+ Ответить в теме
Показано с 1 по 11 из 11

Тема: Методика Бога

  1. #1

    Методика Бога

    Название: Методика Бога
    Автор: Март
    Фандом: Анк
    Бета: Zainka-Gwena
    Категория: джен
    Размер: макси
    Рейтинг: PG 13
    Статус: закончен
    Дисклаймер: права на мир и персонажи принадлежат Есихаре, мне только мысли о них.
    Размещение: запрещено публиковать на других ресурсах

    ***

    Он всегда думал, почему ему не разрешено то, что другим. Ясон и Аиша, даже Гидеон отправлялись в командировки, видели другие планеты, прикасались к иномирным предметам, тесно общались с другими людьми, не такими, как в Мидасе и в питомниках, вроде Гардиан.
    Ему хотелось узнать о людях, зачатых, выношенных и рожденных естественным путем. Кто их создал такими?
    Бог?
    Рауль давно сравнялся по мастерству с этим неведомым мифическим существом, переставляя геномы и ДНК как детские кубики, которыми играют созданные им петы в самом начальном возрасте. Почему кубики? Странное тяготение мозга, не накопившего первоначальную информацию к структурированию окружающей среды.
    Раулю хотелось прикоснуться к женщине, производящей ребенка так называемым естественным путем. Поговорить с ней, узнать, что чувствует день за днем, минута за минутой. С репликатором не поговоришь. Пустые данные.
    Раулю хотелось узнать эмоции.
    Он просил Юпитера о командировке. Обосновал, что для создания новой линии высококачественных петов, которые требовались мирам Федерации, где демографические показатели практически сошли на ноль, ему необходимо изучить ТТХ в подробностях. На благо Амои.
    Юпитер отказал.
    Снова и снова.
    Рауль уже пошел на наглость. Он сказал Юпитеру, что Минк, в конце концов, гораздо ценнее для Амои, если речь идет только о риске быть плененным. А он, Рауль Ам, как и любой блонди, сразу же умрет во время допроса.
    «Ты обманываешь меня. У тебя другая цель».
    Юпитера обмануть невозможно. Но и объяснений от ИскИна получить - тоже.
    Пришлось идти по незаконному пути. Обратиться к поверенному Ясона на черном рынке.
    Катце был потрясен. Но за очень, очень приличное вознаграждение он со всеми предосторожностями доставил в лабораторию Рауля недавно забеременевшую человеческую женщину с Терры. Единственным условием Рауля было, чтобы женщина согласилась добровольно. Иначе эмоциональный контакт был бы неполноценным.

    Рауля ужасно интересовала методика Бога.
    13.03.2012
    Последний раз редактировалось admin; 03.02.2013 в 23:58.

  2. #2
    Глава 1
    Ему хотелось узнать о людях, зачатых, выношенных и рожденных естественным путем. Кто их создал такими?
    Бог?

    Рауль знал о психофизиологических и гормональных процессах, которые соединяют людей в физическом акте, порождающих, тем не менее, новое разумное существо. Ну более-менее разумное, случаются сбои. Поэтому на Амои введен строгий генетический контроль.
    Р.Ам его категорически поддерживал. Но никак не понимал, почему и как до сих пор размножаются люди. И главное – зачем? Заполнить Вселенную генетически некачественным материалом? Смысл?
    Почему женщины на той же Терре …
    Нет, главный вопрос для него сейчас – уже несколько лет, – неужели существует какая-то методика, которая подвигает к созданию разумных существ – человеков – помимо техногенного контроля? Кто им помогает появляться на свет? И двигаться дальше, в стремлении жить, развиваться и размножаться?

    …Беременная женщина с Терры по указанию Рауля была поселена в его квартире в Апатии. Там, как предполагалось, должна была жить какая-никакая его любовная игрушка.
    Ясон поселил в Апатии своего монгрела. У них – Минка и Ама - квартиры были даже на одном этаже с усиленной охраной, естественно.
    Рауль узнал об этом случайно, когда выходил из свежекупленных апартаментов, которые проверял на предмет удобства для беременной женщины.
    Рики только зыркнул. Знал бы он, что расплавленная лава его взгляда не действовала на доктора Р.Ама. Никак не мог забыть, как Рауль проверял его на всевозможные инфекции? Подвергать Главу Синдиката даже малейшей опасности нельзя. Хотя Юпитер отправляет его в более опасные в смысле загрязнения и заражения миры.
    Но долг есть долг.
    Рики оказался чист. Судя по всему, у него был только один сексуальный партнер и довольно аккуратный, выборочный круг близкого общения – его банда «бизоны», очевидно. Редкий случай.
    Так вот, Рики теперь сосед.
    Рауль ухмыльнулся и вошел в квартиру.

    Его подопытная или, если угодно, словесными формулами Федерации, подопечная, стояла спиной к входу, рассматривая в панорамном окне окружающий вид.
    Рауль слышал, что небо на Терре голубое, в общем и целом, в зависимости от освещения и времени суток несколько других оттенков, но в синем диапазоне.
    На Амои оно сиреневое. Солнечный спектр другой, да и две луны должны казаться гостье необычными. Главное, чтобы перемена обстановки не повлияла на ход эксперимента.
    Рауль задумался: стоит ли создать Марии – она так себя назвала, когда агенты Катце предлагали ей «безопасную поездку» на Амои, - привычный пейзаж за окном? Как перемена обстановки может повлиять на протекание беременности?
    А потом решил, что не стоит. Ведь для него интересно исследование зарождения и процесса, а не результат. Родит она или нет – не столь уж важно.
    Главное: почему появилась разумная жизнь из хаотических предпосылок?
    И вдруг Рауля как будто по темечку Юпитер стукнул. Его, Рауля Ама, интересует производство такой никем не признаваемой на Амои субстанции, как душа.
    Блонди шелохнулся, хотя до этого был совершенно бесшумным, и Мария обернулась.

    - Здравствуйте, - приветливо поздоровалась девушка. – Наверное, вы тот благодетель, который пригласил меня на Амои? Удивительная планета! Потрясающего цвета небо! А вы любите сирень?
    Рауль быстро нашел в информатории понятие «сирень», тем более, девушка говорила на космолингве.
    - А разве сирень бывает только такого цвета? – он постарался вложить в свой голос как можно больше приятных обертонов. – И здравствуйте. Вам нравится здесь? Пока вам не стоит выходить за пределы апартаментов, вам объяснили? У нас не слишком приспособленная для терранцев планета. Тут у вас будет все, стоит заказать по коммуникатору. А я буду просто беседовать с вами. Вас предупредили, что главное условие комфортного пребывания здесь – искренние, честные, эмоциональные ответы на вопросы, которые буду задавать я. Меня зовут Рауль Ам. Я…- Рауль помедлил, подбирая соответствующее, не травмирующее подопытную определение. - Психолог, изучаю процесс протекания беременности у разных планетян. И еще вопрос. Может, вам будет удобнее говорить на вашем родном языке? Я выучу.
    - И вы не будете требовать от меня уплаты за вашу милость?
    Глаза Марии налились слезами, она уселась на пол, закрылась руками, тряслась от рыданий.
    Рауль растерялся.
    Откуда Катце выцепил эту девчонку? Она красива. Фигура, личико, выразительные глаза. Хотя чуть старше академских петов, вынимаемых из репликаторов и соответствующих подростковому возрасту двенадцати лет.
    В петы она не годится. Не тот генотип. Беременна неизвестно от кого.
    Рауль одернул себя. Беременная самка плачет – вредно ли для ребенка, зачатого вне генетического контроля?
    - Ты свихнулась? И вообще - тебе сколько лет?
    Девчонка даже плакать перестала.
    - Четырнадцать. Мне мамка сказала: принесу в подоле – убьет. А я его люблю!
    - Так, подробности про любовь позже. Мне от тебя сексуальных услуг не нужно. – Рауля аж передернуло, да так видимо, что девчонка улыбнулась сквозь слезы.
    - Так вы и в самом деле просто доктор ученый? – Мария вытирала ладонями лицо. – Мне тот рыжий так и сказал.
    «Катце сам уговаривал красотку? Должен ли я теперь Ясону?».

    - На самом деле. Я выучу твой язык, чтобы мы лучше понимали друг друга. В оттенках, нюансах. Еще нужно, чтобы ты вела дневник. Записывала в него даже малейшие мысли, которые возникают. Надеюсь, ты хочешь родить ребенка? Я сделаю все возможное, чтобы ты смогла это сделать и обеспечу обратный путь на Терру. Если ты захочешь, Мари.
    Девушка опять затряслась в рыданиях.
    Рауль нахмурился и вызвал ассистента с портативным анализатором. Похоже, тут придется оборудовать небольшой филиал лаборатории.
    А Катце поставить на вид, что продал за очень серьезную сумму порченый экземпляр.
    Или объявить должником Ясона Минка?
    Рауль чуть не засмеялся. Рыжий предоставил ему такой предлог ущемить Главу Синдиката. И пусть Минк хотя бы накажет поверенного за промашку: не убьет ведь – проверено.

    Рауль сел в кресло и поинтересовался у Марии:
    - Почему ты плачешь? Кто тебя обидел? Я его обязательно накажу – и так, как ты хочешь.
    Девушка поднялась с пола, свернулась комочком в кресле напротив. Глаза ее высохли, теперь она рассматривала мужчину.
    Таких красавцев она никогда не видела. Кажется, он всерьез намеревался наказать ее обидчиков. Его светлые брови грозно сдвинулись, глаза сияли зелеными звездами, длинные волосы он небрежным взмахом руки откинул за спину, полностью открыв лицо.
    Мария приоткрыла рот и даже дышать, кажется, перестала.
    Рауль заметил ее смятение, но наверняка ему не в новинку была реакция на его внешность. Он постарался улыбнуться и нажал кнопку на своем коммуникаторе.
    Тут же в дверях возник паренек, который помогал Марии обустраиваться в этой громадной нелепой квартире, чем-то похожей на Рауля, назвавшегося ее покровителем.
    - Мария отныне имеет право приказывать тебе, но главное слово – мое. Принеси прямо сюда легкие закуски, воду для девушки, вино для меня. Приготовь еще один прибор. Впустишь в апартаменты моего ассистента.
    Мальчик, как показалось Марии, едва ли старше ее самой, быстро обернулся: накрыл стеклянный столик между креслами невесомой шелковой салфеткой, аккуратно расставил принесенное на подносе.
    Девушка тут же схватила запотевший стакан и жадно осушила. Вода была вкусной.
    Рауль наблюдал за ней, перекатывая в пальцах виноградину, отщипнутую от грозди янтарного цвета.
    Мария вдруг сказала совсем не то, что Рауль от нее ожидал.
    - Зачем вам перчатки?
    Попечитель удивил девушку встречным вопросом:
    - Что ты знаешь о блонди?
    Мягкие бровки Марии, похожие на теплых коричневых мохнатых гусеничек, недоуменно поднялись вверх.
    - Я должна о них что-то знать? Мы в школе не проходили. Даже по ксенобиологии.
    И тут Рауль рассмеялся. Он закинул голову на подлокотник кресла так, что его шикарные волосы свесились до пола. Мария невольно тоже подняла взгляд к потолку и увидела любопытный глазок видеокамеры. Такие были и на Терре в общественных местах и на улицах. Но впервые Мария увидела такое устройство в частном помещении. Или квартира не принадлежала Раулю?
    Отсмеявшись, тот налил Марии еще воды, жестом указал на вазу с фруктами – дескать, угощайся – и все же ответил.
    - К разделу ксенобиологии блонди еще не причисляли. Я блонди, местная элита. И перчатки – часть нашей униформы.
    Мария послушно кивнула в знак понимания.
    - Теперь жду ответа: почему ты плакала? Тебя привезли на Амои силой?
    - Нет, что вы! Рыжий, очень приятный мужчина, высокий, как вы, наверное, тоже блонди, спросил сначала у меня, хочу ли я полететь сюда и пожить в нормальных условиях до родов. Я согласилась, потому что мой…Короче, отец моего ребенка исчез. А мать…Она подписала бумаги, которые рыжий ей дал и взяла у него деньги. Много денег, я видела. Лучше бы мне дал, я бы не стала никуда лететь. Может, и мой Петер ко мне вернулся бы.
    - Тебе дали деньги за то, чтобы ты оказалась здесь. А уж кто их взял – не наши с тобой проблемы. Оставаясь на Терре, ты таких денег не получила бы и за год работы, - спокойно заметил Рауль и, наконец, вкинул виноградину в рот, зажал безупречными зубами так, что брызнул сок.
    Марии вдруг стало не по себе. Она зябко повела плечами.
    - Здесь тебя никто не обидит. И если ты будешь правильно вести себя, я не только обеспечу нормальное протекание твоей беременности и родов, но и отправлю тебя назад. Если мои исследования будут успешными, я дам некоторую сумму, которая поможет тебе устроиться на родине.
    - Я не хочу назад!
    Марии казалось, что ее заколдовали эти обещания, а пуще всего чистые глаза без малейшего намека на похоть или недовольство.
    Она всегда мечтала об ангеле-покровителе, о каких говорили в церкви, – невозмутимом и воздающем по силе веры и заслугам.
    Заслуг у Марии, конечно, было маловато: всего-навсего покорность матери и учителям и отличная учеба в школе. Но все перечеркнула страсть к Петеру.
    Мария не осуждала, - ведь такое право имеет лишь Господь Бог, хотя пастор говорил, что коварный соблазнитель должен жениться, чтобы покрыть грех.
    Городок у них был маленький, а грех Марии большой, и скоро стал бы видимым для всех. Предложение рыжего иностранца пришлось ко времени.
    - Мы еще поговорим об этом. При посторонних называй меня господин Рауль, - предупредил тот – и вовремя. Раздались шаги, в дверь деликатно постучали, на пороге возник слуга и провозгласил:
    - Господин Ам, к вам ассистент.

    Потом у Марии взяли несколько проб кожи и слюны, небольно укололи в подушечку пальца, посветили каким-то лучом из трубки, присоединенной к небольшому плоскому чемоданчику. Ей даже не пришлось вставать из кресла.
    Потом пришедший мужчина с короткими серебристыми волосами о чем-то переговаривался с Раулем на непонятном языке, под их бормотание Мария заснула. Встрепенувшись, обнаружила себя в удобной кровати – и заснула снова.
    16.03.2012

    Глава 2
    Наутро Рауля вызвал Юпитер. Приватные эксперименты, оказывается, все же подлежали государственному, а именно искИна, контролю. Теперь Р.Ам был обязан регулярно отчитываться Юпитеру о ходе работы с терранкой. Правитель поинтересовался, почему Рауль не взял для исследования экземпляр из Гардиан.
    «Нарушение чистоты эксперимента», - оправдался биотехнолог и формальный руководитель амойской генетической программы в одном лице.
    Если бы Рауль не относился с пиететом к Юпитеру, он бы засмеялся, когда громадный искИн наклонился к нему и доверительно сообщил, что Ясону Минку тоже разрешен личный эксперимент.
    Но Рауль всего лишь упрямо спросил, почему Ясону разрешено покидать Амои, а ему нет.
    Ответа, как всегда, не получил. Громадная электронная ладонь мягко вытолкнула его за пределы зала для аудиенций, едва не оцарапав разрядами, видимыми в целях устрашения как длинные когти. «Все же мы в своих страхах похожи на людей», - подумал Рауль и тут же по комму вызвал Ясона.
    - Мне нужно поговорить с твоим бывшим фурнитуром Катце.
    - Снова? – Ясон выглядел недовольным, за его спиной жужжал и клубился десятками людей Зал приемов. Но раз отвечает, значит, не столь важен прием, как общение с Раулем. – Катце и есть мой фурнитур, я не отменял регистрацию. Только выполняет несколько иные функции. Зачем он тебе?
    - Не буду тебя отвлекать, объясню позже, - уклончиво ответил Рауль. – Так ты разрешаешь?
    Глаза Минка превратились в узкие щелочки, откуда, по ощущениям Ама, бил синий лазерный огонь.
    - Нет уж, сейчас!
    Рауль слегка струхнул. Глава Синдиката – это вам не Аиша миленький.
    - Я обращался по контрабандным каналам для доставки мне определенного экземпляра человека. Катце доставил. Но без документации. Хочу получить подробную информацию.
    - Ах это! – Минк сразу же потерял интерес и благосклонно кивнул.
    - Ясон, черкни электронную подпись.
    - Ты такой настойчивый. Приходи ужинать, - улыбнулся Глава Синдиката и поставил закорючку на экране коммуникатора.
    - Как только – так сразу. Ведь твой монгрел именно так выражается?
    Брови Минка слегка дрогнули, но он не дал воли эмоциям.
    - Мы соседи по этажу, - любезно сообщил ему Рауль.
    Похоже, для Ясона новость оказалась неожиданной. Я.Минк тут же отключился.

    - Катце, я жду вас в нижнем этаже Эос в кабинете номер два.
    - Приемная? – Рыжий фурнитур был застигнут врасплох и выглядел более тупым, чем обычно.
    - Именно. И захватите с собой документальные материалы моего последнего приобретения.
    - Что-то не так? - Катце занервничал.
    - Вы забываетесь, - холодно ответил Р.Ам. – Вы обязаны были доставить вместе с экземпляром сопроводительные документы. Договор.
    - Я отдал вашему ассистенту.
    - Прошу предоставить копии. С ассистентом я разберусь сам, - отчеканил Рауль и закрыл канал связи.

    - Где документация на подопытную?
    Сильвер опрометью кинулся к сейфу, вынул папку, да так неудачно, что из пластикового футляра посыпались на пол диски и флешки.
    Элитник замер, справедливо ожидая, что глава департамента биотехнологий тут же оправит его на утилизацию.
    - В распыл, - безнадежным тоном сказал Р.Ам. – И это мой лучший сотрудник, более того, мое лицо в случае отсутствия!
    - Господин Ам, вы же никогда не отсутствуете! – сильвер на коленях собирал рассыпанную документацию. – Простите, я думал, что для петки…Неважно, если вы не сразу получите сопроводительные…
    - Дурак, - холодно сказал Рауль. – Из-за твоего личного мнения чуть не пострадало имущество Ясона Минка.
    Сильвер, казалось, окаменел.
    - Собирай поскорее, - презрительно сказал Рауль. – Я понижаю тебя в должности. Будешь пробирки мыть. Пока. Пока мне не понадобится твой ум. И подготовь переносной комплекс съема психофизиологической информации.
    Сильвер с поклоном передал начальнику папку и все же осмелился спросить:
    - И фурнитуру для аналогичного съема с движущегося объекта тоже?
    - Тоже.
    Рауль едва удержался, чтобы не потрепать понятливого помощника по плечу, и поехал в Апатию.

    На лестничной клетке между двумя апартаментами был брошен кусок пластика с подогревом. На нем сидели петы, разделенные коротконогим подобием столика, какой приносят любовникам с утренним кофе «в постель».
    Ясонов пет обаял Марию. Хотя между ними стояли стаканы с соком и фрукты, девушка раскраснелась, улыбалась вовсю. На Рауля нахлынули ее эмоции. Кажется, Рики нравился подопытной.
    Фурнитур Рауля стоял в проеме входа в квартиру, выражение его лица было «убитым».
    Рауль, пряча виртуальные когти в подушечки пальцев, тут же вспомнил, что сам приказал фурнитуру (как бишь его зовут? Мане, Мени?) выполнять приказы Марии.
    В плюс петам Рауль записал, что они встретились на нейтральной территории.
    Хотя Рики не своя «земля» в клубе для петов не помешала испоганить чистокровную Мимею.
    Физиологически чистоту эксперимента Рики не нарушит, а психологически?

