не стоит чужим в лишний раз показываться!"
    Личное сообщение от Росари:
    "Тэсси, тебе точно не нужна помощь? Я знаю, что на Амои социальная служба абсолютно никакая, а ты - прячешься от всех на работе и не состоишь на учете у медицинской службы... Я, конечно, мало что могу предложить…"
    Личное сообщение от Тэсси Ам:
    "Нет, спасибо. Мы справимся".

    - Катце!
    - М?
    - Катце, тебя чему учили в Академии?
    - М...
    - Катце, готовить учили?
    - Ну учили... и убираться учили... и вообще учили...
    - Катце, а ты умеешь печь сладкие лепешки?
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  16. #16
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 12
    И мысли далеко,
    А разум – странно чист.
    Удар гормонами по интеллекту был и вправду страшным.
    Возможно, особенно по высокому интеллекту блонди, не предназначенному изначально для таких встрясок - оттого-то на этом идеальном гуманоидном варианте все сбои ощущались особенно остро. Рауль Эм не уставал поражаться непредсказуемости - даже нашел в сети соответствующий термин для всего безобразия разом. Пользователи обзывали это "пролактиновые мозги".
    Резервная копия начинала шевелиться. То есть шевелилась она с тех самых пор, когда отрастила себе конечности, но теперь - шевелиться стала ощутимо. Генетик прикинул разницу в пороге чувствительности блонди по сравнению с прочими среднегуманоидными показателями, плюс – собственную изначально слабую упитанность, сравнил инкубаторные и виварные скорости развития плода и велел себе успокоиться… Зато полчаса спустя навзрыд оплакивал очередную киномуть с одного из социальных каналов.
    Блонди невозможно напугать, они все слишком рационально для этого устроены – очевидно, почти все, за исключением Рауля. И такая честь, кто бы мог подумать, принадлежала Мимее.
    С тех пор как Резервная начала подавать достаточно явственные признаки жизни, бесцельное лежание на диване приобрело дополнительный сакральный смысл: генетик наблюдал. Созерцал. В рекомендациях по гимнастике и медитации такое обзывали "Внутренний свет", но при чем тут свет – кто его знает. Рауль лежал, прислушивался к осторожным, будто кончиком пальца или прядью волос, касаниям изнутри, наблюдал за эконом-пэтами (Тэсс мурлычет в корзинке, языком причесывая рыжего, черный и белый носятся на непослушных лапах друг за другом), жевал белые медовые лепешки с изюмом. В припадке оптимизма думал, что не так много времени пройдет – и щекотка превратится в полноценные швырки, ощутимые и видные снаружи даже невооруженным глазом…
    И в это время из-за плеча раздалось неразборчивое мычание. Корзинка с лепешками полетела в сторону. Возле дивана стояла пэт-переросток, против своей обычной апатичности – вполне себе взбудораженная. Она явно пыталась выразить какую-то свою мысль, только выходило так, будто ни одного целого зуба не имела. На домашнем корме выглядела она немногим лучше, чем раньше, - все такой же сломанной… Зато теперь! У нее даже слюни потекли от напряжения.
    Другие пэты старались держаться от Мимеи, даже причесанной и подкрашенной, как подобает, подальше, очевидно, чувствуя в ней чужую и видя слишком взрослую. А теперь, при виде красивого и перекошенного личика, волна восторга (как же чудесно помогает экон-реабилитация!) схлынула - и блонди разобрал откровенный страх.
    - Эээи! - старательно выводила пэт. - Э-иииии!
    - Спокойно! - приказал генетик, непонятно только, Мимее или себе.
    - Пф! Э-и!
    Как назло, моментально вспомнились все слухи и истории, когда внезапно взбесившиеся пэты пытались напасть на хозяев и даже всерьез тех калечили. И вспомнилась еще одна досадная мелочь - кольцо.
    Организм сейчас не слишком хорошо справлялся с водно-солевым балансом, и кисти рук иногда начинали отекать: Рауль просто бросил мешающий предмет в ванной, желая отдохнуть, а потом - не вспомнил.
    - Мимея, тихо.
    Вот так - голос должен быть ровным. Плохо, что реакции, по сравнению с другими блонди, у генетика теперь немного тормозились, но никто, слава Юпитер, был не в курсе этой маленькой слабости.
    "И сегодня же вели закрывать ее комнату!"
    - Это хорошо, что ты стараешься восстановить речь. Значит, и команды понимаешь. Сядь.
    Мимея поморгала и медленно села на пол у ног - ровно так, как обучали в академии. Очевидно, пэтская наука в пустую красивую голову вбита была почти на уровне безусловных рефлексов.
    - Молодец. Я рад, что ты такая послушная.
    Руки, кстати, слегка подрагивали, и сердце все еще не могло успокоиться, но покидать диван Рауль не поспешил - показывать питомцу свой испуг нельзя ни в коем случае.
    - Хорошая девочка, - рука осторожно погладила по мягким надушенным волосам. Красивым, приятного оттенка - за такую масть все питомники передерутся! Как натуральный шелк - тот, который легально было не то что не купить, а вывезти-то с производящей эту роскошь Рионы затруднительно... Да, шелк. Никакого сравнения с той жесткой гривой, что демонстрировал миру бывший фурнитур Минка. Даже странно - до чего же привычно и приятно стало путать и теребить его красную проволоку! Почти так же, как чесать и гладить кошку...
    Под хозяйской рукой Мимея успокоилась окончательно. Стихла, дергаться перестала - даже тремора не осталось и следа.
    Рауль горестно вздохнул над пролившимся зеленым чаем - ныне этот чай для генетика был почти под запретом и потому не пился даже, а смаковался изредка... Подгреб поближе опрокинутую круглую корзинку с лепешками.
    "Слишком большое нервное потрясение - приучать общаться с эконом-пэтами постепенно. Но как удивительно, контактная коррекция действует и на нее!"
    - Бэби! - неожиданно четко произнесла пэт.
    - Правильно. У Тэсс три котенка. Черный, белый и рыжий. Два играют, один - спит.
    - Бэби! - повторила Мимея. И тихонько коснулась Рауля выше пояса. - Бэ-би!
    - Я уже в курсе, - ответил блонди.
    Потом снова погладил посмурневшую Мимею, грустно отметив, что абсолютно ничего, кроме жгучей иррациональной вины, не испытывает. Такую - хотя, признаться, не растерявшую привлекательности даже теперь - не в кровать тащить, а жалеть сидеть.
    "Отравил ты меня, Катце. Наркота ходячая, не человек!"