    Реакция присутствующих на его появление напомнила Раулю его собственную – на аудиенцию у Юпитера.
    Мени упал на колени и прикрыл голову ладонями.
    Мария вытаращилась своими оливковыми глазками, а Рики перескочил импровизированный стол и запихнул девчонку за спину.
    - Все по домам, - приказал Р. Ам. – Прощаю первый и последний раз. Твой хозяин будет уведомлен о проступке. Мени, убрать немедленно. Мари, надеюсь, ты заполнила первую страницу в дневнике?

    В купленной квартире у Рауля оказался небольшой кабинет. Мени, неустанно кланяясь, показал его хозяину.
    В комнате с довольно небольшим для амойской элитарной моды окном обстановка соответствовала вкусам Р. Ама. Фурнитур расстарался.
    Рауль провел рукой по идеально чистой столешнице, прикоснулся к виртуальной клавиатуре, парящей в нескольких сантиметрах над ней – сразу же засветился большой голографический экран, воспроизводящий небо Амои с двулунием – его неизменная заставка на домашнем терминале в Эос. Рауль мысленно записал Мени плюс.
    Мария стояла в проеме с планшетом в руках. Сзади маячил фурнитур. Исчез по мановению руки хозяина.
    - Заходи, Мари, присаживайся.
    Девушка села в очень неудобное для ее роста кресло – и сразу как бы утонула в нем. Рауль записал второй плюс Мени. Даже элитник почувствовал бы себя неуверенно, если кресло обнимает, захватывает в сладостные объятия и склоняет расслабиться.
    Рауль нажал кнопку на комме.
    - Мени, откуда кресло?
    Застывший в проеме двери фурнитур не посмел соврать:
    - Господин Катце распорядился.
    - Так, - процедил Рауль. - О чем еще распорядился «господин» Катце? В моем доме?!
    Мени уже можно было списывать хотя бы потому, что в нем не осталось ничего от прямоходящего – сплошное амебообразное.
    - Ваш фурнитур не виноват, - раздался негромкий голос. Фурнитур Ясона Минка поднял за шиворот Мени. – Это я постарался в ваших апартаментах создать для подопечной более-менее привычные условия.
    - Я об этом не просил, - раздраженно сказал Р. Ам. – Тем более о таком людоедском кресле.
    - Мой промах, - безропотно согласился Катце, выковыривая Марию из мягких глубин, где она уже практически засыпала. – Кресло для релаксации мне показалось необходимым в ваших апартаментах. Оно случайно оказалось в кабинете. Прошу прощения.
    Рауль встал и приблизился к Катце. Мария, как сомнамбула, улыбаясь с прикрытыми глазами, пошла в сопровождении Мени в спальню.
    - Кто тебе дал право оборудовать мою квартиру? – Раулю самому казалось, что о его язык можно зажечь хотя бы сигарету.
    - Вы, господин Ам. В нашем договоре было сказано: «Найти подходящий экземпляр, получить добровольное согласие, в полном здравии доставить на Амои, обеспечить благоприятные условия пребывания».
    Рауль втащил рыжего контрабандиста в кабинет, одной рукой запер дверь, а второй вкинул Катце в то самое злосчастное кресло.
    - Вы назначили мне встречу в приемной Эос в кабинете номер два и не пришли. Поэтому я позволил себе…
    Катце протянул блонди флешку, которую до того держал во внутреннем кармане пиджака.
    - Бумаги, - буркнул Рауль, усаживаясь у терминала.
    - Видимо, в папке, которая у вас на столе.
    Рауль хмыкнул, но не позволил фурнитуру насладиться правотой.
    - Рассказывай, почему ты доставил именно этот экземпляр.
    Катце все же выбрался из нежных объятий кресла, сел на краешек и начал перечислять.
    - Она молода, приятной наружности, послушна, беременность первая, по любви…
    - Стоп! Варианты были?
    - Были. Несколько. Но не у всех беременность была первой. И характер не столь мягкий. И жизненные обстоятельства не настолько крутые…Простите, не настолько отягчающие жизнь. Мария могла бы погибнуть, если…
    Рауль перебил:
    - Ты считаешь, что спас Марию? Вообразил себя мессией?
    Катце опустил взгляд, замолчал.
    - Ответь, почему ты посчитал нужным лично полететь на Терру, чтобы найти подходящую кандидатуру? Без позволения Минка ты вряд ли осмелился бы на такое. Хозяин тебе дал задание подобрать женщину для меня? А вас обоих не заинтересовало, почему беременную?
    Рауль за грудки вынул Катце из кресла. Они, одинакового роста, оказались лицом к лицу. Фурнитур зажмурился: вынести взгляд разъяренного блонди с такого близкого расстояния никому из людей еще не доводилось.
    - Господин Минк, конечно, дал согласие на мою командировку, но помимо вашего заказа у меня было несколько других, не менее конфиденциальных. Или вы считаете, что я полетел на Терру только ради вас?
    Катце открыл глаза и смело взглянул в глаза Рауля.
    Блонди оттолкнул его и все же уточнил:
    - Почему ты выбрал эту женщину?
    - Пожалел, - ответил Катце. – И вы ее хотя бы сегодня не трогайте, акклиматизация и все такое…
    Рауль усмехнулся.
    Какой-то фурнитур со слегка расширенными полномочиями учит, как обращаться с ценными экземплярами.
    - Уходи, пока я тебя не прибил, - почти миролюбиво посоветовал он. – Ни Мени, ни Мари ничего не будет. Так, кажется, говорят монгрелы?
    18.03.2012
    Последний раз редактировалось admin; 11.01.2013 в 00:33.

  3. #3
    Глава 3

    Возвращаться в Эос не хотелось. А здесь была спальня, во всем соответствующая вкусам Рауля.
    Он отмел всякие мысли о том, что конфидент Минка - Катце - знает о нем слишком много, и провалился в сон. С утра будет много работы, Юпитер позволил – в Апатии.
    И этого наглого Рики не следует допускать к Мари.

    В спальне витал ненавистный запах кофе.
    Фурнитура Мени в расход, тут же решил Рауль.
    Но на кухне обнаружилась Мари.
    - Я немножко запуталась, как вас называть без посторонних. Рауль – можно?
    - Где фурнитур? – поинтересовался Р.Ам.
    - Этот мальчик? Он прибирает в гостиной. А я вот решила вам завтрак приготовить.
    Рауль присел на неудобный стул в кухне. Нужно приказать заменить мебель. Хотя какая разница, он не зависим от еды и питья. Неинтересно. Но запахи, да, имеют значение.
    - Мари, ты любишь кофе?
    Девочка оглянулась, едва удерживая поллитровую джезву с горячим напитком.
    - А что, нельзя? У нас всегда была быстрорастворимая дешевка. Я вот попробовала приготовить, что нашла в кухонном шкафчике. Первый раз. Но пахнет хорошо.
    - Попробуй добавить сахар и сливки. Найдешь там же.
    - Рауль…Можно? Вы прочитали мою запись в дневнике?

    Блонди осторожно отхлебнул из чашки. Терпимо.
    Мари следила за его реакцией. Раулю пришлось улыбнуться.
    - Неплохо. Но готовить еду – обязанность фурнитура. Мени.
    Рауль нажал кнопку на коммуникаторе.
    - Мари полноценно покормить и отправить в кабинет.

    «Ласкового» кресла в кабинете уже не было. Рауль удивился, как слугам удалось переместить довольно громоздкий предмет, чтобы не побеспокоить его, Р.Ама, сон.

    Девушка присела на краешек стула. Выглядела здоровой, но Рауль решил, что ежедневные тестирования организма не помешают.
    Он отодвинул от себя тетрадь-дневник Мари, в котором одна страница была исписана аккуратным, почти детским почерком.
    - Ты помнишь, Мари, что обязана отвечать на мои вопросы честно и подробно? Искренне, даже если они покажутся тебе некорректными с вашей, человеческой точки зрения?
    Мария оторопела. Оказывается, она улавливает нюансы речи. Катце не промахнулся.
    - А разве вы…
    - Да, блонди не люди. Но и не роботы или киборги, как, может, говорят у вас на Терре, и не дроиды, как говорят на Амои. Мы усовершенствованные существа, созданные нашим правителем на основе человеческого организма.
    Мария приоткрыла рот от удивления. Этот красивенный мужчина, кроме всего прочего, говорил на ее родном языке.
    - Вы выучили мой язык?
    - Поверь, это не потребовало от меня больших усилий и времени, так что перейдем на него, чтобы ты смогла полностью передать все нюансы. Итак, мой первый вопрос: как произошло зачатие твоего ребенка? Это мальчик, ты знаешь?
    Оливковые глаза Марии, можно сказать, обрадовались.
    - Я назову сына Петер, - сказала он, огладив свой еще совсем плоский животик. – Ох, господин Рауль, я так стесняюсь рассказать вам, как это произошло. Можно, как получится?
    Р.Ам кивнул. На самом деле ему не терпелось узнать, как высекается эта искра, которая поселяется в женской утробе и рождает пламя, что становится духом. Душой. Что производит душу - сама женщина, ее контакт с мужчиной – или все же Бог? Та неведомая субстанция, которая играючи делает то, что Рауль может только со своими многочисленными лабораториями. Без затрат энергии. А если берет бесплатную энергию, то откуда?
    Мария опустила взгляд, разглаживая невидимые морщинки на подоле платья.
    - Он, Петер, учился в выпускном классе в нашей школе. Пользовался большим успехом у девочек. И у моих подруг. Они рассказывали, как он классно целуется. У него есть авто, где можно делать всякое такое. Ездить на демонстрацию голограммных спектаклей за город…Вы знаете, что такое эти спектакли?
    Рауль молча кивнул.
    - Ну вот. Они рассказывали, а я влюблялась в образ, который они рисовали. Мама всегда говорила, что я книжная девочка и никогда не выйду замуж, потому что хочу принца. И плакала. Наверное, она в моем возрасте мечтала о необыкновенной любви. И вот на одной вечеринке Петер обратил на меня внимание. Но я тогда не хотела и не любила. Понимаете?
    Рауль впал в глубокую задумчивость. Понимает ли? Мари задала ему странный вопрос. А потом решил, что обоюдная правдивость пойдет на пользу эксперименту.
    - Я не понимаю. Я никогда не влюблялся.
    Мари была шокирована.
    - Но вы же старый! Как, ни разу?!
    Рауль тоже был шокирован.
    - Я старый?!
    Никогда не ожидал такого всплеска эмоций от себя.
    - Ну вам уже лет тридцать, - несмело предположила девушка.
    Раулю показалось, что его смеху вторит некто за закрытыми дверями.
    Конечно, там стоял Ясон и потешался над новой игрушкой Р.Ама. Она оказалась не менее интересной, чем его собственная.
    Рауль открыл дверь и жестом предложил ему войти.
    Ясон, игнорируя взгляды терранки, уселся в свободное кресло и в свою очередь спросил:
    - Что ты ответишь, друг мой?
    Р.Ам принял правила игры и вполне серьезно ответил – правду. Но следил за реакцией девушки.
    - Мне не тридцать, а приблизительно двести тридцать лет. Я тебе уже сказал, что блонди – не вполне люди. Но еще раз повторю: я не влюблялся. Поэтому с места твоей остановки подробнее. Не обращай внимания на Ясона Минка – он хозяин пета Рики, с которым ты вчера устроила пикник на лестничной клетке. Так что почти родственник.
    Минк кинул в Ама убийственный взгляд, а потом встал и ушел, - видимо, к себе, к своему Рики.
    Мари немного помедлила, но когда появился Мени и прикатил столик с витаминными напитками для нее, девушку прорвало:
    - Господин Рауль, этот мальчик может не присутствовать во время наших бесед?
    - Может.
    Мени удалился.
    - Так вот. Мы встречались несколько раз. Свидания назначал Петер. Я очень люблю мороженое, а он как-то узнал и приглашал меня в кондитерские. И еще он очень любит читать. Мы говорили о книгах. А потом… Я не знаю, где и как он взял эту комнату. Там было тепло, у постели стоял цветок в стакане с водой. Он сказал, что еще не может купить мне кольцо, да и я еще не достигла совершеннолетия, но эта роза – для меня, взамен обручалки, если я его люблю так же, как он меня.
    Рауль мысленно представил обстановку дешевенького мотеля, двух подростков, еще стесняющихся собственной наготы. Возможно, парень был более опытным, но, судя по всему, щадил девочку, возможно, был влюблен. Вот как это? По полочкам разложил, а как почувствовать это?
    Почему зародилась жизнь?
    - Ты любила его в этот момент? Как? В чем выражались твои чувства?
    Мария явно не поняла вопроса, но постаралась ответить:
    - Я чувствовала тепло с его стороны. Ко мне никто не относился так никогда. И я постаралась отдать ему душу, хотя священник говорит, что это грех, наши души принадлежат Богу, потому что Он их создал.
    Рауль прерывисто выдохнул и потребовал:
    - Расскажи подробно, что ты подразумеваешь под душой. Ты думаешь, в ребенке, который всего лишь зародыш внутри тебя, – уже есть душа?
    Теперь Мария не поняла вопрос Рауля.
    - Конечно! Это так же непреложно, как существование Бога. Любовь. Правда, я не знаю, рождаются ли с душой дети в результате изнасилования. Но если Бог позволил им появиться на свет, значит, вложил в них душу?
    Рауль поморщился. Похоже, Катце доставил ему религиозную фанатичку.
    - Мари! Давай отставим участие Бога в зачатии тобой лично ребенка. Расскажи о своих чувствах, ощущениях, когда ты поняла, что внутри тебя зародилась жизнь. Рассказывай все, что только придет в голову на эту тему.
    - А почему вы не записываете? – Мари в несколько глотков осушила стакан с напитком и удобнее уселась в кресле.
    - Я запоминаю. Если сомневаешься, я дословно воспроизведу наш разговор с первой секунды. Или вчерашний.
    - Ой нет, не надо, - девушка смутилась. – Я помню, что вы не совсем человек. Мени сказал – высшее существо.
    - Правильное направление мыслей, - губы Рауля тронула улыбка. – Я слушаю.
    - Говорят, что шевеление ребенка начинает ощущаться на четвертом месяце, некоторые опытные говорят – на третьем. Я читала! – вдруг спохватилась Мария. – Но я как-то сразу поняла, что в меня упало семя. Как в почву, влажную и готовую. Как будто внутри меня лунка была. Вот знаете, так грядку готовят к посадке весной. Не весна была, осень, но я оказалась готова. И Петер… Так и не поняла, куда делся. Он и в школу перестал ходить, наверное, родители его услали куда подальше. Мы ведь бедные, а они приличная семья… Вот как луковица тюльпана. Или моллюск в раковине. Когда-то в детстве мама возила меня к морю. Я искала красивые ракушки и нашла одну закрытую. Я умею быть дурой жестокой – я вскрыла ее ножом. Там была мидия? И она погибла, хотя я сразу побежала и вкинула ее далеко в море, но волны тут же принесли мне вонючую раскрытую раковину… С тех пор я не люблю морепродукты.
    Рауль внимательно слушал этот поток признаний. Подмешанный в сок препарат работал правильно. Девочка уже не контролировала мысли, не отцеживала стыдное по понятиям людей. Она была свободна.
    Сейчас заснет.
    Рауль взял на руки почти невесомое существо, прикинул, сколько же Мари наберет к концу беременности, и отнес ее в спальню.

    - В моем кабинете в Апатии оборудовать переносную лабораторию с анализатором, - приказал он появившемуся на экране комма помощнику. – И мне нужна акушерка-гинеколог. Найди, если не сможешь, обратись к Катце, знаешь такого?
    Сильвер кивнул.
    - Сними для нее квартиру в этом доме, недорогую, однокомнатную.
    - Господин Ам, в вашем строении таких нет.
    - Значит поблизости! – рявкнул Ам.

    «А не зайти ли мне с неожиданным визитом, как позволил себе Минк?»
    Для блонди не составило никаких трудностей отпереть электронный замок в апартаменты Главы Синдиката.
    Постояв немного в коридоре и не услышав характерных стонов, Рауль распахнул дверь в гостиную и увидел Минка и его пета за шахматным столиком.
    - Привет! – сказал Ам. – Ты же приглашал меня в гости?


    Глава 4
    "О сходстве и различии эмбрионов ученые будут спорить еще не один десяток лет. Однако уже сейчас ясно, что главное - не исходный материал, а то, что получится в итоге. В природе все устроено настолько гармонично и рационально, что по-настоящему понять законы мироздания человечество сможет, поднявшись еще на одну ступень в своем развитии. Однако уже сегодня мы точно знаем, что ни эмбрион рыбы, ни кролика, ни цыпленка, ни какого-либо существа не сможет превратиться в эмбрион человека, поскольку в каждом из них заложен свой генетический код, диктующий путь развития. А человек является человеком с момента зачатия, независимо от того, на кого он становится похож, проходя определенные стадии эмбрионального развития".
    Рауль помнил выкладки старинных генетических трудов, но в данный момент ему хотелось получить новые знания. Новые эмоции, не таблицу умножения, а нечто.
    Чтобы идти вперед, играть с Богом не в поддавки, а всерьез.

    Ясон с петом играли в шахматы. Причем Ясон не выглядел скучающим патрицием, позволяющим рабу сделать хотя бы один удачный ход.
    Нет, Рауля не удивила экспозиция. В конце концов, тот же Катце, который по указанию Главы Синдиката уделил немало времени и сил приглянувшемуся Ясону монгрелу, мог обучить Рики игре в шахматы. А если вспомнить, какое образование давали беспородным в Гардиан…
    Рауль еще и еще раз заставил себя не думать об этом. В конце концов, Юпитеру известны прогнозы на много столетий вперед. Может, когда-то придется прибегнуть к ДНК дзаси, чтобы продлить существование человечества.
    Но Рики - не дзаси. И вряд ли Юпитеру не известно об этом. Контролирующий орган. Как оно: быть везде, в каждой точке планеты, в каждом мыслящем существе, в каждом обслуживающем аппарате? Как быть – Богом? Но не тем, человеческим?
    Поговорить с Мари, но позже. А пока с этими двумя. Которые вместе, как бы ни хотелось уйти от осознания.
    А вот сейчас получат. И как воспримут?
    Рауль предвкушал. Оба варианта ему были интересны настолько, что он пытался ограничить себя в эмоциях. И думал: почему же не раньше? Ждал, пока они поймут, разберутся в своих отношениях?
    Или его не интересовала настолько методика Бога?
    Другого.
    Может, и не выше Юпитера, но…

    Рауль по жесту Ясона прошел вперед по гостиной и сел в кресло.
    - Ты приглашал меня в гости.
    Ясон кивнул.
    - Не думал, что в свободное от работы время вы не трахаетесь, а играете в интеллектуальные игры, - ироническим тоном произнес Рауль.
    - Нет, мы еще гуляем по Апатии и Мидасу, - любезно сообщил Ясон. Но Рауль видел, что в нем нарастает неприятие.
    Отлично. Тем более яркие он получит впечатления. Рауль привел в готовность записывающее устройство в своем коммуникаторе.

    - Поскольку мы соседи до жилому комплексу, я бы хотел попросить о некоторых правилах поведения для твоего пета, Ясон. В данный момент я провожу исследования, касающиеся зачатия и беременности у терранки. Думаю, ты в курсе как Глава Синдиката.
    Ясон молча кивнул. И ждал объяснений.
    - Сначала я опасался, что твой пет будет оказывать на мою подопытную негативное воздействие. Но Мари привыкла общаться с большим количеством людей разного пола, а я хочу, чтобы ее беременность протекала естественно. Мы же не будем ее посвящать, что петы не люди? И что Рики появился на свет не естественным путем?
    Рики удивился и сразу кинулся к Ясону, безмолвно спрашивая, правду ли говорит этот противный ему блонди Рауль Ам.
    Ясон просто прижал Рики к себе.

    Рауль не выдержал. Друг не был виноват в маленькой слабости – в потакании любимому пету.
    Даже если друг уже давно забыл о дружеских отношениях.
    Рауль будет выше.

    - Вы оба помните инцидент с Мимеей. Моя чистокровная петка была…Короче, Рики могло не прийти в голову, но тебе, Ясон! Почему надзирающие фурнитуры позволили попасть семени твоего дворняжки в лоно специально выведенной для идеальной линии самки?
    Рауль заново вспомнил свои эмоции – тогда. И снова – взбесился. Столько лет работы – псу – дворняжке! - под хвост.
    Зато сейчас он получит сатисфакцию.

    - Короче, я позволил Мимее выносить и родить. Мальчик. Потом стерилизовал ее и продал в бордель. Никому не позволю идти против своих правил.

    Глаза Рики, казалось, вышли за пределы абриса лица. Почти в невменяемом состоянии он упал в объятия Ясона.
    Нет, Глава Синдиката не смотрел на Р.Ама с осуждением, он понимал, что бывший друг хотел задеть его лично – через эмоции, через любовь. Хотя понимает ли Р.Ам, что такое любовь?
    Но ведь ждал несколько лет. Значит, понял и нашел момент, когда оно настало – это чувство.
    Значит, понимает.
    Может, понимал всегда?

    - И куда ты дел плод соития моего Рики и твоей Мимеи? Заспиртовал? – сдерживаясь изо всех сил, зажимая пету рот, но так, чтобы не задушить, поинтересовался Ясон.
    Рауль вольготно раскинулся в кресле, наслаждаясь эмоциями, текущими потоком от Ясона и Рики. Он до сих пор не подозревал, насколько они близки. Что это связывающее их чувство – любовь в человеческом понимании.
    - Нет. Он живет и развивается. Что бы обо мне ни думали, я прежде всего исследователь. Теперь у меня есть не только контрольные особи – детки из клетки, но и промежуточные варианты. Бесконтрольное дитя условного дзаси и чистопородной петки. А теперь я могу наблюдать ход беременности терранки – спонтанный. У меня три группы для исследования.

    Рики выполз из объятий Ясона и оказался у колен Рауля.
    - Господин…- он впервые обратился так к Р.Аму, которого презирал, как и всех блонди, впрочем. Но, судя по всему, последнее время исключал из них Ясона.
    - Господин Рауль. Умоляю вас. Что я должен сделать, чтобы посмотреть на своего сына?

    Рауль избегал смотреть на Ясона – знал – тот не простит, если вдруг на его лице проявится слабость.
    - Просто посмотреть? Общайся с Мари, но оберегай ее от ненужных негативных впечатлений.
    - Я хочу забрать этого ребенка.
    Голос Ясона был тверд.
    -Если ты попробуешь сделать это без моего согласия, ребенок умрет, - любезно сообщил Рауль.
    - Сука.
    В голосе Я.Минка Рауль никогда не слышал столько ненависти.
    - Ты так любишь его? – Рауль указал глазами на Рики, сидящего на полу. – Ну зачем ему ребенок? Вам он зачем?
    Голос Ясона содержал столько яда и презрения, что Рауль ненадолго растерялся.
    - А тебе никогда не приходило в голову, что я люблю Рики?

    Рауль вдруг растерялся.
    Любовь – безрассудное чувство, вызываемое гормональным штормом.
    Возможно, он не зря пришел к своим соседям, чтобы дополнить информацию о методике Бога. Хотя что добавит гомосексуальная пара, которая может сделать общего ребенка только с помощью биотехнологии или матери ее – генетики?
    22.04.2012


    Глава 5
    - Я не желаю знать о ваших переговорах. Это незаконное дитя - живо, здорово. Непосредственно твой пет, Ясон, мне не нужен ни для каких исследований. Извините, что я вообще сообщил о существовании ребенка, - саркастически добавил Рауль, с удовлетворением ощущая свою правоту.
    Он резко развернулся и с чувством превосходства – наконец! – над Ясоном прошел в свои апартаменты и запер дверь, включив охранные системы.
    Наведался к Мари.
    Подопытная спала, улыбаясь во сне. Наутро ее ждет сюрприз.
    Фурнитур встрепенулся, завидев хозяина.
    В прихожей стоял диагностический комплекс. Видимо, обслуга побоялась найти ему место, памятуя о релаксирующем кресле.
    Рауль вызвал заместителя, отдал несколько указаний. Как ни странно, у сильвера перебор эмоций отражался на лице.
    Экземпляр под номером Z107M -2 всегда был под запретом, к нему был приставлен специальный дроид-нянька. Доселе его никто не видел.
    И вот.
    Привезти со всеми предосторожностями в апартаменты Р. Ама в Апатии.

    Наутро Мария обнаружила в своей комнате детскую кроватку. Осторожно отодвинув в сиянии свежего сиреневого утра прозрачный полог, девушка увидела довольного малыша, который явно видел приятные сны.
    На пороге спальной бесшумно появился благодетель. Господин Рауль универсальным жестом держал палец поперек губ и манил второй рукой Марию.
    - У тебя есть возможность потренироваться, - как-то странно сказал он. – Это сын Рики, нашего соседа. Правда, ребенку почти три года, кормить грудью не нужно, с санитарно-гигиеническим обслуживанием тебе поможет Мени на первых порах, а там и акушерка появится. Даже сегодня. Мне хочется, чтобы ты знала и понимала – дети. Какие они. И записывала в свой дневник. Ты меня поняла? Это дитя – не игрушка. Он важен для меня.
    Немного придется потерпеть шум. Я прикупил соседние апартаменты для лаборатории, сегодня будут ломать стенку. У тебя есть просьбы?
    Мария смутилась, но решилась высказаться.
    - Господин Рауль. Разрешите мне посмотреть город. Я мало хожу, а привыкла…Я разносила молоко и почту, ну чтобы заработать, понимаете. У меня ноги отекают без движения.
    - Отекают ноги? – Живо отозвался Рауль. – Не поэтому. Сегодня же проверим твои почки. Можешь брать Мени. Он знает, как вызвать охрану. Но главное, пиши обо всех своих мыслях и чувствах. И физиологических ощущениях – обязательно. И неужели ты в первый же день оставишь ребенка одного дома?
    Рауль сам не понял, как у него вырвался этот довод. Но девчонка тут же кинулась в спальню.
    Вот так.
    Мы еще померимся. И с Богом в том числе.

    - Я пришел тебя шантажировать, - с милой улыбкой обратился Рауль к Главе Синдиката, в прямом смысле прорвавшись через кольцо охранников и посетителей в приемной, забитой до последнего кубического сантиметра.
    - Не терпелось? Почему вчера наедине не сказал? – хмуро ответствовал Минк, указав глазами на вездесущую камеру.
    - Хотел при властителе.
    Рауль без приглашения уселся в кресло, длинной ногой захлопнул дверь перед лицом ошарашенного секретаря.
    - Ты по прежнему близко к сердцу воспринимаешь существование кровного сына любимого пета?
    Айсмен не дрогнул. Но Рауль понял, что еще один минус на его счету появился. Терять было нечего – уже все потеряно с появлением этого чернявого, который тащит Ясона в пропасть.
    Любовь не должна, не может причинять горе и страдания.
    Даже у людей. Как светится изнутри терранка, рассказывая о своем Петере!
    Значит, между Я.Минком и Рики Дарком не любовь, а страсть. Похоть, противоборство самолюбий. Все, что угодно, но не любовь!
    - Ты должен получить у Юпитера разрешение для меня побывать на Терре. Основание: международная конференция по проблемам бесплодия.

    Минк отошел к окну. На Рауля смотреть избегал.
    - Тебе хоть раз объяснили, почему не выпускают с Амои?
    - Ты знаешь, что Юпитер не отвечает на такие вопросы.
    - Неправда. Мы с ним спорим, иногда чуть ли не до драки, - Ясон улыбнулся, развернувшись лицом к Р.Аму. Теперь он был на коне. Ведь никому, кроме него, Главы Синдиката, второму после Юпитера, властитель не пояснял свои решения. Даже этому гению, слишком ценному. Чересчур ценному.
    Рауль не понимал своей ценности, а владыка запретил рассказывать. Да и знали об этом всего два блонди: сам Ясон и начальник департамента безопасности Дин.
    Рауль вскочил и встал рядом с Ясоном, невежливо схватил того за рукав.
    - Я хочу знать.
    - Лучше тебе не знать. Я попрошу за тебя Юпитера. Но ты сегодня же покажешь ребенка Рики.
    - Да хоть сейчас! – в сердцах воскликнул Рауль – Шантажист из меня никакой. Ребенок в спальне Мари. Только не забирайте, пусть она тренируется в ощущениях и обращении с детьми.
    Ясон был настолько быстр и резок, что Рауль не успел отстраниться.
    Минк обнял бывшего друга. Так тепло и душевно, как когда-то, много лет назад.
    - Не получается у тебя быть сволочью, - тихо шепнул на ухо. – Зато у меня получается. Я выбью для тебя командировку на Терру. Хочешь – с Марией?
    - Хочу. Но с возвратом. Эмиграция отличается от туризма, я в курсе.
    Минк засмеялся.
    - Ну я-то от своих монгрелов мог понабраться, а ты? Скажи честно: зачем оно тебе? Настолько плохо быть вип-персоной дома?
    - Не люблю, когда мне что-то недоступно.
    - А я тебя понимаю. Сделаю все возможное. Этот новый проект. Он перспективный?
    - Полагаю, если я смогу разобраться в методике Бога, мы сможем сэкономить на создании народонаселения. И петов.
    Минк пристально вгляделся в глаза Ама.
    - Ты врешь в чем-то важном для тебя лично, но для Амои – честен. Я сделаю все возможное. Будет странно, если я не смогу убедить Юпитера. Но учти: охранять тебя будут…неприятно.
    - Только не говори, что это будет Дин!
    Минк рассмеялся, сказал, что безопасник нужен в Танагуре и подтолкнул Рауля в спину к выходу.


    Этот день Р. Ама ничем не отличался от предыдущих. Разве что просмотром записи из Апатии. Две квартиры из соседних подъездов уже были соединены, установлена общая система безопасности.
    Врач-акушерка, слегка ошеломленная условиями работы, но весьма удовлетворенная оплатой, уже осмотрела и Марию, и ребенка.
    Рики рвался в апартаменты, но его не пустили до сигнала хозяина.
    Рауль спохватился.
    Он решил закончить рабочий день и немедленно прибыть в Апатию. Уж очень хотелось увидеть реакцию монгрела на сына. До сих пор прецедента не было. Если не считать представителей цересских кланов, которым в порядке исключения разрешали иметь по наследнику. Сыновей, само собой.
    Пропорции девять мальчиков на одну девочку.
    Бог людей более свободно играл демографическими условиями.
    Почему?
    26.04.2012
    Последний раз редактировалось admin; 11.01.2013 в 00:35.

  4. #4
    Глава 6

    Конечно, Рауль не ожидал, что под дверью его апартаментов сидит Рики, скрестив ноги, с бесконечным ожиданием в глазах.
    - Иди к себе. Думаю, твоему хозяину не менее интересно взглянуть на твоего ребенка. А мне интересны ваши реакции – одновременно. Подожди Ясона, потом приходите.
    Рики поднялся, размял мышцы и молча ушел к себе. Гордый пет! Нонсенс.
    Но еще больше Рауль не ожидал увидеть противостояние между Z107M -2 и Мари.
    Девушка выглядела заплаканной и растерянной. Увидев Рауля, кинулась к нему на грудь, блонди аккуратно отодвинул ее на длину рук.
    - Он не ребенок! Не хочет со мной общаться, хотя говорить умеет! Он врачу-акушерке отвечал на вопросы!
    Рауль присел, чтобы глаза были хотя бы на одном уровне.
    Z107M -2 тут же поднял взгляд от конструкторов, разбросанных по полу. Рауль был ему знаком. Он молча поднялся и подошел.
    - Почему ты не хочешь разговаривать с Мари? Она хороший человек, у нее в животе есть маленький сын, который вырастет, выйдет и станет похожим на тебя.
    - Она спрашивала, как меня зовут, а я не знаю.
    Да, упрямством – или гордостью? – мальчик явно удался в Рики.
    - Да, мой прокол, - смутился Рауль. – Сейчас придет твой биологический отец со своим хозяином, думаю, он даст тебе имя.
    Рауль вовсе не намерен был вводить плод Рики и Мимеи в человеческое общество. Идея все же сделать это пришла в ходе эксперимента с беременной спонтанно человеческой самкой. Ну и как способ шантажировать Я.Минка, который мог поспособствовать командировкам за пределы Амои.
    - А у меня есть хозяин?
    Глаза малыша были точь-в- точь, как у Рики. И вообще, смугленыш перенял фенотип отца. От Мимеи в нем, кажется, не было ничего. Хотя как сказать… Ведь он не жил в обычной среде Амои, в ее слоях. Эксперимент с номером.
    Раздался звуковой сигнал, Рауль посмотрел на экран коммуникатора и отпер дверь.
    Сначала показался Ясон. Он оперся плечом о притолоку, пропуская вперед Рики.
    Рауль включил запись, ему важен был каждый нюанс.
    Мари застыла посреди комнаты.
    Мальчик пошел прямо к Ясону и обнял его обеими руками за ногу.
    Рики обалдел.
    - Извини, Ясон, видимо, ты слишком похож на дроида, который ухаживал за мальчиком с рождения, - иронически произнес Рауль.
    Рики проглотил комок в горле и тихо сказал:
    - Пацан! Ты не знаешь, в этом доме есть зеркало?
    Ясон зло глянул на Рауля и протянул ставшие вдруг зеркальными ладони. Мари тоже очнулась от ступора и кинулась в свою комнату за собственным ручным зеркальцем.
    Рауль велел Мени принести большое зеркало из прихожей.
    Рики осторожно взял малыша за ручку и повел от одной отражающей поверхности до другой, самой большой. Там отразились два настолько похожих лица, что сомнений не осталось даже у трехлетнего малыша.
    - Ты мой папа, да? И ты знаешь, как меня зовут?
    - Да. Тебя зовут Гай.
    - Так просто? А тебя? А этого большого, который пришел с тобой?
    - Меня Рики. Его Ясон Минк. Он самый главный блонди, главнее, чем Рауль Ам, который смотрел за тобой с рождения.
    - Не он смотрел, он просто приходил посмотреть, - доверчиво сказал маленький Гай, сжимая небольшую отцовскую ладонь. – А кто значит Гай?
    Рики все же бросил короткий взгляд на Ясона, прежде чем ответить.
    - Гай из нашего племени, человек, спасший меня от смерти, когда я был чуть старше тебя. Ты монгрел, пацан. Запомни. Ты не игрушка для блонди.
    Гай осторожно вытащил пальцы из ладони Рики, подошел к Мари.
    - А ты кто? Монгрел, блонди или игрушка?
    - Я человек. И ты человек. И мы не можем быть игрушками, потому что мы умеем думать и поступать по собственному разумению. Я буду теперь твоей няней.
    - А правда, что у тебя внутри есть мальчик?
    Мари улыбнулась так, что в гостиной – показалось – стало светлее. Она приложила ладошку Гая к своему животу.
    - Есть! Скоро ты почувствуешь, как он там ворочается, бьет ручками и ножками, бодается головенкой.
    - Он мой братик?
    Ясон, наконец, очнулся и внушительно произнес:
    - Ты растил маугли? Почему с дроидом? Какие основы он преподал ребенку?
    Рики молча схватил сына в объятия, сел на пол и начал его покачивать.
    Гай недоверчиво смотрел в его лицо, а потом прижался к плечу.
    - У меня есть сын. И я его узнал. Спасибо, господин Рауль.
    Мари подошла к Аму и несмело дернула его за рукав.
    - Почему такие страсти? Разве…
    Лицо Р.Ама слегка исказилось под ироническим взглядом Я.Минка, но он вежливо ответил.
    - Мари, на Амои свои обычаи. Знать своих детей разрешено только гражданам и ограниченной категории монгрелов.
    Девушка защитным жестом прикрыла руками живот.
    - А мне? А я?
    - Не волнуйся. Ты гражданка Терры, ты гостья. После родов можешь вернуться домой.
    Ясон хмыкнул.
    - Ты можешь прямо сейчас вернуться домой в сопровождении твоего патрона Рауля Ама. Он летит в командировку на твою планету. Он ученый, ты же знаешь? На Терре будет научная конференция. Не думаю, что он станет препятствовать, если ты решишь остаться на родине. Но еще больше будет доволен, если ты надумаешь вернуться на Амои. Я обещаю, что здесь тебе ничего не угрожает. Ты вип-персона.
    Рауль нажал на коммуникаторе кнопку «конец записи».
    - Спасибо, господин Глава Синдиката. Я могу заказывать билеты?
    - Думаю, если ты откроешь двери, то увидишь посыльного, который тебе их принесет. На всякий случай я заказал три, если ты сочтешь нужным помощь акушерки.

    Рауль отдал указание Мени, который спал с открытыми глазами, явно воспринимая виденное за мелодраматический сериал.
    Но вошел не посыльный в форме, а Катце.
    Рауль вопросительно взглянул на Ясона. Тот откровенно забавлялся.
    - Мне показалось, что тебе понравилось общаться с моим фурнитуром. И к тому же…Это семейное дело. Чем меньше о нем знают, тем лучше.
    Рики вздрогнул всем телом. Катце до сих пор числится фурнитуром Ясона, как он сам петом?
    Ребенок почувствовал его реакцию и недовольно заплакал.
    - Мальчику есть пора! – Мари практически вырвала малыша из объятий Рики и потащила в кухню.
    - Это Гай, мой сын, - гордо пояснил Рики Катце.
    Невозмутимый рыжий не дрогнул. Но удивился, когда Рауль сказал:
    - Акушерка пока не нужна. Третий билет будет для Катце. Если ты не возражаешь, Ясон.
    1.05.2012
    Глава 7

    - Господин, позвольте спросить, - Катце переломился в пояснице.
    Ясон лениво ковырялся в тарелке с фирменным салатом лучшего ресторана Мистраля, выискивая креветок.
    - Ну?
    - Какие функции я должен исполнять во время поездки господина Ама на Терру и обратно?
    Ясон поднял недовольный взгляд. Да, конечно, за время относительной свободы мебель научилась задавать вопросы.
    - Как обычно. Фурнитура.
    Катце изменился в лице.
    - Простите, но я давно… - и поперхнулся своими же словами.
    - Задави свою тщательно взлелеянную гордость. Мне просто необходимо, чтобы ты был рядом с Раулем всегда и везде. Конечно, у него будут два телохранителя, но вряд ли он допустит их к себе в некоторые интимные моменты. А ты фурнитур, заточен под такие функции. Мебель. Не забыл? Кстати, мне докладывали, что ты неплохо научился стрелять. У тебя будет самое лучшее оружие. Не дай Юпитер, с Раулем случится неприятность – лучше не возвращайся. Я не хотел и не хочу твоей смерти.
    Бледный Катце едва держался на ногах, но устоял, вежливо поклонился и вышел, забыв спросить разрешения у хозяина.
    Ясон покачал головой. Дай этим монгрелам видимость свободы!