    Размышляя так, генетик сжевал еще одну белую лепешку с изюмом, даже отломив кусочек для Мимеи: Тэсс обычно с радостью принимала такие подачки с хозяйского стола, если ей предлагали мясо. Пэт взяла - и правильно сделала. Хорошая порция углеводов в сочетании с вредными животными жирами - отличное и мягкое успокаивающее.
    - Бэби. Там.
    - Главное - не болтай об этом. Или мне придется принять меры. На вот, скушай еще лепешку, и иди к Тэсс или к себе.
    Возможно, именно наличие аналогичного опыта помогло чокнутой Мимее так запросто раскусить своего бывшего и вновь обретенного хозяина - в любом случае оставалось тихо радоваться, что за пределами апартаментов блонди по традиции появляются замотанными в гору положенных по статусу тряпок. А не в свободных брюках и голубой майке, где на животе красовалось, в шутку повторяя логотип какой-то пищевой или парфюмерной компании: "Сделано с любовью". Ладно хоть рыжий гад смеха ради не заказал напечатать на футболке "Сделано по пьяни" - хотя, наверно, так было б гораздо честнее.
    Опыт-опыт... Рауль честно попытался найти объяснение своему феномену, но на архивах с геномами блонди получил от ворот поворот. Право доступа мог получить только Консул в чрезвычайных ситуациях с кодом А или весь Синдикат в тех же ситуациях и при случае невозможности передачи информации лично Консулу...
    - Вот сучка! - с досады Рауль даже слегка грохнул по голографическому экрану. Экран обиделся, согнулся и подло погас.
    Оставалось только надеяться на рыжего. Дилер долго спрашивал, в курсе ли Рауль Эм, на что тянет такое неуклонное стремление залезть в архивы Юпитер, но обещал скооперироваться с другими умными гражданами и не-гражданами и поковырять со своего терминала. При этом он без конца бессознательно потирал шрам на изуродованной щеке. Вот ведь даже удивительно: фаллопластику не пожадничал сделать и время свое потратил, а такую безделицу, как рубец, с лица убрать не собрался... Не узнают его без этой метки, что ли?
    Ничего не дал визит в закрытый элитный питомник-инкубатор, знакомый Раулю по смутным воспоминаниям многолетней давности. Ничего, кроме переполоха среди местного начальства и собственных истрепанных нервов: поголовно нейрокорректированные повадки обслуги, под присмотром которой чинно выгуливалось или занималось прочими делами светлое будущее Танагуры, не понравилось генетику. Хотя деликатная коррекция персонала со стабилизацией сильных эмоций была прямо прописана в правилах заведения, и задолго до Рауля...
    Уже в Эос с Раулем случилась натуральная истерика: собственные странные мысли довели просто чуть не до беготни по стенам. Как бесящуюся Тэсс, когда она вдруг принималась скакать по коврам и обоям. Блонди трясло, он что-то сам себе бормотал, что так не должно продолжаться и все надо менять, чем скорее, тем лучше... Пришла кошка, запрыгнула на плечо и стала громко урчать в ухо и тереться носом о щеку, следом пришла Чокнутая, макушкой скользнувшая под ладонь. Потом пришел Катце - и обе, и пэт, и эконом-пэт, сразу исчезли из комнаты. Катце тоже не спрашивал ни о чем и не пытался даже влезть под одежду, только гладил по волосам, целуя темно-золотые завитки... Парадоксальное он создание был, этот рыжий. Стоило пересечься с ним в спокойном виде - и готово дело, всех мыслей и пожеланий - как бы спрятаться ото всех, чтоб никто не мешал лизаться до полного умопомрачения, а стоило оказаться разбудораженным через край - и успокоение наступало без всяких препаратов... Наркота, наркота.
    Дилер думал, дилер искал лазейки в электронных мозгах в Танагуре, а генетик - снова и снова погружался в неотфильтрованные глубины федеральной сети. Увы, федеральная сеть в большинстве своем мало что могла предложить. А потом…

    Пишет Тэсси Ам:
    "Ежик, скажите честно: сегодня вы пришли сюда, чтоб всех исключительно обхамить?"
    Пишет Летучий Ежик:
    "И нагадить в душу. И оторваться. И отрелаксировать. Дари, сучка, опять не дает: говорит, месячные"...
    Пишет Лейла:
    "Ежик, фу!"
    Пишет Дарси Дарси:
    "Да чтоб тебе самому, сопляк, побывать хоть раз в женской шкуре! Со всеми этими приятностями - чтоб поясницу ломило, чтоб хотелось спать и убить всех или чтоб после викенда тест внезапно оказался положительным... А потом еще и обидеться на тебя, а? Что ноешь, что хочешь всех убить и весь скучный-противный, сучка такая"...
    Пишет Росари:
    "В этом плане можно позавидовать химерийкам, наверно".
    Пишет Лейла:
    "Химерийцы - несколько воспитанней, чем кое-кто?"
    Пишет Росари:
    "Ну... разные есть, наверно. Но в женской шкуре у них побывать - это не так затруднительно: некоторые мужские особи обладают природной трансгендерностью".
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  17. #17
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 13
    Тех, кто сводит с ума без улыбок и слов,
    Стоя рядом и глядя в окна небес…
    Блонди не приличествуют сильные чувства, но даже у самых идеальных случаются иногда странные девиации, когда весь прочий мир остается в стороне, а сам он - остается ночью в лаборатории.
    Окно справочной службы, окно киберэнциклопедии, окно федерального справочника... Воистину, блонди немногим хуже терминалов предназначены собирать и перерабатывать информацию!

    Пишет Тэсси Ам:
    "Как такое вообще возможно?"
    Пишет Росари:
    "Произвольная частичная трансмутация. Среди взрослых химерийцев потомство может дать и мужская пара. При условии, конечно, что оба родителя здоровы и достигли не только физиологической, но и физической зрелости, что набор геномов идеально подходящий друг к другу, при условиях, конечно, адекватного по количеству и сбалансированного питания и рабочего режима без избыточных нагрузок"...
    Пишет Лейла:
    "Такие условия - они вообще для всех! А вообще - Росари, фу. Через какое место они вообще рожать будут?"
    Пишет Росари:
    "В том и есть одна из химерийских особенностей - их тела способны к трансформации гораздо сильнее, чем у обычных гуманоидов. Когда процесс формирования дочерней особи завершен, в теле родителя в течение нескольких часов формируются выводящие пути. Нет, сама не наблюдала, но во время Химерийского конфликта видела и подобные семьи, и одного из химерийцев, который три дня добирался через пустыню, мутировав в крылатого серпентоида, потому что гуманоиду под тем солнцем и почти без воды и пищи было бы не выжить. И это при том, что парень был контужен, катапультировался из подбитого шаттла".