    Внезапное появление ребенка Рики исказило его план будущих взаимоотношений. Рики уже смеялся в его присутствии, сам тянулся за поцелуями, перестал говорить о равноправии и братстве, казалось, начал забывать цересскую вольницу.
    И вдруг… Не сегодня-завтра заведет речь о том, чтобы забрать маленького Гая (Ясон скривился) у Рауля и вернуться в Церес. Ведь господин Ам на время покинет планету вместе с подопытной терранкой, и за ребенком снова будет ухаживать дроид – что за компания!
    Ясон понял, что рассуждает, как человек. Одернул себя мысленно – и пошел решать самый насущный вопрос, связанный с отъездом Рауля, остальные – на очереди.
    Рики принадлежит ему. И добровольная любовь, оказывается, слаще покоряющейся насильно.

    Рауль постарался улыбнуться расстроенной Марии.
    - Я буду отсутствовать недолго. Да и малышу менять обстановку нехорошо. Конечно, было бы интересно... – как бы про себя пробормотал Рауль. – Акушерка сказала, что у тебя повышенный тонус матки, нагрузки при взлете-посадке противопоказаны. Ты понимаешь?
    Мария вздохнула. Ребенок Рики доверчиво прижимался к ее ногам, а она не глядя перебирала его темные волосы.
    - Что тебе привезти из Парижа? Мелочь, которую нельзя заказать по каталогам?
    Рауль чувствовал себя мальчишкой, который вот-вот попадет на берег моря и наберет из песка кучу красивых ракушек.
    - Каштаны, господин Рауль. Можно засахаренные, можно сырые. Я умею готовить.

    За дверью уже стоял Рики. В оговоренное время его допускали к сыну. Монгрел явно гордился, что ему позволили так много. Не гражданину, не главе клана.
    Лучшая привязь для строптивого монгрела.
    Ясон снова выиграл, не сделав ни малейшего усилия.
    А может?..
    Рауль подхватил небольшой баул с личными вещами, который тут же с поклоном у него из рук взял Катце, который неведомо как оказался рядом на площадке.
    Фурнитур - он и есть фурнитур.

    Заказанная Ясоном каюта для Рауля оказалась состоящей из двух отсеков, не считая небольшой гостиной между ними и санитарной зоны.
    Два молчаливых элитника из охраны занимали одноместные каюты справа и слева.

    Катце был аккуратен, старался уничтожить запах никотинового дыма с легкой примесью стимулятора. Рауль подозревал, что Катце переодевается в чистую одежду перед тем, как утром появиться перед дверью его каюты, ожидая распоряжений. Навязчивая забота Амои, оставшейся, наконец-то, в глубинах космоса, вернее, надзор Минка очень раздражал Рауля. Телохранители были менее заметны. По крайней мере, не приносили напитки и не расчесывали волосы. К гигиеническим процедурам Рауль чужого фурнитура не допустил.
    Слишком много чести для шпиона Минка.

    - Ты можешь бросить курить? – спросил Рауль Катце через пару дней.
    Фурнитур застыл над подносом, не разгибаясь. Но исподлобья зыркнул на блонди нехорошим взглядом.
    - Разве мое курение вам мешает?
    - Нет, мне просто интересно. Скучно здесь, на корабле. Ты человек деловой, давай на спор. Ты не сможешь избавиться от никотиновой зависимости, ставлю пять тысяч.
    - Десять, - быстро поднял ставку Катце, поставив, наконец, поднос на стол.
    - Ты дорого ценишь свои дурные привычки, - лениво процедил Рауль.
    - Но вы же уверены, что смогу. Поэтому я решил слупить больше денег, - сдержал улыбку Катце.
    - Кажется, мы понимаем друг друга. Ясон недаром выбрал тебя в поверенные. Какое задание он дал тебе, кроме фурнитурских обязанностей?
    Катце быстро просчитал варианты. Обманывать нейрокорректора – себе дороже. К тому же правдивый ответ никак не повредит Минку.
    - Господин Ясон велел мне всегда держаться рядом, ближе, чем вы подпустите телохранителей. Я обладаю некоторыми…навыками. Могу защитить со спины, например. Если случится неприятность, я не должен возвращаться на Амои.
    - Ясон тебя ценит, - задумчиво произнес Рауль, глядя на фурнитура в упор. – Пожалуй, мне стоит к тебе присмотреться.
    Катце чуть не вскричал: «Не надо!», но вовремя одернул себя.
    Внимание Р. Ама совсем не то, какое требовалось ему по жизни.
    - Позвольте и вас спросить.
    Рауль благосклонно кивнул.
    - Зачем я нужен вам в этой поездке?
    Блонди улыбнулся.
    - Ну надо же, король черного рынка не догадался! Как фурнитур, извини, ты не очень хорош, старость не радость. А вот как гид на Терре – вполне.

    …Рауль убрал с экрана очередные дневниковые записи Мари. Они приходили на его адрес, но с запозданием, связанным со скоростью корабля.
    Подопытная была откровенна. Последнее время она писала и о другом подопытном, которого теперь звали Гай. Малыш привязался к девушке, хорошо воспринимал общение с Рики, но Ясон по-прежнему оставался для него главным.
    Ребенок-маугли, воспитанный андроидом. Рауль не в счет. Даже обидно стало.

    А почему бы не отдать мальчика? Интересно, кем зарегистрирует его Ясон Минк?
    26.05.2012

    Глава 8
    Появление Р. Ама на федеральной конференции, посвященной бесплодию, произвело фурор. Конечно, его выступление было заявлено за месяц, но никто не верил, что докладчик лично прибудет на Терру.
    Тем не менее, ведущему генетику были зарезервированы лучшие апартаменты в тихом предместье Парижа, в лесной зоне, если можно назвать лесом насаждения, тщательно лелеемые несколько столетий, где даже за грибницами ухаживал, включая поливку, специальный человек.
    В первую очередь Рауля удивило обилие людей. Как несколько миллиардов размещались на небольшой планете, размножались бесконтрольно…
    Все же Юпитер прав. Генетический контроль и ограничения – лучший способ обеспечить населению пристойный уровень жизни.

    На Терре это время года называлось весна. Париж, да и вся Европа были одним ухоженным до малейшего листика пространством, однако по краям чистых дорожек вылазили наглые несеянные крокусы и одуванчики, и еще куча безымянных травок.
    Привыкший на родной планете к двум сезонам (зима-лето), Рауль сочувствовал терранцам, которые были вынуждены четырежды в год приспосабливаться к капризам своей планеты.
    Тем не менее, расцветающая природа его радовала. Хотелось в переносной анализатор отбирать и отбирать образцы хотя бы растений – или волосков встреченных кошек и собак, но Рауль боялся, что его научный интерес будет понят неправильно.
    Катце ходил за ним тенью, держась на полшага сзади, телохранители ненавязчиво маячили на флангах.
    Жизнь расцвела новыми красками, и Рауль понял, почему блонди так стремятся в командировки.
    Но возникала неувязочка. Если создатели Лямбды-3000 с Терры, почему они предпочли красоту своей планеты неприютной до терраформирования Амои?
    Может, потому и предпочли. Ограничить размножение, исключить методику Бога.

    Храмы. Рауль был информирован о терранских религиях, но личное присутствие в приспособленных для отправления ритуалов помещениях слегка поколебало его мнение, что они, эти сакральные места, подобны залу аудиенций у Юпитера. Вовсе нет.
    Гиды, нанятые Катце, рассказывали что-то о намоленных иконах, об эгрегорах.
    Но Рауль чувствовал, что-то не так.
    Неужели человеческий мозг, который он знал до последнего нейрона, способен генерировать некое неизвестное ему физическое поле, при помощи которого и проявляется этот Бог, неважно, как его зовут конфессии?

    Катце по указанию Рауля закупил плодов каштанов и отправил багаж на корабль, когда случилось неожиданное.

    Ведь говорил же с извинениями Катце, что слишком приятным выдалось пребывание на Терре, а потом все же выразился более конкретно: «Господин Рауль, я жопой чую, не нужна эта последняя прогулка. Я заказал бронированное авто, побудем пару часов до отлета на корабле».
    Но Рауль был уверен в элитных телохранителях и в себе. Интуиция ничего не сигнализировала, Париж весенним вечером был прекрасен, и неизвестно было, как скоро Юпитер отпустит из-под своего мощного крыла еще раз.
    Посреди многолюдной площади сначала пошатнулся телохранитель слева, тут же бросился вперед, заслоняя Рауля, выстрелил несколько раз, удачно поразил нескольких нападающих.
    Люди с криками разбегались, прячась под зонтиками уличных кафе, в подворотнях. Но быстро поняли, что объектом нападения является красивый инопланетянин с длинными золотистыми волосами, и жадно смотрели на разворачивающееся перед ними реалити-шоу.
    Рауль выхватил из немеющих рук телохранителя оружие, но с проклятием откинул: оно оказалось разряженным. Одновременно правый элитник довольно удачно положил нескольких нападающих (да их чуть ли не полсотни, видимо, организатор знал, на какого «зверя» идет охота) и упал перед Раулем, затолкнув его в подворотню. Катце держался сзади, Рауль чувствовал его нервное дыхание.

    Катце вдруг понял, что со стороны перестрелка выглядит так, будто он прикрывается мощным корпусом блонди, ведь было понятно, что Р.Ама приказано было даже не ранить.
    В последнем отчаянном рывке он выскочил вперед, чтобы заслонить Рауля от шальной пули.
    Как же!
    Сильная рука схватила его за шиворот и забросила за спину. Кажется, Рауль без труда оценил обстановку. В панике Катце вдруг нашарил подошвами обуви канализационный люк. Снял крышку и сам не понял, как удалось нарушить равновесие блонди и толкнуть его вниз. А потом и сам спрыгнул – прямо на плечи Раулю, который, вот уж не удивительно, стоял прямо.
    Не тратя слов, схватил Рауля за руку и потащил вперед, куда вел коллектор. Под ногами противно чавкала вода пополам с грязью, а в светлом кругу открытого люка обнаружились преследователи.
    Катце методично отстреливал их одного за другим, пока не кончились заряды.
    В период краткого затишья Рауль спросил:
    - Думаешь, мы успеем к отлету?
    - Думаю, нам не следует выходить наверх здесь, нас могут ждать. Вы слишком ценный экземпляр, чтобы вас упустить.
    - Экземпляр? – странным голосом переспросил Р.Ам.
    - Не цепляйтесь к словам! – огрызнулся Катце.
    Переступив в канализационной грязи туфлями стоимостью в несколько тысяч, Рауль с улыбкой сказал:
    - А ты слишком интересный экземпляр, чтобы я тебя упустил из своего внимания.
    - Не надо мне вашего внимания, господин Ам. Лучше придумайте, что делать, у вас мозги апргейдженные.
    - Хамишь, - без эмоций указал блонди и стал поворачиваться в узкой трубе, сканируя пространство. – Идем в том направлении. Держись рядом.

    Буквально за несколько десятков минут до отправления космолайнера рейсом на Амои из канализационного люка у привокзального ресторана вылезли двое. Бегом направились к посадочному модулю. Фейсконтроль было напрягся, но внешний вид даже вымазанного в фекалиях блонди и его решительного спутника был слишком красноречив, тем более, в списках они числились среди вип-пассажиров.

    - Господин Рауль, разрешите, я пойду в душ первым, я быстро, - попросился Катце.
    - Нет уж, пойдем вдвоем, я ни минуты не хочу быть таким грязным, - брезгливо отряхивая нечто невидимое с костюма, сказал Рауль.
    И да, они едва уместились в душевой кабине.
    27.05.2012

  5. #5
    Глава 9
    Они сразу развернулись спинами друг к другу: так удобнее оказалось мыться – хоть какой-то простор для рук.
    В первую очередь Катце вымыл голову, потому что опыт курильщика подсказывал, что неприятные запахи прежде всего концентрируются в волосах. И тут же подумал, как Раулю сложно будет справляться с копной своих волнистых прядей. Наверняка, дома ему помогал фурнитур, как он сам, Катце, когда-то ухаживал за шевелюрой Минка.
    Но в поездке Рауль ни разу не допустил навязанного ему фурнитура к своим гигиеническим процедурам. Катце подозревал, что ученый все умеет самостоятельно и в случае чего еще и поучил бы любого. Р.Аму всегда удается оставаться красивым, даже когда он выползает из парижской канализации.
    Тяжелые пряди щекотали спину, как длинные змееподобные рыбки, которых разводили на одной из станций терраформирования в огромном пруду, а потом выпускали в море. Первый и последний любовник Катце называл их угрями. Связь их продлилась недолго, но федерал Файн на рыбалке успел совершить запомнившийся Катце поступок, который и привел к их окончательному разрыву.

    Это было первым заданием Катце в новом качестве от Главы Синдиката Я. Минка: организовать контрабандную перевозку рыбьей мелочи на одну из строптивых планет, на которую Федерация наложила эмбарго по поставке продовольствия.
    Файн был ихтиологом, и Амои пригласила его для консультаций.
    Они оба знали, что вряд ли встретятся вновь.
    Катце кружила голову видимость свободы – и желание испытать ранее незнакомые сексуальные ощущения.
    К его радости, федерал не спросил о кастрации. Не поинтересовался ни прошлым любовника, ни будущим. Кажется, посещение Раная Уго, куда хоть раз наведывались все туристы и командированные, отучило симпатичного инопланетчика задавать вопросы.

    Файн следил за движением рыбозмеевых косяков по колыханию осоки, быстро накидывал сачок, который торжественно называл вершей, а поскольку забыл хоть какую-то упаковку для добычи, засовывал скользкие юркие тела в длинные шорты Катце, стянутые по тогдашней моде снизу и сверху резинками.
    Тонкие тельца в поисках выхода лезли в два доступных им отверстия, пока Катце с проклятиями не сдернул штаны, высыпая улов.
    И Файн, смеясь, радостно овладел им на мелководье.

    …Но прикосновение прядей Рауля неприятным не было. Катце отверг мысль, что восприятие зависит от человека, находящегося рядом. Хотя какой из блонди человек? Тем более, из Р.Ама.

    Он аккуратно развернулся, набрал в горсть шампуня и стал втирать в Раулевы волосы. Тот сначала напрягся – вот уж недотрога! Когда Катце начал смывать пену, на низ его живота легла осторожная, но уверенная ладонь – и погладила так умело, как никто и никогда.
    Рыжий отпрянул, упершись спиной в пластик душевой кабины.
    - Нервные окончания сохранили хорошую чувствительность, - не оборачиваясь, констатировал Р.Ам. – Ты спас мне жизнь, в моей клинике тебе сделают восстановительную операцию бесплатно.
    И стал заканчивать помывку как ни в чем ни бывало.
    Такое пренебрежение. И чего ждать от блонди?
    - Я жду ответа, - уже неприятным тоном напомнил Рауль. – Моя клиника лучшая в обозримой вселенной. Ты не ценишь хорошего отношения к себе, фурнитур?
    - Я не уверен, что господин Минк даст разрешение, - Катце невольным движением прикоснулся к шраму.
    - Ах вот как! – с нехорошей улыбкой произнес Рауль, который совсем незаметным для Катце движением оказался лицом к лицу. – Я его уговорю. Тебе откроются новые стороны удовольствий. Ты же был ребенком, когда тебя кастрировали, правда?
    - Господин Рауль, тогда вы бы лучше выступали против института кастрации, фурнитурства.
    - Увы, я не вмешиваюсь в политику Юпитера. И Синдиката. Традиции сложнее всего победить.
    Они стояли друг напротив друга, чуть ли не касаясь мускулистыми грудными клетками, поджав атлетически разработанные мышцы на животах. И смотрели в глаза.
    - Я могу задать вопрос? – дрожащим голосом спросил Катце. Ему доводилось видеть голого Я.Минка и даже мыть его, но он был мебелью, а блонди абстрактной фигурой.
    Сейчас было иначе.
    - Всей Танагуре известно, что у вас нет любовника. И не было по крайней мере последние пятьдесят лет. Откуда такое трепетное отношение к сексу, подробностей которого лишен фурнитур?
    Катце лепетал глупости и сам понимал это. Он даже не мог правильно построить фразу.
    Слишком близко, слишком неправильно.
    Уже потом он понял, что его спасло то обстоятельство, что Р.Ам прислушивался к чему-то неведомому, и его лицо становилось озабоченным.
    Но этот необычный блонди все же решил ответить на его вопрос.
    - Мне секс не интересен.
    - Мне он тоже мешает в моей деятельности. Зависеть от эмоций – глупость, непозволительная…
    Под взбешенным взглядом Рауля Катце заткнулся, поняв, что его слова вполне можно отнести к Минку.
    - Отправление лайнера задерживается уже на три минуты.
    Слова Рауля перебил динамик прямой голосовой трансляции.
    - Господин Рауль Ам, с вами желает поговорить начальник полиции Парижа.
    - Желает?! – яростно переспросил блонди, тем не менее, вылетая из душевой кабины и наворачивая на бедра сорванное вместе с крючком банное полотенце.
    Динамик поперхнулся.
    - Просит об аудиенции. Иначе лайнер не может отправиться. Пожалуйста, господин Ам.

    Рауль нажал кнопку, открывая дверь.
    Полицейский, по знакам различия комиссар, оказался одышливым мужчиной среднего человеческого возраста и сразу попросил разрешения присесть. Блонди заметил, что крылья носа его дрогнули, и быстро выбросил в спешке скинутую одежду «из канализации» в утилизатор и захлопнул крышку.
    - Ваша полиция работает из рук вон плохо, - величественно указывая посетителю на кресло и опускаясь в соседнее, сказал Рауль. – Убили обоих моих телохранителей, и только случайность и находчивость фурнитура…Моего слуги спасла нам жизнь. И передайте вашему градоначальнику: канализационные сети нужно чистить, иначе город может заполучить неприятные эпидемии.
    Комиссар вовсю разглядывал нечеловечески красивого мужчину, с мокрых волос которого падали на пол каюты тяжелые капли воды – и думал, как построить допрос. Наконец, нашелся.
    - Один из ваших телохранителей жив и находится в реанимации без сознания.
    - Правый или левый? – спросил Р. Ам.
    - Вы что, не знаете даже их имен?
    Полицейский выглядел шокированным.
    - Спросите моего слугу, когда он отмоется от миазмов ваших катакомб и выйдет к нам.
    - Вы не знаете, кто бы мог покушаться на вашу жизнь?
    - Я на вашей планете впервые. Это ваша забота – выяснить, кто и почему. Если вы не хотите, конечно, дипломатических неприятностей с Амои. И позаботьтесь о скорейшем отправлении лайнера, иначе я могу опоздать к граничному сроку своей командировки. На беседу с моим слугой у вас не больше пяти минут.
    Величественный и прекрасный.
    Комиссар сглотнул слюну и попытался настроиться, пока место в опустевшем кресле не занял рыжеволосый человек, полностью одетый, но с еще не просохшей шевелюрой. Поэтому видимый шрам во всю длину левой щеки как бы намекнул полицейскому, что с этим парнем нужно держать ухо востро. Ведь этот инопланетник сумел сориентироваться и не вполне обычным путем привести охраняемое лицо в безопасную зону.

    Катце беседовал с полицейским ровно пять минут и, наверное, успешно ответил на его вопросы, потому что еще через пять минут лайнер запустил маршевые двигатели.
    Рауль не удивился, когда молчаливый Катце выдернул мокрую подушку из-под его головы, подложив сухую подушку и толстое махровое полотенце под волосы и накинул на него мягкое одеяло.
    Нужно было поразмыслить. Пока нет на постоянной связи Юпитера, пока не достают удачные и не очень отчеты об экспериментах.
    Рауль достал коммуникатор и начал просматривать последние записи из дневника Мари.
    Потом запахло чем-то приятным. На прикроватном столике оказалась чашка с напитком, которого Рауль еще не пробовал.
    Он окунул в коричневую жидкость палец, лизнул. Яда точно не было.
    Вкусовые анализаторы подсказали: горячий шоколад.
    Жаль, что этого фурнитура у Ясона переманить не удастся.
    - Спасибо, - в пространство сказал Рауль.
    Фигура Катце тут же нарисовалась в проеме открытой двери.
    - Я позволил себе перевести некоторую сумму на счет больницы, куда отправили Ланка. Это ваш уцелевший телохранитель. Левый, - уточнил рыжий.
    - Спасибо, - еще раз повторил блонди, отодвинул на край столика опустевшую чашку и отвернулся к стене. Нужно проанализировать, кому выгодно было так испоганить последние часы пребывания его на Терре. И всерьез ли затевалась акция.
    Неужто очередная проделка Ясона?
    29.05.2012
    Глава 10

    - Ты должен ответить на несколько вопросов, - холодным тоном сказал Р.Ам явившемуся на его вызов Катце. – И ты знаешь, я могу определить правдивость на восемьдесят процентов.
    Катце застыл в проеме смежной каюты, лицо исказилось, шрам стал явственнее.
    А потом он прошел вперед и сел за стол, за которым уже сидел Р.Ам, полностью облаченный в церемониальные одежды Амои.
    Нейрокорректор, да.
    Терять было нечего, особенно после того, как вылез из канализации и спас вот этого бесчувственного блонди. От смерти? Ну это вряд ли.
    Р.Ам протянул над столом длинную руку, цепко ухватил Катце за подбородок. Хватка у него оказалась железная.
    - Смотри мне в глаза, - приказал он.
    И Катце смотрел в лазерный прицел глаз. И все же пытался трепыхаться, чтобы не потерять самоуважения.
    - А почему только на восемьдесят процентов? – самым наглым тоном попытался спросить он, а вышло блеяние: жесткие пальцы на подбородке мешали артикуляции.
    - Потому что двадцать процентов приходятся на анализ остального массива данных. Итак. Спрашиваю еще раз: какое задание ты получил от Минка?
    Катце попытался уйти от ответа.
    - Разве вы не помните, что я говорил несколькими днями ранее? – Он расчетливо нанес блонди оскорбление.
    - Могу воспроизвести. Мне нужна не полуправда. Знаешь, что такое пропаганда? И то, что ложь бывает белой, серой и черной? Меня не устраивает серость. Отвечай, или я применю нужные для откровенности препараты. Немногие выживают – в здравом уме. Хочешь рехнуться?
    И Р.Ам убрал руку. Катце начал растирать лицо, но все равно знал, что на его нежной, как у всех рыжих, коже спустя некоторое время появятся синяки.

    - Я должен был прикрывать вашу спину. Во всех смыслах.
    Р.Ам ждал. Катце никак не ожидал в блонди такой бездны терпения. Сам он лично давно бы применил пару пыток к человеку, который скрывал от него правду. Видимо, у ученых есть ресурсы – дожидаться результатов опыта, даже если в самом начале предвидишь негативный итог.
    - Я помогу тебе, - вдруг смилостивился Ам. – Никто не знал, что я изменю планы и пойду прогуляться по весеннему Парижу перед отправлением лайнера. Даже мои телохранители. Но ты знал.
    Катце еще раз попытался оттянуть неизбежный конец своей жизни.
    - Вчера вы самостоятельно, то есть с телохранителями, но без меня посетили мать Марии. Могу ли я …Поделитесь впечатлениями?
    - Не заговаривай зубы, - уже весело сказал Р.Ам. – Обычная женщина. Хотя я мало знаю терранок. Оттуда проследить за мной не мог никто, визит был спонтанный. Я сам не знал до последней минуты, что туда поеду. И, кстати, там проще всего было устроить покушение на меня. Почему же нет?
    - Потому что меня не было рядом с вами! – вдруг выпалил Катце и зажал болтливый рот ладонью. – Даже если бы мне приказали уничтожить вас, я бы спасал.
    Р.Ам встал и прошелся по узкой каюте.
    - Значит, речь шла всего лишь о дискредитации. Напугать, иметь основания не выпускать меня больше за пределы Амои. Твой хозяин весьма хитроумный. Зачем?! Почему?!
    Катце опустил взор и пытался отыскать на безупречной поверхности стола хотя бы пятнышко или трещинку, чтобы зацепиться, чтобы отвлечься от понимания, что Р.Ам расколол его, как пустой орех. И об этом придется доложить господину Минку. Катце не справился с задачей.
    Вернее, справился, но…
    - Кто нанимал киллеров?
    - Я, - с облегчением признался Катце. – Но им приказано было даже не задеть вас пулей.
    - Ты рисковал жизнью?
    - Господин Ам, это уже неважно, - признался Катце. – Я отвечал за вашу жизнь перед Главой Синдиката. Я не справился с заданием.
    - Тебя ждет наказание? – с неожиданным жадным интересом спросил Рауль.
    Катце промолчал.
    - Я не буду ничего выяснять у Ясона. Просто выкуплю тебя у него. Такие преданные слуги самому нужны.
    - Он меня не отдаст.
    - За сына своего пета Рики – отдаст. Или ты сомневаешься?
    Катце молча покачал головой. Ни да, ни нет.
    - А пока приготовь мне еще чашку горячего шоколаду. Очень расслабляет.
    23.08.2012

    Глава 11

    Такой встречи не ожидал ни Р.Ам, ни Катце.
    Внизу у лифта, спускающего пассажиров лайнера на поле космодрома, стоял сам Я.Минк с внушительным сопровождением дроидов-телохранителей.
    Рауль оглянулся и увидел помертвевшее лицо Катце.
    - Позволь тебя на минутку, - вцепившись в рукав Ясона, отвел того в сторону, периферийным зрением заметив, что дроиды захватили Катце в кольцо.
    - На тебя было совершено покушение, - сухо констатировал Минк.
    - И Катце меня спас. А ты ожидал чего-то другого? Короче, я знаю о твоей хитроумной комбинации. Этого человека я тебе не отдам. И расскажу Юпитеру правду. Или ты промолчишь о покушении и перепишешь на меня твоего бывшего фурнитура. Не даром, конечно. Я отдам тебе сына твоего любимого пета. Годится?
    Минк помолчал.
    - А если нет? Зачем тебе престарелый фурнитур?
    - В отличие от тебя я ценю преданность.
    - И ты уверен, что его преданность мне поменяется на преданность тебе?
    - Нет. Но я хочу быть уверен, что твой шпион у меня на глазах – и в моей власти. И что ты не посмеешь убеждать Юпитера, что меня нельзя выпускать за пределы Амои.
    Минк вдруг рассмеялся.
    - Кто-то говорил, что не умеет быть сволочью. Ну вот прямо не сходя с трапа.
    Блонди обнялись. Катце так и не понял, почему кольцо дроидов разомкнулось. И только когда Р.Ам поманил его пальцем, указывая на свой аэрокар, почувствовал, как дико щемит сердце.
    - И все же – почему? – Забыв о гордости, крикнул вослед Минк.
    - Он отлично готовит горячий шоколад.
    И Р.Ам захлопнул дверцу аэрокара.
    - В Апатию, ко мне, - приказал он автопилоту.

    Мари кинулась к вошедшим, словно к родным людям.
    - Господин Рауль, я получила каштаны! И даже приготовила, хотя Мени мешал. Но я его научила! А еще я научила Гая рассказывать сны.
    - Вот как…Этот ребенок видит сны? – со странной усмешкой произнес Р.Ам. – А сосед, Рики, заходил? И как ты себя чувствуешь?
    - Все просто замечательно. Я так вам благодарна. И вам, господин Катце.
    - Я привез тебе письмо от матери, - смущенно произнес тот, передавая девушке листок бумаги.
    Блонди посмотрел на Катце, а тот задрал подбородок и не спешил оправдываться: да, он не уведомил никого, что посетил мать Марии, но ведь и Р.Ам не соизволил сообщить, что поедет к ней.
    - Мени, вызови акушерку для отчета, - сухо произнес Рауль, уходя в свой кабинет.
    Мари читала письмо, Катце стоял, как и положено фурнитуру – руки по швам, взгляд в пол.
    Рауль даже не сомневался, что его услышат все в квартире, потому что дверь оставил открытой.
    - Катце, полагаю, тебе есть, чем заняться, наверняка за время поездки накопились неотложные дела. Мешать не буду, но придется потерпеть мое присутствие. Потому что второй терминал расположен в моем кабинете, ты же сам его обустраивал. А отпускать тебя сегодня я не намерен, пока ты официально не передан в мое владение. Можешь даже курить, только попроси у Мени что-то вроде пепельницы.
    Катце очнулся от столбняка и пошел искать маленького фурнитура.

    В кабинет одновременно зашли акушерка и Катце.
    Рауль развернулся и выслушал бойкий рапорт врача о нормальном протекании беременности у Марии, а также предложения о постельном режиме и назначении медикаментозной терапии. Оба их отверг и жестом отпустил медичку. Мени проводил ее, и когда с мягким щелчком закрылась дверь, Рауль обратил внимание и на Катце.
    Тот стоял, ожидая разрешения сесть за терминал, и держал в руках вместо пепельницы две больших чашки. Одна пахла кофе, другая шоколадом.
    Рауль благосклонно кивнул – и получил свое лакомство. Наверное, будь у него мать, у него было бы детство и такая сладкая забота.
    - А пепельницу Мени принесет? – Небрежным тоном поинтересовался Рауль, вновь погружаясь в отчеты о лабораторных экспериментах, проведенных за время его отсутствия.
    - Господин Рауль не заметил, что я не курю с момента нашего пари, и что он должен мне десять тысяч.
    - Однако! Однако мы не обговорили срок, в течение которого ты не будешь курить – и не только в моем присутствии. Так что договор пока недействителен, - насмешливо произнес Рауль.
    Катце позволил себе улыбнуться.
    - А вы не лишены коммерческой жилки.
    - Это Ясон и ты дельцы, а я так, по учебникам постигал, - ответно улыбнулся Рауль.
    - Я сейчас составлю письменное соглашение. Какой срок вас устроит? – тон Катце стал деловым.
    - Навсегда, - буркнул блонди отвернувшись, уже весь в потоке информации.
    - Господин Рауль, тогда я должен вам десять тысяч.
    - Ну ты человек небедный. Займись делом. Мени, принеси Катце пепельницу!

    Почти два часа оба работали, демонстративно не обращая внимания друг на друга, хотя Катце был уверен, что блонди замечает каждое его движение.
    Пепельница стояла пустая.
    Рыжий сглатывал слюну, и, наверное, так громко, что Рауль наконец приказал:
    - Делаем перерыв на обед.

    На стол Мария торжественно подала тарелку с жареными каштанами. На другой лежали засахаренные плоды, которые увлеченно таскал Гай.
    Мари шлепнула его по руке и строгим тоном приказала сначала поесть кашу. Мальчишка послушно взял ложку, но когда Мари отвлеклась на созерцание прекрасного хозяина, быстро закопал внутрь крупяной горки несколько сладких каштанов.
    Катце задушил смешок.
    А Рауль вдруг почувствовал странное. Наверное, так люди воспринимают семью.
    14.09.2012

  6. #6
    Глава 12

    После «семейного» ужина и отправки указаний сотрудникам лабораторий на завтра у Рауля вдруг образовалось минут двадцать свободного времени, и он решил безотлагательно оформить передачу прав на Катце и малыша Гая. Ясон должен был уже вернуться из Эос – последнее время он точно соблюдал трудовое законодательство, с тех пор, как вернулся Рики.
    Правда, незадолго до наступления вечера острый слух блонди насторожили довольно громкие голоса на лестничной клетке, но охрана безмолвствовала, а камеры показывали, что Рики сам отпер двери группе монгрелов. Минк слишком много позволяет пету.
    Потом величественно прошествовал Ясон в маскировке: каштановые волосы до плеч, цивильная одежда. Сам Рауль, приезжая в Апатию, не скрывался: смысла не было.
    Он цыкнул на Мени, пытающегося надеть на него плащ, заметил, что Катце отслеживает какие-то цифры сразу на нескольких мониторах, Мари напевает колыбельную угомонившемуся Гаю, – и тихо вошел в квартиру Минка. Дверь не была заперта.
    Увиденное не показалось бы ему странным – раньше. Пока он не начал изучать методику Бога. Пока Ясон не сказал ему, что любит своего пета.
    Преображенный уже в блонди Ясон сидел в кресле, а Рики вылизывал его обувь, стоя на коленях. Конечно, она была чуть ли не стерильно чистой (сколько тут в аэрокаре от Эос), но сам процесс был унизителен для гордого монгрела, которого Минк приручал целых три года! Тем более, в комнате присутствовали четыре члена банды Рики, и в их числе его бывший любовник.
    Рауль помнил их лица по старой полицейской сводке, которую нашел в файлах Катце, изучая прошлое навязанного ему спутника в полете на Терру.

    От напряжения в комнате, казалось, треснут пуленепробиваемые стекла в окнах элитного дома.
    Рауль отступил в темный угол прихожей, когда мимо него пронеслись монгрелы с ошалевшими глазами. Но не все. Из комнаты донесся тусклый голос Рики.
    - Ясон, позволь мне выйти поговорить с Гаем.
    - Не сейчас. Изволь вычистить рот, а твой бывший пусть подождет на улице.
    Даже если бы не знать прозвища Ясона Минка, сейчас можно было присвоить его просто по тону голоса – Айсмен.
    Мимо Рауля пробежал Гай, оглушительно хлопнул дверью.
    А в глубине апартаментов так же громко затворилась дверь, видимо, в ванную комнату.

    Рауль постучал в стену и сразу же вошел в поле развернувшегося недавно неприглядного действа.
    Ясон выглядел не лучшим образом.
    Рауль сел в кресло напротив и подождал. Он не собирался воспользоваться неуравновешенным состоянием Я.Минка.
    Поэтому Ясон начал первым.
    - Эти скоты не имели права входить в мои личные апартаменты.
    - Если ты соизволишь взглянуть на записи видеокамер и опросить охрану, то узнаешь, что твой пет лично пригласил своих бывших друзей.
    - Ты защищаешь монгрелов? Вот это новость.
    - Я всего лишь констатирую факт.
    - Мне понадобилось применить болевые импульсы от пет-ринга, чтобы Рики показал мне свое уважение, свою покорность. Чтобы навсегда порвал с прошлым. И особенно с этим…Гаем. Он даже сына так назвал.
    - А ты не подумал, что твой пет подумал о своих друзьях? Сохранил их жизни? Я бы на твоем месте их просто порвал на куски. Разве ты не знаешь, что о нас думают люди?
    Ясон вдруг улыбнулся. Только губами, глаза оставались холодными.
    - Ты прав. Первая моя мысль была – уничтожить. Потом решил – много чести.
    Рауль встал. Он так чувствовал себя выше сидящего Минка.
    - Нам нужно решить вопрос насчет обмена, который я предложил на космодроме.
    Глаза Я.Минка оживились, он вытащил откуда-то поломанный фурнитурский браслет и выложил на столик.
    - А почему он в таком виде?
    - Так твой возлюбленный Катце взломал, однако не подумал о пожизненной регистрации, которая от ношения атрибутов не зависит, - усмехнулся Ясон.
    - Правильно говорят люди: каждый судит в меру своей испорченности. Катце не мой возлюбленный, и я готов заплатить тебе миллион, если ты сейчас найдешь такового в обозримой вселенной.
    Рауль почувствовал, что взбесился, он, который гордился своей уравновешенностью. Ну ничего, сейчас он удивит оппонента.
    - Хотелось бы узнать, как ты намерен зарегистрировать ребенка Рики.
    Впервые Рауль увидел, как Глава Синдиката, практически «лицо» Юпитера задумался на минуту.
    - Я еще не думал. Зато я ставлю условие: Катце должен по-прежнему работать на своих должностях. И на черном рынке, и в Гардиан.
    Рауль оскалился:
    - Ты подумал о своей выгоде в первую очередь, я понял. Насчет Катце я согласен. Но ты не ответил на вопрос о ребенке.
    - Ты уже называешь ребенком твой экспериментальный экземпляр под номером? – нанес ответный удар Ясон.
    Оба блонди услышали, как отворилась дверь ванной, взволнованное дыхание человека, прячущегося за стеной.
    Было бы глупо не учитывать присутствие Рики. И оба элитника говорили в расчете на то, что он слышит разговор. Правда, с разными мотивировками.
    - Кое-что изменилось, - парировал Рауль. – Итак?
    - Сам понимаешь, я не могу зарегистрировать мальчишку иначе, чем своего пета, - холодно произнес Ясон, глядя в упор, как будто мог увидеть сквозь стену.
    Рики вышел и направился к выходу. Его молчание…
    Однако Рауль успел еще сказать, пока не услышал смачный чмок входной двери:
    - Можешь забирать своего Катце, ты его не убьешь, он тебе нужен. А вот ребенка, после того, что я увидел, как ты поступил с любимым человеком, я тебе не отдам. И завтра же попрошу аудиенции у Юпитера. Ты болен, Минк.
    - Это ты заразился гуманностью, Рауль! – Крикнул Ясон вслед бывшему другу.
    15.09.2012

    Глава 13

    Лил дождь сплошной стеной, как часто бывает на Амои даже над элитными кварталами, несмотря на погодные регуляторы на крышах небоскребов.
    Гай стоял под козырьком подъезда, ссутулившись, натянув до ушей куртку, выбрав оптимальное расстояние от летящих от асфальта брызг и охранников. Те его не трогали, поскольку он вышел из вип-помещения: мало ли чей это гость или даже любовник.
    Рики выскочил и сразу кинулся к Гаю, выцепив взглядом высокую фигуру на сером фоне дождя.
    - Давай отойдем за угол, иначе, если ты мне дашь в морду на глазах у охранников, – попадешь в участок.
    И он потащил растерявшегося Гая во двор, где были только «слепые» окна.
    Гай сорвал с плеча куртку, накрыл обоих от пронизывающей влаги, прижал мелкого к себе. Он уже забыл, что за четыре последних года у него была куча любовников, он всего лишь хотел защитить младшего – свою первую любовь.
    - Он тебя отпустил?
    - Только поговорить с тобой. Ты не понимаешь. Я пытался объяснить несколько месяцев назад, но ты не захотел слушать. Я пет главного блонди Ясона Минка. Все три года отсутствия я был его петом. И если тебе еще непонятно, я доставлял ему удовольствие, как положено петам. И даже сверх этого. Он пренебрег правилами элиты, он стал трахать меня. Меня! Дворнягу из Цереса. И уже за это я хочу его уважать. Пойми сейчас, а я понял, когда он позволил мне на год вернуться в Церес. Я понял, когда он купил квартиру в Апатии, позволил мне работать. Он считает меня человеком.
    - Это жизнь, ради которой ты пытался вырваться? Рабство?
    Гай стащил куртку с головы Рики, натянул на себя. На его лицо страшно было смотреть.
    Но Рики продолжал:
    - На мне петское кольцо. Другие элитники украшают ими свое имущество, а моего не видно. Оно на члене! Можно отрезать палец и убежать, но с членом сложнее. И больнее. Ты не понимаешь! Ясон мог убить тебя!
    - Разве это имеет значение? Пусть боится, что я смогу убить его. Почему ты с ним?
    - Честно? Когда он трогает меня здесь и здесь, - Рики показал на соски, на промежность, - я не могу сдержаться. Никогда я не испытывал таких оргазмов.
    Рики отвлекся на мысли о сыне, как рассказать Гаю, и перестал следить за реакциями бывшего партнера.
    Гай со всей дури врезал ему по лицу и сразу же побежал прочь.
    Рики упал в лужу, поэтому почти сразу же пришел в себя.
    Возвращаться и объясняться с блонди насчет сына ему не хотелось. Тем более, после такого унижения с двух сторон. И по слухам о Р.Аме – тот решений не менял, значит, сына ему не отдадут.
    Нужно было поговорить с Катце. Он обязательно придумает, он должен помочь.
    Оставался выбор: сразу сидеть под дверью его бункера или идти в свою квартиру в Цересе, карточку от которой Рики перекладывал из одного кармана своей одежды в другую.