    Пишет Лейла:
    "Химерийский конфликт - это же прошлый век! Семьдесят четыре года назад! Простите, ханум, за мое вольное обращение!"
    Пишет Росари:
    "Не надо мне выкать! Я начинаю чувствовать себя старухой! Я тогда совсем еще сопля ж была, четвертый курс. Ну, в качестве практики тогда кого куда закинули, а мне вечно мало было, нет бы где-то в больнице в нормальной - понесло в волонтерский отряд. Запомнила на всю жизнь: у мамы как-то на кухне пароварка взорвалась, а я, как спала, так, не открывая глаз, вскакиваю и ору: "Тревога по коду В, эвакуировать население в бункер!" Ищу свой "Параблас" и только потом понимаю, что дома уже неделю"...
    Пишет Летучий Ежик:
    "Охренеть мирные волонтеры вы все там были, а?"
    Пишет Росари:
    "Это не для кого-то местных. Это - для мародеров по большей части. Они - не люди. Хотя внешне вполне себе гуманоиды и вроде как воевали за права человека... Я как-то больше с последствиями этой войны разбиралась. А еще - Хосепе там своего встретила. Смешно и грешно: ему кисть чуть отнять не пришлось, так все раздроблено было, - все ничего, а уколов инъектора он, взрослый мужик, боялся"...

    Про Химерийский конфликт информация была скудной до неприличия. Таких конфликтов были и будут тысячи - мелкая планетка, как не скажет переросток Минка, в жопе мира, с кое-какими ресурсами и оригинальными технологиями, однажды кого-то заинтересовавшими. Попытка этих кого-то насильственно посеять на Химерии доброе, вечное и демократию, заодно как следует поживившись, увенчалась провалом. Амои, кстати, тоже тогда рассчитывала поиметь с того свою скромную выгоду, правда, действовала достаточно исподтишка и вроде бы по-дружески. Увы или нет, но Химерия оказалась крепким орешком, а не обремененные лишней демократией аборигены жили по принципу "Кто к нам с чем зачем, тот от того и того". Демократам с их запасами оружия намолотили по ушам еще на подлете, с охотников за ресурсами денег умудрились содрать столько, что дома оказалось дешевле, а охотникам за технологиями не досталось в живом виде ни единого и кухонного комбайна.
    Собственно, на этом сведенья про Химерию почти исчерпывались. Уровень открытости - Б (то есть, по всему периметру границы боевыми шаттлами официально не отгорожены, но гостей принимают только по вызову и в туристах не заинтересованы), население - столько-то миллиардов, площадь суши, площадь океанических поверхностей, разумная раса - гуманоидная, белокожие… Собственно, вся эта закрытость тоже наводила на размышления. Одна из сетевых голограмм явила взору генетика несколько невнятных гуманоидов, светловолосых и светлоглазых.
    "Ну что, здравствуйте, возможные нечужеродные особи! Интересно, если какой-то материал с Химерии все же был вывезен и пущен в работу, сколько еще подобных… кх… химер здесь на Амои гуляет?.. И что за умник так накосячил с генами в питомнике?"
    Собственно, эта закрытость была самым паршивым из всех свойств Химерии. Что было бы, вздумай генетик отправиться потом именно туда? Просто не пустят. Сойти за своего тоже бы не получилось. Подделанные документы, даже если они подделаны очень качественно, можно сказать, через официальные источники пробиты, просекут на кордоне, и каким бы ни был потом исход – на Амои можно будет и не пытаться вернуться. И ладно, если делу не придадут статус государственной измены. Амои, конечно, с Федерацией не сильно дружится, как и вообще со всеми, но никто пока не отменял наемных убийц, которых можно нанять где угодно – гражданство у подобных лиц, как правило, очень условное…
    В поисках нужной информации Рауль насиделся в сети допоздна и до ряби перед глазами. Уже и фурнитур пару раз появлялся в дверях, но намекнуть на позднее время не решался – кто знает, как может нервный блонди отреагировать на такой намек! Пошвыряется вещами или посудой, которая теперь просто стаей за ним следует и оседает там же, где хозяин: чипсы, оливки в рассоле, мороженое, маленькие кофейные шоколадки, пончики, обертки, бумажки, крошки… А пошвырявшись и наоравшись, хозяин запросто мог расплакаться – и это вовсе тихий ужас, ведь что делать, когда хозяин злой, это понятно, а ну если опять сидит весь в соплях и с красными глазами?
    Что там писала эта, как ее... Лейла про Магомеда и гарем, в который он идет? В смысле, что если гора не идет к Магомеду (кто такой, еще бы узнать), то Магомед идет в гарем… в смысле, к горе. Эта идея как нельзя кстати пришла между банкой корнишонов и чесанием Тэсс – а как насчет того, чтоб с Химерии кого-либо из медиков на Амои зазвать? Тут ведь по туристической визе кого угодно протащить можно…
    Из сети общей вылезть на химерийскую местную не вышло. Не то барахлила, не то ее так глушили – вдаваться в подробности генетик не собирался: для такого у него был собственный хакер.
    Собственный ручной хакер был здесь вечерне-ночным существом, но иногда казалось, что скорее уж обитателем апартаментов, нежели гостем.
    Господин Эм иногда думал, что вот это и называется – вести двойную жизнь. Днем есть лаборатории, есть Синдикат, бесконечно утомляющие светские мероприятия – много, слишком много всего. А вечером наступает время широких футболок, бесящихся эконом-пэтов (сонный час гуманоидов и их шкодный час совпадали по времени просто удивительно), вкусной вредной еды в количестве перед голографическим монитором… От такого момента истины становилось щемящее хорошо и отчего-то страшно.
    Страх был слишком иррационален, чтоб блонди мог ощутить его в полной мере, но мысль о том, что кто-то или что-то может послужить прекращению таких встреч, была редкостно неприятной. И прилипчивой, будто старая жевательная резинка – с тех пор, как Консул и его переросток в обоюдно-добровольном порядке объединились под одной крышей, в такое можно было периодически вляпаться у них в гостях…
    Рауль слегка удивлялся, как легко это прозвучало: "у них". Никто не вспоминал про квартиру в Апатии, точнее, давным-давно, как теперь казалось, вспомнил только раз и только сам генетик. Минк ответил невнятно, что-то вроде "Я – Консул, что хочу – то и ворочу!", но благодушно пояснил:
    - Мотаться туда-сюда задраться можно. Пока гостей выпроводишь у себя, пока там повыкинешь. Одни соседи орут, у других стрельба, третьи – думают, что у все у нас и к нам ломятся… По комму разыскивают – невозможно просто! В окна рекламный баннер светит, никакие фильтры не помогают, а он еще и звуковой! Надоело, пошло оно все! Жить вместе как-то проще…
    Так оно и вышло, что теперь у консула можно было запросто вписаться в прилепленную невесть где жвачку, в холодильнике – найти в ассортименте пиво и прочую дрянь, которую емко называют "бухло". И можно было найти до неприличия счастливого Консула – такого, что становилось иррационально, но от этого ничуть не менее завидно.
    А вообще, наверно, доходило до смешного: Рауль вдруг понял, что был бы не против, если бы такое вот положение вещей продлилось подольше. И хрен с ним, с внезапно растущим брюхом, с тем, что утром постоянно хочется спать, днем постоянно хочется есть, а вечером сразу все вместе и одновременно, и что сьют надо на несколько размеров побольше и на эластических лентах… Это было приятно - видеть что-то вроде обожания, крупными буквами написанного на лице неуемного дарка. (И позлорадствовать в адрес Минка, ведь чтоб добиться такой ласковости, Рауль ровно ничего не применял, наоборот, периодически гнал монгрела в шею.) Или тот же Консул, который достаточно равнодушно (Равнодушно? Вот гад!) относился ко всему происходящему, но едва не вперед фурнитуров рвался открывать двери и всячески за Раулем ухаживать...
    Катце – тот тоже ухаживал, да еще как. Всякие приятные мелочи и не мелочи, предназначенные лично генетику, все почти сплошь были делом его рук. Из-за гормонального сбоя Рауль стал слишком падок на все вкусное, и дилера всегда можно было за тем вкусным послать. Он же такой, этот Катце, хозяину борделя резиновую секс-долл впарит и у Юпитер секреты ее собственные выманит – он пол-Федерации облетит, но достанет, что надо. И забота о том, чтоб снять некое накапливающееся сексуальное напряжение тоже была делом Катце… ну или делом его рта, это уж как покатит. Спать с ним было тепло, а гуманоидная особь в качестве ортопедического валика для сна оказалась вовсе бесподобна: очень теплый, почти горячий (наверняка в генах заложена предрасположенность к повышенной на одну или две десятых градуса температуре тела), в меру мягкий, в меру плотный, на ощупь – приятный и пахнущий приятно… А если утром случались отлежанные руки или шеи – ну так с кем же их не случается!
    А еще было множество мелочей, слишком с рыжим связанных – например, с ним можно было просто молча сидеть на диване перед экраном. Даже не разговаривать, соблюдая очередность умных реплик, натурально и по-монгрельски сидеть рядом и тупить в экран, одновременно поглощая дешевую вредную еду в количестве – смотреть сериал, пока Катце будет щелкать клавишами бука! Приятно же. Интересно, Ясон Минк, у которого Катце обитал в свою бытность фурнитуром, хоть раз рассматривал его с такого вот близкого расстояния? Скажем, знал ли он, что рыжий, когда задумывается, начинает щелкать пальцами? Будто официанта в кафе подзывает. Что у него привычка к дорогим ботинкам и что носок на правой ноге вечно протирается. Или – тяжко просыпается в те редкие дни, когда ему не нужно срочно куда-то рваться и спешить, хмыкает-морщится-ежится, с огненным ворохом на голове и отпечатком подушки на веснушчатой щеке… Кстати, почему его не забраковали за эти пигментные пятна на коже? Для рыжих, конечно, это скорее норма, чем исключение, но многие считают такое проявление фенотипа именно дефектом… Хотя Ясон вообще всегда был охоч до разного рода экзотики, иначе не втравил бы окружающих в свои приключения. И пятнисто-красного фурнитура бы не завел, и монгрела в качестве пэта… и сами эти, не убояться такого слова – выходящие за рамки отношения – блонди о таких с инкубатора и до утилизации не слышали…
    Вот Рауль теперь эту экзотику полной ложкой тоже греб. Расхлебывал, прямо скажем.
    Со всеми этими клубничными пирожными, учиненным кошками бардаком, шевелениями где-то внутри и начинавшим из-за этого щемить сердцем, с чужим дыханием на соседней подушке… И осознанием, что ничего другого пока что мучительно не хочется. Ну, может, в качестве новинок хочется секса по-настоящему, а не лизаться, и, наверно, попробовать плова… А остальное все вполне устраивает: четырехкратное урчание на краю кровати, полная голова цветной шерсти, тепло рядом и утренний вопль "Кто из этих гаденышей опять нассал мне в ботинок?!"
    Рыжий, несомненно, стал занимать слишком много места в голове у нейрокорректора – хоть самому себя откорректируй, особенно когда от излишней задумчивости в лабораториях начинался бардак. Впрочем, бардак тот подчиненные быстро устраняли, мотивируя, что блонди тихий и задумчивый – стократ хуже и опаснее блонди откровенно злого и орущего…
    Неудивительно, что и вытрясенные из электронных мозгов Юпитер и иже с ней сведения преподнес именно рыжий. Сиял как светодиод ходячий.
    А вот информации оказалось – крупицы. Кто-то шибко умный подчистил, и никакой кэш не спас… Скорее всего, Юпитер и подчистила, а вот на кой – хрен ее знает. Очень мало, и все уже – спасибо болтливой старушке Росари из федеральной сети! – довольно ожидаемо. Последняя корректива внесена в геном блонди семьдесят лет назад, образцы из материала под шифром 18444-А (что за образец и где добыт – уже не раскопаешь, но догадайтесь сами), охват корректировки – сто процентов генофонда… Память проводивших изменения – откорректирована, полная расшифровка генома не прилагается. Сплошные черные дыры с белыми пятнами пополам.

    - Катце!
    - Мммм…
    - Катце, у меня деликатный вопрос!
    - Сплю я.
    - Катце, какого хрена? Катце, Минк со своим… монгрелом – они вообще-то… ну… предохраняются?
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  18. #18
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 14
    Если гора не идет к Магомеду

    Нет, на Химерию соваться нечего было и думать. Об этом честно сообщил и Ясон:
    - Не любят там амойцев! Где поймают – там и по-нелюбят…
    - Это после конфликта, что ли?
    - И после него тоже: кто-то слил, кто именно военным миротворцам денег дал на пять скоростных катеров. Или кому нужны были кой-какие чертежи и разработки из их сектора испытательной турбомеханики…
    - А еще – кому понадобился их биоматериал, да?
    - Возможно. Сожалею, но подробностей тут мало – к сожалению, в архивах редко остается развернутая картина произошедшего… хм… в подобной ситуации.
    - Когда Амои дают хорошего пинка! – влез со своим комментарием дарк, и это был тот момент, когда возразить по сути было нечего:
    - Фу, как грубо!