    Замок сработал, похоже, в квартиру никто за время отсутствия хозяина не проник. Воздух был затхлым. Рики в первую очередь распахнул окна, потом вычистил холодильник.
    «Хорошо, что стаут не портится. Ясон говорил, что он вроде топлива для допотопных грузовиков, которые еще работают за пределами Танагуры, в пустыне. Пойло не для людей.
    Эх, блонди, что ты знаешь о людях!
    Да и я…Какой я отец? Вся моя семья раньше была – Гай. Просто гордость. Как же, сравнялся с главами цересских кланов, которым разрешено иметь сыновей-наследников.
    А ведь мою гордость сегодня растоптали окончательно. А мне уже показалось…»
    Рики жадно высосал несколько глотков стаута и одетый рухнул на постель. Конечно, завтра будет хреново, да и Катце не приветствует похмельных работников.
    Ничего, после такого унижения пережить выговор Катце будет легко…
    Рики не успел додумать.
    Он спал.

    Рауль сделал несколько широких шагов, не заботясь о тишине. Возмущенная Мари выглянула из спальни – но тут же спряталась, удивленная видом хозяина. Каменная доброжелательная маска, бывшая ранее лицом Рауля, пошла трещинами, Мари нешуточно увидела в них кровь.
    Девушка тихонько притворила дверь и прижалась к стене, унимая громко застучавшее сердце.
    Малыш Гай всегда успокаивал ее, особенно, когда спал – сонный, мягкий. Скоро и у нее будет такой, даже лучше, потому что будет похож на Петера.
    Мари всячески скрывала, что среди ночи брала мальчика в свою постель. Они оба спали лучше рядом. И видели одинаково приятные сны.
    Сигнал часов тихонько будил девушку, она возвращала Гая в его колыбельку – и досыпали они оба раздельно.
    Мари переложила Гая в свою кровать, легла с краю, уткнулась в ароматное детское тельце – и уснула.

    Катце сосредоточенно работал. Похоже, ему было все равно, откуда выходить в сеть.
    Но его спина напряглась, когда он почувствовал Рауля.
    - Сделка не состоялась. Ты возвращаешься к Минку.
    - Почему?!
    - Ты задаешь вопрос блонди?! Спросишь у своего хозяина. Ты же в курсе, что твоя регистрация не отменена?
    Рауль выглядел взволнованным. Он швырнул на стол перед Катце поломанный браслет.
    - Не бойся, не убьет, - уже спокойнее сказал он. – У него сейчас другие проблемы. Но я бы хотел, если тебе будет позволено, чтобы ты навещал Мари.
    Катце собираться было легко: он просто поднял с пола не разобранный чемодан с вещами. И все же осмелился спросить:
    - А как же сын Рики?
    Р.Ам смотрел в окно.
    - Возможно, в этом случае понадобится твоя помощь. Потом. Если останешься в живых.
    На выходе Катце обернулся и задал еще один вопрос:
    - Мне сразу идти к господину Минку?
    - Иди домой. Сейчас ему не до тебя.
    Р.Ам связался с Юпитером по прямому каналу, сообщил, что готов к аудиенции. О его прибытии властитель планеты знал и так.
    Пауза Рауля не удивила. Но не насторожиться он не мог. Минк всегда успевал раньше всех.
    Р.Ам только поторопился оставить кое-какие распоряжения на случай своего невозвращения.
    Он надеялся, что Мари справится.
    18.09.2012

    Глава 14

    Аудиенция была назначена на утро. Оставалось пять часов. Целых пять часов.
    Рауль вызвал по комму Катце. Складывалось впечатление, что тот настроился на любые перемены в своей судьбе. Чемодан на заднем плане так и стоял не разобранный. Но Катце явно принял душ и переоделся.
    - Прошу тебя… - начал Рауль и сделал паузу.
    Ему приятно было видеть, как сигарета выпала из губ фурнитура.
    - Хорошенькое начало, - проворчал Катце, наклоняясь, чтобы уничтожить возможный очаг возгорания и скрыть собственные эмоции. – Конец света? Или отдельно взятой Амои?
    Рауль постарался улыбнуться. Кажется, не получилось, потому что фурнитур прикрыл глаза, а открыв, стал деловым, как банкомат.
    - Пока мне не поступило иных распоряжений, я отвечаю за вашу безопасность.
    Рауль не стал медлить.
    - Ты можешь перейти на закрытый канал и сообщить мне координаты?
    - Легко.
    Раулю пришлось признать, что Катце хитроумный делец и умеет охранять свои секреты. Он даже посочувствовал, что тому придется уничтожить такую почти невидимую для Юпитера линию после довольно краткого использования.
    - Я изучил медицинскую карту Марии. Ее первый мензис случился в десять лет. Значит, Гая она могла родить три года назад. Ты понял? – С нажимом произнес Рауль.
    - Все? Или…
    - Сопутствующие документы. Прилет…
    - Не стоит мне объяснять, господин Ам.
    Катце сделал паузу и осторожно поинтересовался:
    - Все так плохо?
    Р.Ам встряхнулся и продиктовал:
    - Все мое имущество и счета переписываешь на Мари. Как там ее полное имя? Если я не вернусь, немедленно, слышишь, немедленно… Короче, прямо сейчас. Мари летит назад, на Терру. С ребенком. Если она потеряет плод…Неважно, у нее останется Гай. И она сможет. Еще сможет родить.
    Катце спрятался, опустил лицо вниз. Он никогда не видел блонди в таком состоянии. Не в любовной лихорадке, как Я.Минка. А вот так – холодным расчетливым существом, готовящимся к смерти. Бессмертный, готовящийся к смерти.
    Это было страшно, хуже, чем видеть Минка в гневе.
    Такая красивая статуя разбивалась у него на глазах. Когда, когда блонди превратился в человека? Этот блонди. Невозможный.
    Пальцы Катце порхали над виртуальной клавиатурой. Иногда он жалел, что не вставил себе чип в позвоночник для быстродействия. Но знал, что тогда ему никогда не обойти хитроумные ловушки Юпитера.
    Марию отправляют назад с маленьким Гаем.
    Забралась ехидная мыслишка: блонди уничтожает следы своего нарушения. Или пытается устроить каверзу Я. Минку.
    Какая гадость эти блонди!
    Р.Ам на экране терпеливо ждал. Вот уж у этого красавца терпения на всех тринадцать хватит, еще излишек останется.
    - Я оформил все документы предыдущими числами. И до нашего путешествия на Терру. По крайней мере, федеральным властям будет достаточно.
    Рауль заметил:
    - Нужно заверить двумя нотариусами, один из федерации. Заплати, сколько нужно. Сейчас.
    - Я понял. Нашему платить не стоит, он мне обязан.
    - Жизнью? – Криво усмехаясь, констатировал Рауль. – Я знаю, что ты способен на многое, но вынуть из рукава федерального юриста…
    Вот эти паузы всегда точного Рауля - посреди разговора - пугали Катце больше всего. Будто в блонди кончалась энергия как в заводной игрушке. Но вел себя он не как дзинкотай, а как человек.
    - Господин Ам, на когда купить билеты для Марии и Гая? – Катце снова помедлил, поймав себя на том, что невольно перенял манеру Рауля. – Вам назначено на нейрокоррекцию или к Юпитеру?
    Р.Ам наконец-то сел в кресло и задумчиво сказал:
    - Кажется, я промахнулся, не променяв тебя на ребенка Рики. Умен не по чину. Действуй тотчас, не медли ни секунды.
    Рауль написал шестизначную цифру на салфетке. Потом смял ее, продиктовал номер счета вслух.
    - Снимай сразу, надеюсь, успеем. Это твое за услуги.
    Катце проделал необходимые процедуры. Чувство конца его личного света нарастало с каждой секундой.
    - Господин Рауль, вы в Апатии?
    - И что?
    - Подгоните аэрокар к подъезду, тихонько разбудите Мари. Лайнер через три часа. Правда, собираться ей всего ничего. Разве что детское.
    Р.Ам еще раз попытался улыбнуться.
    - Не делайте этого, господин Ам. У вас не получается, - честно сказал Катце, уже сидя на водительском месте своего кара.

    Сонную, ничего не понимающую Марию с завернутым в одеяло Гаем препроводили в космопорт.
    И уже у трапа, едва не выронив мальчика, которого тут же подхватил Катце, она внезапно повисла на шее у невозмутимого блонди.
    - Господин Рауль, я вам написала все-все. Понимаю, что больше не нужна. Но я вас увижу когда-нибудь?
    Рауль аккуратно отцепил девичьи руки.
    - У тебя достаточно денег, чтобы нормально и независимо жить на Терре. Но ты должна помнить: Гай – твой сын. Если я узнаю, что ты плохо с ним обращаешься…
    Мари даже отступила на шаг.
    - Да вы что, господин Рауль!
    - С людьми случается всякое. Помни, Мари. Все переведенные на тебя деньги ты будешь получать порциями – и только при условии благополучия Гая. Ну а тебе половина.
    Мария еще отступила, придерживая животик. Поклонилась.
    - Верьте людям, Рауль. Некоторым стоит.
    После она клюнула в щеку Катце и поднялась по трапу.
    27.09.2012

    Глава 15

    Рауль за прожитые годы видел Юпитера разным.
    То собранной из мячиков женственной голограммой на постаменте, которая внезапно срывалась с места и обозначала свою вещественность электрическим покалыванием, когда поощрительно похлопывала по щеке.
    Просто туманом, сгущающимся возле столика с непременным бокалом энергетика, необходимого, чтобы перенести общение с искИном без очень неприятных последствий.
    Последнее время Юпитер предпочитал являться в образе подавляюще громадного существа с псевдоклювом и вполне ощутимыми когтями с человека величиной. Хотя не мог не знать, что блонди не испытывают страха.
    Не испытывают?
    Рауль задумался: возможно, то, что он считал беспокойством, и является страхом?
    Пока в зале аудиенций не было ипостасей искИна, Ам попытался разобраться со своими предчувствиями.

    Он всегда гордился своей эмпатией. Но по отношению к искусственному разуму даже определения подобные выглядели смешными.
    И тем не менее, Рауль вздрогнул всем телом, когда перед ним появился мужчина.
    Выглядел он хорошо в возрасте, в Федерации сказали бы – за полтинник натянул.
    Но это был Юпитер. Почему-то в образе человека.
    У столика, за которым сидел Рауль, появился второй – виртуальный стул. Юпитер взял второй – виртуальный - бокал с пурпурным содержимым. Ама внезапно пробило впечатление, что там кровь.
    - Не бойся. Сегодня ты останешься жив, - с легким признаком насмешки сказал владыка у него в голове. А потом соизволил растянуть губы голограмме и повторил фразу вслух.
    - Не делайте так больше, у вас не получается, - повторил слова Катце Рауль. Терять ведь и в самом деле было нечего.
    - Нервничаешь, - вслух произнес Юпитер. – А я считал тебя весьма психически устойчивым. Расскажи, в чем твоя вина.
    - Я начал сочувствовать людям, - честно признался Рауль.
    - Ничего страшного, вы и созданы были для того, чтобы наладить мой контакт с людьми, - еще раз страшно улыбнулась голограмма. – Что еще?
    - Я позволил себе действия без согласования с вами. После путешествия по канализации начинаешь лучше понимать людей.
    Теперь усмешка Юпитера получилась более естественной.
    - Отправил терранку домой вместе с результатом собственного эксперимента? Куда менее значимый проступок, чем сожительство Минка с петом. Тебя беспокоят два момента: дозволены ли будут тебе командировки за пределы Амои. И слова Минка, что ты заражен гуманностью. Твои чувства к собрату слишком сильны. Это недопустимо.
    - Я должен быть наказан.
    - Ты слишком важен для торговли с Федерацией. Поэтому ждем преемников – твоего и Минка, они уже в инкубаторах. Ни утилизация, ни твоя нейрокоррекция сейчас Амои не выгодна. А пока ознакомься со своей новой личностью.

    В зал аудиенций вошел дроид и выложил на стол пакет. Юпитер невозмутимо наблюдал, как Рауль вскрывает печати, с удивлением смотрит на чип, пачку распечатанных идентификационных документов.
    - Чип вставишь сейчас. Месяц в роли гражданина Мидаса. Кстати, там у тебя и жена есть.
    Рауль невольно закрыл ладонями лицо.
    - Я могу отдать распоряжения своему заместителю по лабораториям?
    - Можешь, - благожелательно сказал Юпитер. – У тебя пять минут.
    - Почему не нейрокоррекция, а новые блонди взамен нас?
    - Иногда зараженный орган проще отсечь, чем лечить старый, - любезно сообщил Юпитер - и исчез.

    Минк удивился, когда прочитал сводки о покинувших Амои людей. Чего-то подобного он ожидал. Но не думал, что Ам способен на активные действия.
    Пора было вызывать Катце.
    Фурнитур был на линии, как всегда. Кажется, он никогда не спал.
    - Отчет, - сухо сказал Глава Синдиката.
    - Откройте запароленный файл, господин, - с легким поклоном ответил бывший фурнитур.
    - Ты провалил задание только в том смысле, что Рауль обо всем догадался.
    Катце пожал плечами.
    - Вы сомневались в его догадливости, господин Ясон?
    На самом деле Я.Минк изо всех сил сдерживался, кляня себя за эмоциональность, чтобы не приказать Катце отыскать Рики.

    - Не будет ли у вас срочных указаний? – осторожно спросил Катце, связавшись с патроном полчаса спустя. – У меня тут курьер готов, и челнок на Даарт.
    Комм Катце как бы случайно повернул камерой и показал хмурого Рики в углу на диванчике в офисе Катце.
    - Нет, никаких полетов за пределы Амои. Думаю, найдется много работы здесь. Чтобы загрузить под завязку.
    - Понял.

    Вечером Минк на предельной скорости погнал кар в Церес.
    Замок в квартиру Рики не представлял для него сложности, как, впрочем, любое запирающее устройство.
    В комнате валялась разбросанная одежда, слышался шум воды.
    Рики вышел из душа в мягком халате, на ходу вытирая мокрые волосы, поэтому не сразу увидел Ясона.
    А когда заметил вольготно раскинувшегося на диване блонди, оторопел.
    - Что ты здесь делаешь?
    - Пришел за своим имуществом.
    - Снова будешь включать пет-ринг? Иначе справиться со мной не можешь, блонди? – Рики включил все свое ехидство.
    Но для Ясона было видно все его обаяние – любимый пет. Вихрастый после душа мальчишка, такой небольшой по сравнению даже с другими людьми. Хрупкий внешне – и несгибаемый внутренне.
    - Я должен был. Ты не понимаешь.
    - Да уж, Катце мне ума вставил. Правда, что ты рискуешь жизнью ради меня? И можешь объяснить, почему он тебе настолько предан?
    - Я не знаю, Рики. Правда, не знаю. Прошу, вернись ко мне. Пет-ринг я не сниму, потому что иначе придется ликвидировать твою регистрацию. А я не хочу потерять тебя.
    Рики подошел, прижался всем телом.
    - Ты меня просишь, - пробормотал в складки одежды на груди Минка. – Значит, между нами только сословные условности?
    Ясон схватил Рики в охапку и унес в свой кар.
    Для них день закончился гораздо приятнее, чем для Рауля.
    29.09.2012

    Глава 16

    Рауль терпеть не мог маскировку, которую применяли блонди, чтобы выглядеть цивильными. Но пришлось.
    Зудел чип в ухе, унизительно было представлять себя гражданином Мидаса. Человеком. Но когда Р.Ам вспоминал, что люди – это Катце и Мари, ему становилось легче. Тем более стоило настроиться на то, что в новом доме ждет его жена.
    Хуже наказания Юпитер придумать не мог. Хотя можно представить жену – фурнитуром…
    От аэрокара пришлось отказаться – и ползти на колесах по пыльной серой улице, так медленно, как Рауль даже не представлял. Сигналы светофора, автомобильные заторы…
    Люди так живут?
    Больше всего Р.Ама беспокоило, что ждет его в новом доме. С работой в лаборатории, где берут анализы у граждан, чтобы дать разрешение на обзаведение детьми, он справится. Хотя пасть так низко никогда не предполагал.
    А вот жена? Как с ней быть? Она в курсе или будет изображать любовь и радость?
    Рауль не выдержал пытку временем и, застряв в очередной «пробке», позвонил Катце.

    - Мне нужна твоя помощь, - Ам помедлил, в очередной раз наблюдая реакцию собеседника.
    В первую очередь на его внешний вид: короткие рыжие волосы. Только сейчас блонди понял, кого копировал.
    - Это получилось случайно, - постарался он оправдаться. – Я пытался пробить по имени и адресу. Короче. – Р.Ам назвал адрес и имя предполагаемой жены.
    Глаза фурнитура, казалось, вышли за пределы лица.
    - Это бордель, - прокашлявшись, сообщил он. – Кто вас туда послал?
    Рауль закрыл лицо. Стыдно, мог бы проверить сам. Но требовалась зацепка – позвонить Катце. Уж себе-то врать не стоит.
    - Но по тому же адресу значится квартира мадам. Содержательницы публичного дома, - уточнил Катце. - Кстати, он из самых дорогих, пользуется успехом у туристов.
    Катце явно прикусил язык, чтобы не задать следующий вопрос.
    - Ладно, разберусь на месте, - пробормотал Рауль и отключился.
    Теперь его звали Рауль Шат, жену – соответственно – Эсфирь Шат. Детей, слава Юпитеру, не было.
    Представить себе, что владыка Амои мог пошутить, было сложно, но Рауль представил. Это скрасило ему последние минуты в заторе. После он вырвался и погнал в объезд, благо навигатор подсказал.

    Вход в публичный дом был оформлен сдержанно, без фривольных статуй и афиш.
    Рауль обошел строение, но никакой скрытой двери не обнаружилось. Возможно, квартира мадам Шат расположена во внутреннем дворе.
    Так и оказалось. Но идти туда пришлось через главный вход.
    Несмотря на маскировку, внешность Р.Ама произвела фурор.

    Самка, явно из бывших академок, но уже потрепанная борделем – на взыскательный глаз Р.Ама, – манерно протянула:
    - Красавчик, хочешь, мы покажем тебе классное пет-шоу, не хуже, чем бывает у блонди?
    Пока Рауль мешкал, придумывая ответ, спустившаяся по лестнице женщина уточнила:
    - Детка, это не клиент, а мой муж. Будешь хорошо работать, тоже, может, получишь временный брак. Это касается всех, - обвела она взглядом собравшихся.
    Слегка полноватая брюнетка повела красивыми плечами в открытом платье. Наверное, она была хороша внешне, но Рауля беспокоила неизвестность: произвели ей психокоррекцию или же Эсфирь в курсе дела.
    - Я подам жалобу в Департамент Труда: мне обещали, что не будут задерживать тебя на работе.
    - Я уже здесь, - наконец-то нашелся Рауль.
    Эсфирь поманила его за собой. «Девочки» и «мальчики» в фойе разочарованно вздохнули.

    Р.Ам не ошибся. Вход в квартиру мадам был со двора. И окна выходили в маленький прямоугольник, окруженный стенами домов. В нем росли несколько деревьев и кустов, стояла одинокая скамейка-качалка под матерчатым навесом. И даже хилый фонтанчик пытался разбить далекий гул города звонкими каплями по кафельному дну в виде шахматной доски.