    - Зато честно!
    - Щедра Юпитер на чудеса – честных монгрелов довелось увидеть…
    Катце тоже только руками развел: на Химерию и в частном порядке было чревато соваться… В качестве доказательства рыжий в лишний раз пощеголял перед Раулем еще одним шрамом, возле правой ключицы.
    - На подлете обстреляли! С пограничного катера. У нас перекрытия полетели – натурально к стене пришпилило…
    - Не хочу этого слышать! – честно предупредил Рауль. Чувствительность у него как-то постепенно со своего повышенного порога съехала на самый обычный уровень, особенно психическая…
    Шрам был довольно уродливый, похожий на некрасивую неровную звезду, и бледно-розовый. Очевидно, в новой коже почти не вырабатывалось пигмента – никаких веснушек. Катце был усыпан этими мелкими крупинками меланина почти весь и потому, если смотреть издали, – просто будто достаточно темный. А вблизи – как самый красивый розовый мрамор с вкраплениями золотого песка…
    Чего притягательного в этом рыжем, если рассуждать логически, – хрен поймешь, но Рауля натурально вело. Возможно, имело место такое извращение, что именно эти шрамы больше всего и выносили. На щеке, на плече, три маленьких круглых справа (те, которые, по всей вероятности, от огнестрелов)… А еще эта неровная кожа была с тем же солоновато-пряным привкусом пота и "морской свежести" – у Катце вечно забавно делались круглыми глаза, если генетику вздумывалось проявить инициативу… Да, глаза у него, несомненно, были красивыми – наверняка геном каких-то пэтских линий был тут намешан – большие, немного раскосые и с абсолютно женскими длинными и загнутыми ресницами. А еще – чертовски заводило, как он, рыжий, будто зеркальное отражение, возвращал жест: отвести пряди, погладить по щеке, скользнуть по шее к краю распахнутого воротника…
    О том, что что-то понадобилось от Химерии, они вспомнили десять минут и один пролитый на клавиатуру бука чай спустя – оба задыхающиеся, расстегнутые и одинаково "плывущие". Точнее, генетик-то конкретно уже деградировал до состояния желе. Потому что тактильный контакт не только рук, но и корпуса – это слишком сильно; и только краем господин Эм отметил, что, кажется, эпохе обниманий поверх футболок пора потихоньку становиться историей. Рыжего же, очевидно, фурнитурская привычка думать прежде всего головой и осадила. Хотя надолго ли – тем более что от хриплого шепота на ухо всего Рауля от макушки до пяток прошили крошечные электрические молнии. Обычно Катце как-то все отшучивался, или ржал, или же вспоминал о субординации и потому виделся слегка отстраненным, но уж точно не звучал так серьезно и интимно одновременно:
    - …потому что однажды я просто не смогу остановиться. Совсем.
    И все это – ровно так, чтоб своим раскаленным дыханием заставлять покрываться мурашками тонкую кожу возле уха!
    "Эх, охренеть, а захочу ли останавливаться я – что, тяжело спросить?!"
    Катце аккуратно обтер чай с бука, не пожалев для родной техники носового платка, и будто бы продолжил начатый ранее разговор:
    - Но недоступность Химерии не значит, что нельзя договориться с отдельными ее жителями. Скажем, найти общих друзей, у которых можно было бы пересечься… кхм… ладно, найти общих знакомых, у которых можно будет это сделать.
    - И чтоб лететь можно было с неофициальным визитом, в частном порядке. И желательно поближе, чем на саму Химерию.
    - Э…
    - И чтоб федералов там особо не жаловали – мне не нужен скандал.
    - Ну, как бы сказать…
    - Амои успела посраться со всеми, кто соответствует?
    - Я поищу и обязательно найду.
    Слово свое Катце сдержал, найдя сразу пять возможных "пристанищ". Но, сволочь такая, хотя и ночевать остался, задрапировался не только в футболку, но и домашние брюки чуть не до подмышек натянул. На завязочках такие, в стиле "хрен распутаешь". Генетик, против обыкновения вырубаться рядом с рыжим моментально, ворочался едва не час, но ничего не дождался: блин, не начинать же тут ему приватного шоу, чтоб как-то расшевелить? В отместку блонди перетянул на себя все одеяло, а в ноги рыжему пихнул Черного Рики, отличавшегося от собратьев особо острыми зубами и когтями в сочетании с абсолютно берсеркским нравом. Эти-то два увальня по большей части только и умели, что гадить исподтишка…
    Покосился на грустную рыжеглазую Тэсс, сидевшую на краю кровати:
    - Облом тебе, вуайеристка. Ты нынче без зрелищ, а я – вообще без всего…
    Эконом-пэт поняла мало что, но подгребла поближе, пожалела, замурлыкала. Никто ей не приказывал и не одергивал, но с некоторых пор на живот к хозяину она не забиралась – так, под бок пристраивалась и в клубок сворачивалась.
    Из пяти предложенных вариантов два отпали сразу: одна из планет находилась у Рагона на куличках, почти три недели лету, вторая оказалась лысой, как коленка, и в качестве городов – со скопищами близкорасположенных геологоразведочных баз – на такой туристам делать нечего от слова совсем. Да и общать местное население не слишком хотелось: в таких маленьких поселениях все и все про всех знают. Так что решено было столбить три оставшихся. Тоже довольно чахлых и сильно своеобразных в плане порядков, но со степенью доступа для жителей Амои - В с половиной.
    - Хочу на Джамила-одиннадцать! – радовался Рауль. – Там можно будет попробовать настоящего плова!
    Совсем настоящего плова по-джамильски на Амои было не приготовить хотя бы потому, что шоль-кертенкель должен был попасть на кухню свежим, а не в виде импортного полуфабриката глубокой заморозки. Так утверждал Катце, перелопативший с десяток поваренных блогов. И расти должен был не на ферме круглый год под крышей и на концентратах, а бегать под солнышком и жрать что Аллах пошлет… так писала в своем блоге пользователь Лейла. "Вообще-то шо-ке всеядны и переварить способны почти любые биологические отходы, так что мы отлично решаем с их помощью и проблему помоек – наверно, именно поэтому их мясом многие брезгуют"… - честно предупреждала ханум. Плов от этого менее привлекательным не стал, а вот заметку себе Рауль сделал. Почему-то на Амои, при всей бедности хоть каких-то ресурсов, помоек было не счесть…
    - Мимикрировать под местных еще не пробовал? – Ясон скептически продемонстрировал голограмму с вполне себе симпатичными гуманоидами, которых ничуть не портили ушки высоко на голове – вроде тех, которые были у эконом-пэтов, только покрупнее. На лице Консула отчетливо читалось мнение о закончившихся умственных способностях генетика. И чем именно теперь генетик думает.