    - Я получила приличную сумму кредитов и предупреждение, что мое заведение закроют, если не выполню условий совместного проживания, - сухо сообщила Эсфирь, остановившись в прихожей. – Правильно я понимаю, что вам необходимо перекантоваться месяц на легальном положении? Но если от меня потребуются интимные услуги, с таким мужчиной я готова. А если вы предпочитаете мальчиков, у меня есть на любой вкус. Ваша комната слева, осваивайтесь.
    Эсфирь еще раз улыбнулась, а Рауль промолчал. Впервые в жизни он чувствовал себя неуверенно. Катце, наверное, сказал бы «дураком».
    Похоже, новая интрига не обошлась без вмешательства Ясона. ИскИн не может быть настолько злопамятным. И в то же время великодушным.

    Рауль вошел в «свою» комнату и осмотрелся. Ничего…Чистенько. Похоже, тут никто не жил вообще, только несколько часов назад сделали влажную уборку и вытерли пыль.
    Наверняка у мадам есть фурнитур. Вряд ли столь занятая бизнес-леди занимается такими делами.
    Однако на подоконнике стояло довольно свежее комнатное растение, украшающее безжизненный гостиничный интерьер своим ненавязчивым присутствием.
    Но в комнате не было самого необходимого, к чему Рауль привык с первого дня появления на свет – компьютерного терминала.
    Наручный комм он проверил еще по пути в Мидас: все каналы были заблокированы сразу после его разговора с Катце.
    Неусыпное око Юпитера!
    Рауль внимательно осмотрел комнату и не нашел вездесущих камер. Хотя это могло означать, что они хорошо замаскированы. Не помешал бы осмотр помещения Катце, но вряд ли такое возможно.
    И как же теперь ежедневные отчеты Юпитеру, к коим его обязали на последней аудиенции?
    Как он когда-то обязал Мари рассказывать в дневнике о своих переживаниях и мыслях.
    Никогда Рауль не предполагал, что станет подопытным.
    Он вышел в коридор, надеясь обнаружить Эсфирь в квартире и попросить у нее обычную тетрадь и ручку.
    Конечно, ему были оставлены минимальные средства на новом счету на имя Рауля Шата, но без Сети заказать даже электронный планшет трудно. Р.Ам такого даже не представлял.

    Эсфирь оказалась дома: еще не вечер, небольшой перерыв в посадке лайнеров с туристами из Федерации. Вышла из комнаты напротив, с ожиданием на лице уставилась большими сливовыми глазами на Рауля.
    - Хотите поужинать? Небольшая столовая в конце коридора. Или что-то еще?
    - Спасибо, я не голоден. Не могли бы вы сообщить, где находится магазин, в котором можно было бы купить ноутбук или хотя бы планшет?
    Эсфирь оживилась.
    - Конечно! Поедем на вашем каре или на моем?
    - Думаю, вы лучше знаете район, поэтому будете управлять, - вежливо сказал Рауль.
    - О, какой любезный муж мне достался!
    12.10.2012

  7. #7
    Глава 17

    Спустя несколько дней Рауль понял весь смысл слова «рутина». Конечно, и у него бывали дни и даже недели без открытий, но творческий поиск присутствовал всегда. Здесь же, в мире людей, существовали лишь два маршрута: дом-работа, работа-дом. У некоторых еще Дома наслаждений.
    Может, кому-то повезло больше, но Ам сомневался. У него была высокооплачиваемая по меркам Мидаса работа, да и взятки предлагали каждый день, другое дело, что руководитель генетической программы на Амои никак не мог на них согласиться.
    И все-таки взял однажды.
    Супружеская пара граждан была мила, отклонения от нормы предвиделись незначительные – уж Рауль-то мог предвидеть! И они так хотели ребенка. Любого пола.
    Женщина напомнила ему Мимею. В чем-то чертами лица, в чем-то поведением. Она так отчаянно любила.
    Снова воспоминание о Мари.
    И Рауль исправил пару цифр в анализах. Узнал, что отец будущей матери и ее муж - значительные бизнесмены в Мидасе. Когда счастливая женщина принесла ему в конверте кредитную карту и пароль к ней, он взял без зазрения совести. Только пожелал будущим родителям соблюдать трезвость и умеренность в еде.

    Ежедневно Р.Ам вносил в ноут повседневные записи, скрупулезно констатируя по часам, где был, что делал, думал. Чувствовал. С последним пунктом было нелегко, но Рауль справился.

    Ему отчаянно не хватало простора. Теперь даже родная планета казалась ему не клеткой, как он считал ранее, а пространством более свободным, чем тесный Мидас, откуда чип в ухе ограничивал граждан, не позволял пересечь границы районов без особого разрешения. А он еще предъявлял претензии Юпитеру, что ему не позволено летать за пределы Амои!
    Рауль как ученый понимал, что с ним происходит что-то не совсем нормальное, он воспринимает окружающее не адекватно блонди.
    И тогда он решил выбраться из раковины. Как там рассказывала Мари? Раскрытая устрица стопроцентно погибает?
    Рауль не привык считать деньги, будучи, как все блонди, на государственном обеспечении. Теперь пришлось. Лишние деньги – взятка – были.
    И Рауль пригласил свою «жену» в ресторан в Мистрале.

    Они жили рядом, как хорошие соседи в понимании Рауля. Не интересовались друг другом. В маленькой столовой на двоих всегда был готов свежий завтрак и ужин, убирались в комнате, когда Рауль был на работе.
    Даже завистливые вздохи при выходе через бордель на улицу перестали преследовать Р.Ама.
    Похоже, мадам навела порядок стальной рукой.

    Эсфирь очень удивилась предложению Рауля.
    - Я редко выхожу из дома, разве что по делу на пет-аукционы, - улыбнулась она застенчиво, как девочка.
    Блонди не стал признаваться, что ему не хватает общества, которое раньше так его тяготило.
    Недолго думая, он выбрал знакомый ресторан в Мистрале.

    - Вы любите морских гадов? – поинтересовался он у сожительницы, глядя в меню.
    - Я вообще гадов люблю, - сообщила Эсфирь, рассматривая зал.
    Выглядела она ослепительно. Некоторые посетители рассматривали ее, другие оглядывались, проходя мимо. Кто-то приветливо помахал рукой.
    - Наш постоянный клиент, - уточнила мадам. - Каждый визит – его ежемесячный доход.
    - Я не подумал, что вы настолько популярны, - пробормотал Рауль, - но мы отсюда не уйдем, будет похоже на капитуляцию.
    Эсфирь слегка прикоснулась к руке визави.
    - Мне льстит такая популярность, не волнуйтесь. Кстати, я уже несколько лет не сплю с клиентами, так что они отдают дань моему персоналу.
    - Похоже, что я волнуюсь? Мне не хотелось бы привлекать к нам внимания.
    - Скажите, почему такой красивый мужчина не хочет внимания? Это ненормально для человека, думаю.
    - Возможно, я ненормальный.
    Рауль внимательно осмотрел зал и сумел не вздрогнуть. За столиком у окна сидел Ясон, перед ним в полупоклоне застыл Катце.

    Эсфирь проследила за взглядом «мужа» и лихорадочно зашептала:
    - Это блонди! Настоящий блонди из Танагуры! А мужчина рядом с ним похож на вас. Вы братья?
    - Смотря с кем, - пробормотал Рауль.
    И тут Ясон ему благосклонно кивнул. Вполне дружески, без обычной иронии во взгляде. Катце кинул косой взгляд. Выражение его лица было нечитаемым.
    Эсфирь схватила Рауля за ладонь, сжала.
    - Вы знакомы?! Это же блонди! А мужчина рядом с ним…Между вами есть сходство.
    - Эсфирь, не придавайте значения, прошу вас. Это случайность.
    Но внутри разворачивалось теплое чувство: он не изгой, не забыт, и бывший друг остается все же другом.
    Может, не все потеряно.
    Экспериментатор – тоже часть своего эксперимента. Но он думает, что все контролирует и может изменить ход опыта, пробовать различные варианты, заставлять подопытные вещества, гены или живых существ следовать своей логике. Или подчиняться фантазии ученого.
    Рауль пришел к выводу, что теперь он часть эксперимента Юпитера, только знающий и поэтому имеющий свободу воли. Но целью властителя было не только это.
    Ему дали возможность закончить эксперимент «Методика Бога» так сказать, изнутри.
    Обычный приветственный кивок Я.Минка был не снисхождением к погибающему, а подтверждением.

    Лицо Рауля просияло.
    Эсфирь смотрела на него с обожанием, к которому примешивалось уважение в том числе и к самой себе. Вот какого мужа она заслужила! Как же извернуться, чтобы это сокровище осталось с ней подольше?

    Пока Рауль советовался с официантом, Эсфирь неотрывно смотрела на блонди и рыжего мужчину, стоящего рядом с ним. Поскольку блонди не пригласил его присесть, ясно было, что тот – его слуга.
    Но ее муж – не слуга никому!
    Эсфирь придумала, что ей делать после возвращения домой.

    После приятного необременительного ужина, который не испортили даже алчные взгляды и нарочито громкие шепотки насчет внешних данных колоритной парочки, Эсфирь попросила разрешения закурить в каре. Приоткрыла окно, зная, как эффектно развевает ветерок ее густые блестящие волосы.
    Рауль улыбался, погруженный в свои мысли, и не обращал на жену внимания.
    Эсфирь выкинула недокуренную сигариллу в окно и подняла его до упора.

    Чуть ли не рука об руку они прошли через холл заведения, сопровождаемые завистливыми взглядами, и через тихий вечерний дворик вошли в квартиру.
    - Вы позволите зайти к вам в комнату? – решившись, спросила Эсфирь.

    Рауль в это время думал, что надо продолжить разработки по созданию новой линии петов, если, судя по всему, ему позволят продолжать службу в Синдикате. Он рассеянно кивнул. Однако не ожидал, что Эсфирь начнет танцевать перед ним, каким-то образом включив музыкальное сопровождение.
    Если бы Рауль не изучил в первый же день сожительства биографию «жены», то подумал бы, что перед ним хорошо выученная академка.
    Да, бывшая танцовщица из стрип-бара двигалась профессионально. Но Рауль чувствовал, что ее соблазнительность увеличивает ее собственное желание. Он не хотел явно отвергать женщину, которая так его хочет. И когда Эсфирь одним движением плеч сбросила с себя шелковую шкурку и черное платье волнами упало у ее ног, Рауль схватил планшет и попросил:
    - Вы можете замереть в этой позе, да, с поднятыми руками? Мне необходимо зарисовать.
    Эсфирь послушно замерла.
    Р.Ам быстро набрасывал изгиб тела, округлость бедер, уютные ямочки под ключицами над аккуратными грудями – ничего лишнего, как у карикатурно грудастых академок, - нет.
    Соразмерность.
    Начал делать расчеты, совершенно забыв о жене.
    Спустя десяток минут Эсфирь пошатнулась и спросила:
    - Мне можно опустить руки? Затекли.
    - Да-да, - рассеянно ответил Рауль. – Спасибо за отличный вечер. Вы очень красивая женщина, Эсфирь. Но мне нужно еще поработать.
    Она быстро схватила в охапку платье и выскочила из комнаты, как была, голая, со слезами на глазах.
    18.10.2012

    Глава 18

    Рауль вышел из лаборатории, вытирая руки антисептическими салфетками, и застыл, увидев в очереди ожидающих пар одинокую Эсфирь.
    Она оделась в скромный костюм, который необыкновенно шел ее темным кудрям и яркому лицу.
    Да, на фоне обычной одежды красота выглядела еще ярче.
    Рауль подошел, взял женщину за локоть, отвел в сторону и тихо спросил:
    - Что вы делаете здесь, Эсфирь?
    Она вырвалась из несерьезного захвата.
    - Хочу взять разрешение на ребенка. Я ведь замужем сейчас.
    - Эсфирь, почему вы не купили себе мужа раньше и не родили ребенка? Судя по вашим внешним данным и медкарте, которую я прочитал по долгу службы, вам бы не отказали. Значит, ребенок в вашей жизни не имеет значения? Или как правильно говорится?
    - Значит, я была права, когда решила, что вы внешник, федерал, желающий легализоваться на Амои. Только зачем вам это? Разведка?
    Рауль попытался смягчить свой голос.
    - Эсфирь, вы ошибаетесь. И я жду ответы на свои вопросы.
    Эсфирь вышла из поля обаяния этого невозможного мужчины и одернула ладно сидящий на ней пиджачок.
    - Мне никто не нравился настолько, чтобы я захотела иметь от него ребенка. И, говоря вашими словами, по вашим внешним данным мне хочется…
    И женщины, и мужчины не раз восхищались внешностью Рауля, но подобное признание от гражданки он услышал впервые. Правда, он ведь и сам выступает в роли обычного человека. И все же…
    - Эсфирь, вы четко осознали, хотите ли ребенка или секса со мной? – сделал Р.Ам, то
    есть Рауль Шат, последнюю попытку решить вопрос наименее травматичным для психики женщины путем.
    Эсфирь смело взглянула ему в глаза.
    - И того, и другого. Разве любовь не предполагает секса и желания иметь общих детей?
    Рауль снова вспомнил Мари – и отступил на шаг.
    - Простите, Эсфирь, кажется, я очень обидел вас вчера. Я постараюсь загладить свою вину. Но не таким путем. Я асексуален и… стерилен.
    Эсфирь вдохнула воздух, чтобы сказать «ой», и тут же закрыла рот ладонью.
    - Я не намеревался вас обидеть. Кажется, вы мне поверите. В моих силах найти вам подходящего партнера, чтобы ребенок у вас получился красивым и талантливым, если вам хочется ребенка.
    Эсфирь отняла ладонь от губ и отважно сказала:
    - Мне никто не нужен, кроме вас, Рауль. А если с вами невозможно, то ни с кем.
    Рауль мягко засмеялся.
    - Эсфирь, вы пытаетесь меня убедить, что ни один мужчина не затрагивал ваши чувства?

    Эсфирь молча выскочила из приемной лаборатории.

    Почему-то эта встреча оставила неприятный осадок: как будто блонди действительно стал обычным человеком и пожалел обычную женщину.
    По пути домой Рауль остановился у цветочного магазина.
    Проанализировав известное о человеческих самках, он решил, что такая безделица вполне подойдет в виде извинения. Хотя за что? За правду?
    Но Эсфирь знать не знала.
    Может быть.
    И может, надеялась на секс, если к интриге приложил руку Ясон. Ну чтобы перевоспитать Рауля в направлении большей толерантности к сексуальным отношениям Минк-Рики.

    Р.Ам долго выбирал цветок. Он замучил персонал цветочного магазина, пока к нему не явился сам хозяин.
    - Мне нужен самый свежий и необычный цветок. Цену я знаю, - предупредил клиент сразу же.
    Спорить с таким странным покупателем даже хозяин не решился.

    Рауль ехал «домой» в Мидас с необыкновенным стеблем розы: с багровым цветком, с корнями, и думал, где найти для нее питательный раствор. И подходящую почву. Ведь роза происходила с Терры.
    И впервые подумал, что неразумные биологические объекты вызывают у него большую симпатию.
    Это нечеловеческое?
    Если эксперимент Юпитера состоит именно в том, чтобы помочь Р.Аму понять человеческие эмоции, методику Бога, то нужно постараться.
    И тут Рауль впервые подумал, что человеческий Бог может быть выше Юпитера, потому что искИн был создан людьми.

    Рауль развернул кар и поехал бы в свою лабораторию в Танагуре, если бы не сомневался, что вход туда ему пока закрыт.
    Поэтому он просто вернулся в тот самый цветочный магазин и купил горшок с подходящей почвой.
    Постарался не обращать внимания, какими взглядами его провожали продавцы.

    И вдруг сработал его комм.
    - Господин Рауль, - напряженным голосом сказал с экрана Катце. – Может, вам будет интересно.
    Он замер в паузе.
    Рауль в это время пальцами протыкал землю в горшке, делая лунку, и аккуратно высаживал туда одинокий куст розы.
    - Мне интересно, что ты хочешь мне сообщить. Но сначала ответь: прилично ли подарить женщине цветок в горшке…в земле?
    Рауль изо всех сил пытался сдержать нетерпение и ликование. Неужели его информационная блокада закончилась? Он прощен?

    Катце задумался, но ненадолго. И сказал неприятное, что, в принципе, от него и ожидал Рауль.
    - На Терре, например, цветы в горшках приняты на кладбище. Или на новоселье, - вдруг смилостивился рыжий поганец.
    - А зачем дарить срезанные цветы, которые увянут через несколько часов? – озадаченно поинтересовался Рауль, только сейчас заметив, что в поле зрения камеры комма оказался цветочный горшок на его коленях.
    Как глупо!
    Р.Ам брезгливо стряхнул землю с брюк и сухо спросил:
    - Какую новость вы собирались мне сообщить?
    Чуткий Катце тут же уловил перемену настроения свого якобы похожего индивида.
    - Мари с Гаем благополучно добралась и хорошо устроилась на Терре.
    Р.Ама интересовали сейчас совсем другие аспекты.
    - Скажи, я теперь могу невозбранно пользоваться своим коммом? В любой момент связаться с тобой…или с Минком?
    Катце молчал, пряча глаза.
    - Катце, вы взялись за старое?

    И Рауль промолчал. Мало ли, что станет известно Юпитеру из вроде бы незначительных переговоров двух частных лиц.

    В столовой квартиры Эсфирь – их «супружеской» квартиры - Рауль поставил на стол вазон с розой.
    Он надеялся, что женщина его поймет.
    31.10.2012
    Глава 18

    Рауль вышел из лаборатории, вытирая руки антисептическими салфетками, и застыл, увидев в очереди ожидающих пар одинокую Эсфирь.
    Она оделась в скромный костюм, который необыкновенно шел ее темным кудрям и яркому лицу.
    Да, на фоне обычной одежды красота выглядела еще ярче.
    Рауль подошел, взял женщину за локоть, отвел в сторону и тихо спросил:
    - Что вы делаете здесь, Эсфирь?
    Она вырвалась из несерьезного захвата.
    - Хочу взять разрешение на ребенка. Я ведь замужем сейчас.
    - Эсфирь, почему вы не купили себе мужа раньше и не родили ребенка? Судя по вашим внешним данным и медкарте, которую я прочитал по долгу службы, вам бы не отказали. Значит, ребенок в вашей жизни не имеет значения? Или как правильно говорится?
    - Значит, я была права, когда решила, что вы внешник, федерал, желающий легализоваться на Амои. Только зачем вам это? Разведка?
    Рауль попытался смягчить свой голос.
    - Эсфирь, вы ошибаетесь. И я жду ответы на свои вопросы.
    Эсфирь вышла из поля обаяния этого невозможного мужчины и одернула ладно сидящий на ней пиджачок.
    - Мне никто не нравился настолько, чтобы я захотела иметь от него ребенка. И, говоря вашими словами, по вашим внешним данным мне хочется…
    И женщины, и мужчины не раз восхищались внешностью Рауля, но подобное признание от гражданки он услышал впервые. Правда, он ведь и сам выступает в роли обычного человека. И все же…
    - Эсфирь, вы четко осознали, хотите ли ребенка или секса со мной? – сделал Р.Ам, то
    есть Рауль Шат, последнюю попытку решить вопрос наименее травматичным для психики женщины путем.
    Эсфирь смело взглянула ему в глаза.
    - И того, и другого. Разве любовь не предполагает секса и желания иметь общих детей?
    Рауль снова вспомнил Мари – и отступил на шаг.
    - Простите, Эсфирь, кажется, я очень обидел вас вчера. Я постараюсь загладить свою вину. Но не таким путем. Я асексуален и… стерилен.
    Эсфирь вдохнула воздух, чтобы сказать «ой», и тут же закрыла рот ладонью.
    - Я не намеревался вас обидеть. Кажется, вы мне поверите. В моих силах найти вам подходящего партнера, чтобы ребенок у вас получился красивым и талантливым, если вам хочется ребенка.
    Эсфирь отняла ладонь от губ и отважно сказала:
    - Мне никто не нужен, кроме вас, Рауль. А если с вами невозможно, то ни с кем.
    Рауль мягко засмеялся.
    - Эсфирь, вы пытаетесь меня убедить, что ни один мужчина не затрагивал ваши чувства?

    Эсфирь молча выскочила из приемной лаборатории.

    Почему-то эта встреча оставила неприятный осадок: как будто блонди действительно стал обычным человеком и пожалел обычную женщину.
    По пути домой Рауль остановился у цветочного магазина.
    Проанализировав известное о человеческих самках, он решил, что такая безделица вполне подойдет в виде извинения. Хотя за что? За правду?
    Но Эсфирь знать не знала.
    Может быть.
    И может, надеялась на секс, если к интриге приложил руку Ясон. Ну чтобы перевоспитать Рауля в направлении большей толерантности к сексуальным отношениям Минк-Рики.

    Р.Ам долго выбирал цветок. Он замучил персонал цветочного магазина, пока к нему не явился сам хозяин.
    - Мне нужен самый свежий и необычный цветок. Цену я знаю, - предупредил клиент сразу же.
    Спорить с таким странным покупателем даже хозяин не решился.

    Рауль ехал «домой» в Мидас с необыкновенным стеблем розы: с багровым цветком, с корнями, и думал, где найти для нее питательный раствор. И подходящую почву. Ведь роза происходила с Терры.
    И впервые подумал, что неразумные биологические объекты вызывают у него большую симпатию.
    Это нечеловеческое?
    Если эксперимент Юпитера состоит именно в том, чтобы помочь Р.Аму понять человеческие эмоции, методику Бога, то нужно постараться.
    И тут Рауль впервые подумал, что человеческий Бог может быть выше Юпитера, потому что искИн был создан людьми.

    Рауль развернул кар и поехал бы в свою лабораторию в Танагуре, если бы не сомневался, что вход туда ему пока закрыт.
    Поэтому он просто вернулся в тот самый цветочный магазин и купил горшок с подходящей почвой.
    Постарался не обращать внимания, какими взглядами его провожали продавцы.

    И вдруг сработал его комм.
    - Господин Рауль, - напряженным голосом сказал с экрана Катце. – Может, вам будет интересно.
    Он замер в паузе.
    Рауль в это время пальцами протыкал землю в горшке, делая лунку, и аккуратно высаживал туда одинокий куст розы.
    - Мне интересно, что ты хочешь мне сообщить. Но сначала ответь: прилично ли подарить женщине цветок в горшке…в земле?
    Рауль изо всех сил пытался сдержать нетерпение и ликование. Неужели его информационная блокада закончилась? Он прощен?

    Катце задумался, но ненадолго. И сказал неприятное, что, в принципе, от него и ожидал Рауль.
    - На Терре, например, цветы в горшках приняты на кладбище. Или на новоселье, - вдруг смилостивился рыжий поганец.
    - А зачем дарить срезанные цветы, которые увянут через несколько часов? – озадаченно поинтересовался Рауль, только сейчас заметив, что в поле зрения камеры комма оказался цветочный горшок на его коленях.
    Как глупо!
    Р.Ам брезгливо стряхнул землю с брюк и сухо спросил:
    - Какую новость вы собирались мне сообщить?
    Чуткий Катце тут же уловил перемену настроения свого якобы похожего индивида.
    - Мари с Гаем благополучно добралась и хорошо устроилась на Терре.
    Р.Ама интересовали сейчас совсем другие аспекты.
    - Скажи, я теперь могу невозбранно пользоваться своим коммом? В любой момент связаться с тобой…или с Минком?
    Катце молчал, пряча глаза.
    - Катце, вы взялись за старое?

    И Рауль промолчал. Мало ли, что станет известно Юпитеру из вроде бы незначительных переговоров двух частных лиц.

    В столовой квартиры Эсфирь – их «супружеской» квартиры - Рауль поставил на стол вазон с розой.
    Он надеялся, что женщина его поймет.
    31.10.2012

  8. #8
    Глава 19

    Наутро вазона с розой не было. И чтобы Рауль не сомневался, на столе лежала записка. «Спасибо. Я не умею ухаживать за растениями, но попробую. Если Вы сможете после работы прийти во внутренний садик на качели, я буду рада. Не захотите – постараюсь не обидеться».
    Похоже, Эсфирь решила попробовать новую тактику ухаживания.
    Рауль улыбнулся: за ним никто и никогда не ухаживал с сексуальным подтекстом. А может, горячий шоколад от Катце – тоже оно? Хотя вряд ли. Катце - фурнитур, он специально обучен ухаживать за блонди. Это его обязанность.

    Вечером Рауль присел на качающуюся скамейку и подумал, что накрапывающий дождик скоро просочится сквозь мокрый тент. Следовало бы взять зонтик или хотя бы плед. Возможно, Эсфирь окажется предусмотрительнее.

    Мадам Шат вышла из квартиры и с пледом, и с двумя дождевиками. Видимо, разговор предстоял долгий.
    Рауль подвинулся на сиденьи, Эсфирь протянула ему одноразовый пакет с прозрачным дождевиком, накинула на себя плед, а потом непромокаемую пленку.
    Помолчала.
    - Спасибо вам еще раз. Мне никогда не делали таких странных подарков. Но я тронута. И хочу с вами посоветоваться. В моем Доме удовольствий до сих пор не бывало конфликтов.
    Рауль сделал вид, что удивился.
    - Нет, ну были. Типа извращенец заигрался и порезал девочку, но не до смерти, у нас камеры в каждом номере. Да и оплатил он убытки. Но сейчас ужас-ужас, не знаю, как реагировать. Вы федерал…Ну внешник, может, дадите толковый совет.
    Рауль снова промолчал.
    Заблуждения – личное дело каждого.
    Эсфирь, зябко кутаясь под усиливающимся дождем, продолжала.
    - К нашим услугам недавно обратился мальчик – сын одного из сенаторов Федерации. Но выбор его оказался неудачным. Я пыталась объяснить, что Суини – секс-долл. Вообще-то, ведь он и хотел безропотного, ласкового, страстного партнера.
    Рауль поторопил Эсфирь, ему не хотелось, чтобы она промокла и воспользовалась недомоганием, чтобы применить к нему еще одну женскую уловку.
    Она правильно поняла его жест.
    - Короче. «Золотому» сыночку захотелось выкупить своего сексуального партнера и вывезти на родину. Не знаю, в курсе ли вы, что содержателям Домов удовольствий запрещено выпускать «куколок» за пределы Амои, чтобы спецы не разобрались в кодировке.
    Рауль вспомнил Кирие, которого «чистил» по просьбе Минка для подарка одному из послов Федерации Хазаллу.
    Да, Я. Минку позволено многое.
    - Я предложила клиенту любого из своих служащих – на выбор. Он не согласился. Но что самое удивительное – не согласился Суини! Может, у него какой-то дефект? Вы же специалист, не посмотрели бы его? А то у федерала с претензиями виза завтра кончается. Станет «топляком», а ответственность буду нести я.

    Рауль уже просчитал ответ, но не успел ответить. Почва под ними дрогнула. Ам обрушил на себя и схваченную в объятия Эсфирь хлипкую защиту в виде качелей и тента. Тем не менее, это спасло их от осколков.

    Когда отгремело, Рауль выпустил Эсфирь и позволил ей увидеть развалины, которые остались после взрыва ее Дома.
    Оттуда доносились стоны и крики.
    Мадам сбросила с себя плед, дождевик и спасительные руки Рауля и кинулась на помощь.
    И тут Р. Ам впервые за месяц услышал голос Юпитера.
    Он спрашивал, как там блонди. Нет, он требовал, чтобы тот вернулся в Эос, поскольку только там есть защита.
    Рауль попросил несколько часов отсрочки и бросился за Эсфирь в дымящиеся руины.
    Полиция Мидаса и спасатели прибыли одновременно.

    Эсфирь руками разбрасывала камни над стонами из-под обломков. Скоро ее руки покрылись глубокими кровоточащими царапинами. Она была как в бреду. Спасатели пытались оттеснить женщину в сторону, но она, видимо, действительно переживала обо всех своих подопечных, что не всегда можно предположить в содержательнице борделя.
    Первая извлеченная из завалов девушка оказалась легко раненой, ее сразу же унесли в кар с медиками, а Эсфирь, как сумасшедшая, продолжала срывать ногти и ломать пальцы – похоже, она даже в руинах распознавала, где находятся ее лучшие кадры.
    Рауль краем глаза наблюдал за «женой» и тихо переговаривался с Маркусом Джедом – главой мидасской полиции.
    Того не обмануть было маскировкой – он сразу узнал блонди. Поэтому пересказывал доклады своих подчиненных кратко и тихо.
    Даже после беглого осмотра стало ясно, что взрывчатка была заложена в комнате, где прощались сын федерального сенатора и Суини. От этих двоих мало что осталось. Но заряд был настолько мощным, что разрушил дом и искалечил многих служащих и клиентов.
    Рауль сам неоднократно избавлялся от результатов неудачных экспериментов, даже мыслящих, но впервые видел, как могут люди сознательно уничтожить себя, любимого человека и – походя – совершенно непричастных людей.
    Методика Бога?
    Ведь в его практике все происходило в стерильных лабораторных условиях.
    Но, возможно, и во время утилизации жертвам экспериментов было больно и страшно?
    Рауль остановил ненужные мысли и больно сжал руку Джеда Маркуса.
    Тот, поморщившись, недоуменно взглянул на блонди, прикоснувшегося к нему без перчатки, но тут же обмяк, предполагая тайную операцию Танагуры.
    - Сделайте все, чтобы скандал не вышел вовне. А если выйдет – найдите компромат на этого юнца.
    Маркус пробормотал нечто согласное.

    Рауль пошел по дымящимся развалинам и насильно оттащил Эсфирь от только что извлеченного из-под камней изуродованного мертвого мальчика.
    Она отбивалась, хотела вернуться.
    - Эсфирь, - сказал Рауль, включив всю свою энергетику. – Вы не поможете больше, чем профессиональные спасатели. Я сейчас отвезу вас в тихое удобное место. Там вам будет прислуживать слуга, мой слуга по имени Мени. Он будет исполнять ваши разумные приказания. Ну же, Эсфирь, не царапайтесь! Это моя квартира, вы там будете в безопасности!
    Женщина обмякла в его руках, хотя глаза ее были открыты. Рауль просканировал ее зрачки: эмоциональный шок.

    Сдав Эсфирь под попечение Мени и сделав несколько инъекций «жене», Рауль поехал к Юпитеру.
    Ему было, что сказать.

    *Если заведение Эсфири находится в Кварталах удовольствий в 1 Округе (Лхасса), то вносить изменения в ее чип не нужно.
    11.11.2012

    Глава 20

    Перед аудиенцией у Юпитера Раулю удалось увидеться с Минком. Тот был явно озабочен какой-то проблемой. Ему не терпелось избавиться от присутствия друга.
    Да и над Раулем тяготела необходимость отчитаться перед Юпитером.
    Последствия его волновали меньше, чем судьба Эсфирь и Мари с маленьким Гаем.
    Перед часом Ч он связался с Катце, радуясь информационной свободе, и попросил оказать женщинам должную поддержку. Его не волновало, как отнесется к просьбе Катце. Он просто знал – сделает.

    Ясонов комм не отвечал.
    Или его не беспокоила судьба друга?
    Возможно. И нужно с этим смириться и вернуться к модусу бесстрастного блонди.
    Но Рауль не мог – после всего, что довелось узнать-пережить в общении с людьми.

    Он снова вызвал Катце. Тот выглядел озабоченным не менее, чем Ясон.
    - Не пытайтесь мне врать, Катце, - холодно произнес Р.Ам. – Если вы не скажете мне, где Ясон – а я знаю, что вы знаете, – я вас убью. Медленно.
    - Я не могу сказать вам, Рауль. Вы же знаете, насколько крепко вбит в наш разум импритинг к хозяину. Простите.
    Рауль ударил кулаком по пластмассовой столешнице, она раскололась, зашипел бесславно гибнущий монитор. Роботы-уборщики тут же появились и с урчанием принялись убирать останки.
    Катце с сожалением смотрел на остатки электронного устройства. Этим он был близок биотехнологу. Катце так относился к технике, как Рауль – теперь – начал думать об уничтоженных разумных в неудачных экспериментах.
    - Я понимаю вас, Рауль. Вы все больше очеловечиваетесь. – Катце прикурил новую сигарету от почти погасшей. – Я не надеюсь на благополучный исход. Но вы…Вы можете верить мне? И вы снова в Эос. Судя по вашим распоряжениям насчет Мари и Эсфирь - не надеетесь на благополучный исход? А он может быть для людей нестандарного поведения на нашей планете?
    - Я не человек, - сухо сказал Р.Ам.
    Катце вдруг улыбнулся.
    Сигнал на его комм от неизвестного Раулю лица и вызов Аму от Юпитера пришли одновременно.
    Рауль так и пошел, впервые сжигаемый беспокойством и любопытством.

    Аудиенция у Юпитера оказалась неожиданной даже для рационала Р.Ама.
    Властитель предстал перед ним в своей угрожающей ипостаси.
    Нависая над крошечным по масштабам с ним блонди, он довольно долго держал паузу.
    А потом сообщил, что Р.Ам правильно понял суть кратковременной ссылки в Мидас. Да, это был «полевой» эксперимент. Да, его подсказал Я.Минк.
    Юпитер поинтересовался, знает ли Рауль, куда делся Глава Синдиката. Получив отрицательный ответ, сообщил сведения, которые Главный биотехнолог давно хотел узнать.

    Оказывается, из тринадцати блонди, вышедших из инкубаторов практически одновременно (один-два года не считаются), в Р.Ама был заложен генофонд лучших сынов Юпитера. Более того, только он, Рауль, служил катализатором для «запуска» органических мозгов, заложенных в бионическое тело.
    Именно поэтому его предназначением было вмешиваться в нейрокоррекцию в особо важных случаях.
    С блонди.
    Перезапуск программы.
    Юпитер все же не оставлял попыток наладить прямой контакт с человечеством. Заложенная в искИн программа неустанно направляла его вновь и вновь к цели, заложенной создателями: организация идеального общества, действующего в реальности, а не модели.
    Триста лет – и пока цель не достигнута.
    Юпитер надеялся на лучшего – Я.Минка, поэтому позволил ему эксперимент с монгрелом. Но Ясона увело в сторону секса.

    Рауль был ошеломлен.

    Выйдя из зала аудиенций, он бессильно привалился к стене и снова и снова набирал на комме номера Ясона и Катце.
    Они не откликались.
    Рауль вернулся в свои апартаменты в Эос.
    Помещение показалось ему чужим. Хотя все было на месте, даже приписанный к апартаментам фурнитур.

    Р.Ам взял бокал с вином и подошел к панорамному окну, как будто надеялся с высоты Эос рассмотреть Минка или хотя бы Катце.
    И увидел зарево. После первого взрыва, от которого содрогнулась Танагура. Взрывы следовали с небольшим промежутком.
    А потом страшно закричал Юпитер, ломая психику всех подключенных к нему.
    Рауль раздавил бокал и упал, корчась от непереносимой боли.

    Рауль Ам выступил в роли узурпатора, когда увидел страх и беспорядки в Эос.
    Другие районы его беспокоили мало.
    Юпитер, приведенный в разум техническим персоналом, направленным Раулем, подтвердил его полномочия.
    Исполняющий обязанности.
    Всегда второй после Минка. Но сейчас Р.Ама не волновал приоритет, в общем, власть не интересовала его никогда.
    Он знал, что значит для Амои. Для блонди. Для элиты.

    Случайно, озабоченный наведением порядка в столице, Р. Ам узнал из донесений Службы безопасности, что допрашивают Катце, бывшего фурнитура Я.Минка.
    На Рауле еще висел нелегкий долг – «запустить» новую ипостась Ясона.
    Будь он человеком – сказал бы, что руки его дрожали, когда дроиды вынули тело из репликатора и положили ему на колени. Мокрого, истекающего физиологической влагой.
    Новенького Ясона Минка.
    И его можно было подчинить себе. Он бы даже думал, как когда-то, триста лет назад, что его лучший, приятный друг – Рауль Ам.

    Но теперь на якобы главном биотехнологе и нейрокорректоре висел более важный груз. И сердечные привязанности интересовали его меньше всего.

    Я. Минк отправился обживать свои апартаменты и новую должность.
    А Р.Ам, пользуясь междувластием, изъял измученного Катце у СБ.

    - Вы плохо выглядите, Катце.
    - Спасибо, могу вам ответить эхом.
    - Было бы проще, если бы вы сказали мне о цели отлучки Минка еще тогда.
    Катце удивился, насколько замедленными по сравнению с обычными были реакции блонди.
    Он, этот нечеловек, устал. Для человека такие нагрузки были бы смертельными.
    Катце и сам ощущал себя после допросов бесхребетным существом, выброшенным за полосу прибоя на сухой песок.
    Но с этим блонди он чувствовал себя, ну если не уверенно в жизни, то хотя бы уверенным в близкой и безболезненной смерти. Но он знал, что нужен Аму для решения вопроса с «его» женщинами.
    - Сейчас режим безопасности и контроля на Амои будет ужесточен.
    - Я заметил.
    - Вы мне обязаны. Вы мне должны? Или как говорят в Цересе, откуда вы родом?
    Рауль выглядел бездушной куклой, но Катце знал, что это не так.
    - Я уничтожил вашу регистрацию. Как фурнитура. Вот гражданский чип.
    Рауль выложил на стол устройство, которое Катце тут же клипнул в ухо. В таких моментах медлить не стоит.
    - Я должен забрать Эсфирь Шат из ваших апартаментов в Апатии и вывезти ее на…
    - На Терру. И станете ее компаньоном.
    - Но она ничего не умеет, кроме как…
    - Избавьте меня от подробностей. Закупите ей партию бракованных петов, для внешников годятся вполне, не вам объяснять. Нужны деньги? – губы Рауля искривились.
    - Нет, господин Ам. Только один вопрос: для чего вы это делаете?
    - Для себя. А вы сомневались?
    Катце внаглую закурил, хотя понимал, что свободы остались считанные минуты.
    - Я планирую жениться официально на Мари. Ей трудно будет справляться с двумя мальчишками. Особенно, если один – сын Рики. Раз уж вы меня отпускаете. Кстати, спасибо. Правда…
    - Вы сделали восстановительную операцию? И когда успели? – Поинтересовался Рауль. Он явно прислушивался к инфообмену внутри своей головы.
    - Нет. Но Мари девочка хоть и чувствительная, но не темпераментная. Не думаю, что мне придется исполнять супружеские обязанности в постели. А доходов от нового борделя Эсфирь нам на первое время хватит. А там…Я постараюсь. Когда Мари станет совершеннолетней…Можно, я вернусь?
    Рауль вдруг возник рядом и положил Катце ладонь на плечо.
    - Я буду ждать.
    17.11 2012

    Эпилог

    Катце, теперь имеющий имя и фамилию – Джулиус Катце, - ставший гражданином Терры, не стал целовать землю Амои, выйдя из лайнера.
    Он не любил свою родину. Вернулся только потому, что обещал единственному на планете, кто был ему важен. Кто остался.
    На Терре осталась его семья: Мари и двое шебутных мальчишек, которые бы за пояс заткнули питомцев Гардиан. Особенно Гай