    Переросток, кстати, тоже принял сторону своего хозяина, в свойственной ему манере сообщив, что здравоохранение на Джамиле-одиннадцать – оно от слова "говно" и на уровне бесплатной больницы в Кересе, куда во все времена ссылали отрабатывать наказание провинившихся студентов-медиков. Не один Катце тут сетью пользоваться умеет.
    Это, конечно, подгадило настроение, но Рауль Эм мстительно возразил, что на Деше и Терре-Беллиссиме лучше ненамного. Выбирать из трех зол и в самом деле было почти нечего.
    "Деша и Джамила – одинаково далеко, а на Белиссиме"…
    - А на Беллисиме довольно легко получить местное гражданство – ты никогда не задумывался над этим?
    - Никогда – не тот функциональный класс.
    - Чтоб думать?
    - Чтоб менять гражданство. Ясон, ты плохо воспитал своего щенка: он опять дерзит.
    - Я не про это! Я про то… ну, чтоб у него, этого, на всякий случай было другое…
    От надоедливого монгрела Рауль только отмахнулся. Скорее всего, чтоб поразмыслить над его доводами на досуге – и без того в голову постоянно лезла всякая ерунда, а с каждым общением с дарком этой мути становилось в разы больше.
    Чтоб отвлечься от всего этого малопонятного, не желавшего вмещаться в логическую картину окружающего мира (и потому, очевидно, уходившего на несколько этажей ниже, в подсознание), Рауль, наверно, и возился с Чокнутой. Сначала – просто наблюдал за реабилитацией, делая себе пометки, как идет восстановление двигательного аппарата и речи… Признаться, поначалу Чокнутая немного пугала – этот страх был гораздо более рациональным, так что Рауль даже велел на ночь закрывать ее комнату: как бы не пошла вразнос Мимея. Но по мере того, как восстанавливались бытовые навыки, прочие тоже начинали приходить в норму. Агрессии к хозяину Чокнутая не проявляла - наоборот, пыталась выделывать кое-какие забавные трюки, как то сама наливать чай или приносить нужную вещь. Лезла кормить эконом-пэтов – ну, их все кормить чуть не в очередь строились, только Черный Рики и Тэсс предпочитали добывать еду самостоятельно и беззаконно. Но у Мимеи из рук брали.
    В соседней с файлами Чокнутой папке Рауль конспектировал то, что происходило с ним. Это тоже несколько… отвлекало. Помогало бороться с приступами паники или депрессии (особенно когда дома и вообще на Амои не оказывалось Катце) – генетик абстрагировался от собственных метаний, будто просто получил на исследование ценный материал и ставил уникальный опыт…
    Пока же весь "уникальный опыт" не выходил за рамки чего-то очень среднестатистического и абсолютно гуманоидного. Если отбросить, конечно, гендерную принадлежность особи, здесь ничего не заслуживало бы внимания; и Рауль очень жалел, что ни с кем не может все обсудить. Не с Чокнутой же. И не с Катце, он все равно понял бы тут одно слово из десятка. И вообще… Рауль неизменно тут немного запинался, но все же формулировал четко: обсуждать все бесконечно физиологическое с Катце не хотелось – было подозрение, что это может оттолкнуть рыжего. С Катце можно было говорить о чем угодно, он ведь столько знал и столько видел! А оказывались наедине – и говорить хотелось не так сильно, как хотелось обжиматься и обмениваться слюной, тискать его, будто эконом-пэта, заснуть нечаянно рядом, а перед этим – чтоб все было по-настоящему. Не так красиво, как на шоу, но еще лучше и настоящей, чем у Минка и его переростка. Чтоб вообще диван в гостиной развалился. У кровати ножки пообвалились, а у Орфея Зави этажом ниже с потолка пластиковые панельки пооблетели.
    Микроблог Тэссси Ам
    Запись тридцать четыре:
    "С Карредом поругались. Пришлось целый день провести в разъездах, усталость дикая, только до дома и упасть, и пришлось колоть себе четверть кубика, чтоб снизить повысившийся тонус, – и этому гаду приспичило вломиться в комнату именно тогда. Он едва не кричал и категорично требовал уйти в отпуск или взять несколько выходных. Вдобавок наябедничал на меня Риксону, а он уже на выражения и интонации не скупился"…
    Что там не скупился, Рики орал матом! Чтоб не смел загонять себя, даже если на себя плевать, потому что ему на главного генетика всея Амои, по сути, тоже плевать. Но устраивать резервной копии веселую жизнь и зависимость от разной наркоты еще до рождения он не позволит… Потом пришла Мимея. И, ласковая, смирная, впервые в жизни проявила лютую агрессию, с размаху заехав бывшему возлюбленному кулаком в глаз.
    Личное сообщение от Росари:
    "Медика-куратора, я так понимаю, у тебя все так же нет? В таком случае, знаешь, наверно, они были в чем-то правы. Хотя кричать, может, и не стоило".
    Эти, конечно, тоже извинились. Что монгрел, вид которого с пакетом льда у глаза взор Рауля слегка и мстительно порадовал. Что Катце, приперший из порта полный багажник разной вкусноты и два новых домашних костюма и на ночь оставшийся без уговоров (хотя все равно в брюках, гад!). И даже Мимея – за неподобающее поведение – но на это генетик только посмеялся, решив на досуге прикинуть, что вышло бы, если некоторых отслуживших свое пэтов для экономии ресурсов на выращивание попытаться обучать на роль охраны...
    Личное сообщение от Тэсси Ам:
    "Я – биолог, и мне моего образования вполне хватает. Все равно навряд ли местный куратор сможет вместе со мной потом улететь на Терра-Белиссиму – лучше буду искать кого-то сразу там".
    "И зачем ты к нам на Беллу собралась? У нас же нет таких хороших технологий, как на Амои!"
    Эта Росари, старуха, бывший медик, оказалась с Терра-Белиссима.
    "Росари, помните, вы предлагали мне свою помощь?"
    "Я все так же согласна помочь по мере сил, если ты об этом – я от своих слов не отказываюсь. Если это не навредит тебе и не подставит тебя под удар, сможешь через три дня встретить меня в порту?"
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  19. #19
    Турист
    Регистрация
    14.03.2013
    Адрес
    Нежный Новгород
    Сообщений
    33
    Глава 15
    Старушка-золото, нрав кроткий, редких правил…

    До определенного момента в своей элитной жизни Ясон Минк был твердо уверен в собственной непоколебимости. Потом – твердо знал, что вывести из равновесия его способна только одна-единственная гуманоидная особь – правда, вывести качественно так… Теперь же Консул твердо знал только одно: ничего нельзя загадывать заранее и что самый идеальный блонди способен отчаянно чудить, так, что в ответ остается только крыть самым отборным кересским матом.
    Главный генетик, кажется, потерял свой идеальный разум от слова совсем: иначе как он мог додуматься пригласить на Амои медика-инопланетника?! А самое странное – умудрился заразить своим безумием и этих двух маргиналов, только восхвалявших дальновидность и аккуратность Рауля. Наверно, дело было в том, что они генетику практически поклонялись.
    Это все поднимало в душе (если, конечно, у блонди есть душа) горькую на вкус волну протеста. Ясону было с Эос плевать на то, перед кем крутит своей задницей рыжий прохиндей, при взгляде на Рики элитное сердце начинало ломить от тоски. Рики таскается в апартаменты Эма. Рики таскается туда с подарками, и, даже если бывает выгнан взашей, возвращается крайне воодушевленным. Что там воодушевленным, сияющим, будто свежепомытое стекло!
    Радостность происходящего Консулу тоже была малопонятна - как можно до такой степени радоваться какой-то резервной копии, которой еще и в готовом виде не существует? Чисто потому, что, может быть, ему будет дозволено эту копию наблюдать и получать себе иллюзию, что жизнь удалась не хуже, чем у кого-то из вольных, которые вместе с партнершами выращивают своих дочерних особей в домашних условиях… Тратить деньги внезапно не на бухло, байк или еще какую-то муть, а валить прямиком в чистые кварталы, чтоб непременно притащить оттуда очередную по своей сути бесполезную вещь, хранящую нейтрально-слакий запах дорогого супермаркета, будто в гнездо волочь… только ни хрена у Рики гнездо не здесь!
    И это было еще обиднее и безвыходнее.
    Окажись на месте Эма какая-нибудь идиотка-пэт, не было бы сомнений, как подобную ситуацию разрешить, но главного генетика с глаз долой в питомник не выкинешь. Да и то, что вроде как друзья – тоже доставало: ну проснулись в одной кровати, ну не помнил все в упор, что там накануне было, кроме того, что вроде с кем-то там кувыркался… Такие друзья называются сволочи.
    А эта зеленоглазая сволочь еще и пыталась снова мозги полоскать, благо хоть не так интенсивно, как раньше:
    - Надеюсь, в ваших играх ты – за главного. Ты уже ознакомился с отобранной документацией, не так ли, и представляешь, какие последствия может принести тебе смена ролей… Ну или хотя бы пользуйтесь барьерными контрацептивами – заодно и не пойдут гулять здесь кересские штаммы, которые не каждый курс антибиотиков возьмет.
    Все это назидание поизносилось с крайне серьезным видом, абсолютно не вязавшимся с длинной футболкой с надписью "Я здесь!", следами шоколада на щеках и неосознанным жестом (Рауль Эм вообще на неосознанные жесты, в отличие от прочих блонди, был щедр в последнее время) - с тем, чтоб гладить временное пристанище резервной копии.
    Неудивительно, что Консул перманентно был крайне мрачен. То есть со стороны на лице идеального властителя почти ничего нельзя было заметить, но всех мастей гуманоиды, мало-мальски знавшие Минка, старались не подходить к нему слишком близко и ничем не раздражать.
    На нотации генетика Ясон просто огрызался, но на очередную посетившую Эма идею реагировал очень долго и бурно. Даже неизвестно, чего ему хотелось больше, материться или смеяться, когда генетик сообщил, что на встречу собирается выпустить одну из своих пэтов. Бывшего пэта, точнее – старую уже приснопамятную Мимею. Будто чтоб нарочно в лишний раз напомнить…
    Чокнутая делала поразительные успехи, заново овладевая речью: она еще плохо строила собственные фразы, но чужие могла воспроизводить с абсолютной точностью вплоть до копирования интонаций. "Компенсаторный механизм, - думал Рауль, - позволил что-то, что в обычном состоянии было малодоступно"…
    Блонди не свойственно нервничать, но за несколько дней до приезда инопланетницы Рауль весь извелся и всех вокруг извел. По единому намеку на просьбу переросток Минка с радостью заверил, что предоставит в полное распоряжение квартиру в Апатии. И даже, не доверяя себе или своим бандитам, вызвал рабочих из клининговой компании, чтоб те выгребли с квадратных метров все залежи старых носков и отложения пищевых отходов. Специалисты сработали за двойную плату, но на совесть, вывезя полный кар мешков с мусором; Рики долго пытался понять, чем пахнет в малоузнаваемой квартире теперь, пока кто-то не успокоил:
    - Расслабься, чувак, это по ходу, свежий воздух!
    От волнения и прочих малопонятных смешанных чувств Рауль полночи не мог заснуть – сначала заедал все эти несуразные мысли клубничными пончиками, потом – собственноручно воевал с крошками по всей кровати, да так, что спихнул на пол Катце. Рыжий что-то сказал про диван в гостиной, но крошки вытряс и уложил генетика рядом с собой – а потом внезапно наступило утро с внезапно мерзко и громко орущим в комме будильником.
    Неуместно орущим – потому что спать хотелось невероятно, но вместо этого – пришлось поспешно грести в порт.
    Ясон сопровождать не мог, зато его монгрел заявился без приглашения. Одобрительно посвистел при виде Мимеи, которой нынче стараниями фурнитуров был придан облик свободной гражданки. Чокнутая вела себя смирно, потрепать монгрела больше не пыталась, и вообще всячески входила в роль встречающей – Раулю и Катце предполагалась роль сторонних наблюдателей.
    В порт они ожидаемо опоздали: шаттл Росари сел чуть раньше, а пробка в центре растянулась чуть на дольше, чем можно было рассчитывать. Ну и позднее утро свою роль сыграло, конечно… Так что на подходе к терминалам все четверо встречающих угодили в толпу туристов. Рауль слегка врезался в нечто, более похожее на обтянутый цветастой тканью диван, чем на гуманоидную особь ("диван" неожиданно-тоненько выматерился на своем языке), у Рики сперли из кармана карточку, где хранились деньги на расходы, а рыжего какая-то сволочь походя пришлепнула по заду – вся Амои, очевидно, была для приезжих чем-то вроде одного сплошного бардака… Хотя да, электронный кошелек стырили явно свои. Чокнутую же вместе с ее мини-баннером с именем "Тэсси Ам" просто оттерло толпой.
    А когда толпа схлынула, то искомой старушки в зале не оказалось. Не было!
    Чокнутая обнаружилась почти час спустя. Пока все шумной толпой разыскивали ее по терминалам порта (потому что хрен знает, куда могло Мимею занести - пэты и так-то с головой дружат довольно условно), эта засранка уютно тусовалась в кафе на выходе. В-основном это кафе предназначалось для вновь прибывших инопланетников, и не всех вольных туда пускали – пэтам тем более хода не было, однако прилично одетая Чокнутая была тут, и, очевидно, на редкость в своей тарелке.
    - Вы бы все равно прошли мимо! – с улыбкой сообщила пэт-переросток, салютуя одноразовым стаканчиком с цветными трубочками, торчащими из высокой пенки синтетических сливок.
    - Немножко поболтали, пока ждали вас. Доброго утра! – прозвучало на всеобщем.
    Соседний стул оккупировал тот давешний человекодиван, при ближнем рассмотрении оказавшийся особью женского пола. В центнер весом, неопределенно-старого возраста, ростом не меньше самого блонди, чернущая, будто прямиком из Кереса, с обильной возрастной депигментацией собранных в пучок волос…
    - Росари… - накрыло Рауля смутное понимание. – Росари! Но почему…
    Вопрос, конечно, был глупым. Спрашивать старушку, почему она не напоминает себя на фотограмме из давней давности: тоненькую кудрявую куколку в костюме "буря в марсианской пустыне" и с бластером едва ли не в собственный рост наперевес… Такую, что мерзкий подросток под ником Летучий Ежик, хрен знает что забывший на женском форуме, наверняка там себе всю клавиатуру бука слюнями залил.
    Старушка, очевидно, просекла, в чем тут дело, и начала смеяться. При всей несуразной фигуре, кстати, голос у нее был неожиданно высоким и довольно приятным, совсем юным.
    - Росари Гонсалес, к вашим услугам.
    А вот взгляд Раулю абсолютно не понравился, потому что был слишком пристальным и цепким. Прицельным таким, как у снайпера.
    - И я так понимаю, что именно к вашим, а не вашей девушки?
    Генетику, уже когда они шарахались по порту, стремительно стало казаться, что затея вышла все же глупая и ни к чему хорошему не ведущая. Теперь господин Эм в этом только убедился. И даже стал складывать в голове фразу, как бы половчее извиниться и сразу же предложить некрасивой инопланетнице поскорее лететь обратно.
    - Метис? – деловито осведомилась старушка. – Или квартерон? Хотя коренные на Химерии тоже все белые, не поймешь сразу…
    - Я – не химериец, я – бл… Я всегда жил здесь!
    - Кому это мешало…
    Вслед за этим бесцеремонная инопланетница совершила еще большее варварство: своей пухлой рукой в тяжелых перстнях потрепала главного генетика по щеке – никто и дернуться не успел.
    - Ну ты что смотришь зверем, я что, съесть тебя собираюсь, что ли?
    - Я – никак не смотрю! Простите, кажется, это все с самого начала было глупой авантюрой.
    Толстая Росари развела руками:
    - Ну, ты уже взрослый мальчик, решения тебе принимать. Но, на мой глаз, выходит еще глупее: решил сохранить ребенка, но прятаться от врачей – такое не всегда хорошо заканчивается.
    - Вы не поняли. Мне…
    Наверно, впервые в голове у Рауля Эма царили не слова, а сплошь эмоции, на фоне которых самое правильное "мне нельзя попадать в подобные ситуации, я принадлежу к правящей элите и это может не ограничиться нейрокоррекцией!" просто терялось.
    - Огласка грозит очень крупными неприятностями, - едва ли не сквозь зубы сообщил Катце. – Очень-очень крупными.
    - А кто тут что-то говорил об огласке? Хотя… Я, конечно, в курсе, что социальная служба у вас тут абсолютно никакая, но хреновой демократии – хоть не через то место ешь. Делай что хочешь и живи хоть с козой. Или... – Росари на секунду задумалась, - с работы могут выкинуть?
    - Можно и так сказать.
    - Ясно. Ну, а что вы? Я так понимаю, оба – кандидаты в отцы?
    - Ну и? – буркнул Рики.
    - Просто спросила. У нас забавный случай был в клинике, когда я еще на пенсию не ушла: у одной пары родились близнецы, два мальчика, один совсем обычный, один – абсолютно белый… Ну, поумилялись, как забавно рецессивные гены дали о себе знать, а потом мамаша как-то проговорилась, что общих генов там – только ее, просто один – от мужа, один – от любовника получились…
    - Он всего один, - сердито буркнул генетик. – И все были пьяные, никто ничего не помнит.
    Но напряжение уже начало спадать, и намекать забавной старушке, когда уходит обратный шаттл, уже не так сильно хотелось. В конце концов, шаттлы в ту сторону ходят достаточно часто, а для особо болтливых и неуемных всегда наготове имеется щадящая коррекция.
    А возможно, встречу и следовало начать с посиделок в кафе? Виновато ли в том съеденное и выпитое сладкое, мягкие кресла и приглушенный свет или приятный голос Росари и ее бесконечные больничные байки, которые сначала все слушали с каменными, а потом перекошенными от смеха лицами, – но все успокоились. Мимея начинала смеяться, Рики – забыл сквернословить, даже Катце не выглядел таким хмурым, как поутру. Пожалуй, неловкостью накрыло только еще раз, когда Росари сказала, что Рауль – самое замечательное имя:
    - У меня средненького так звали. Он сейчас в раю.

    Микроблог Тэсси Ам
    Запись тридцать шесть:
    "Мы развиртуализировались с Росари!
    Сначала мы развиртуализировались еще в порту, когда столкнулись, не узнали и обругали друг друга, потом развитруализировались по-настоящему. Было так весело! Катались на машине и гуляли. Росари гостит у нас – в доме у Рисона. А еще она готовила вкусную курицу с кукурузой и острым соусом, и теперь Рисон хочет эмигрировать на Терру-Беллисиму, потому что он, не сильно обремененный манерами, два раза просил добавки и не постеснялся тарелку вылизать…"

    Саму старушку Росари манеры тоже не слишком обременяли. По крайней мере, в большой компании она была довольно шумной и громкой, острым словцом тоже явно не брезговала. С другой стороны, наедине с Раулем говорила будто с эконом-пэтом, бесконечно успокаивая и словами, и интонацией… И, Рагон побери, это было очень даже приятно: когда кто-то обещает, что о тебе позаботится.
    Мы пели так, что вытрезвитель плакал...

  20. #20
    А вы знаете, несмотря на мою нелюбовь к мпрег мне нравится! Химера оказалась очень уместна с ее обоснуем. И понравилось определение "резервная копия" относительно не только ребенка Рауля, но и котят) А сколько планируется глав всего?

+ Ответить в теме

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения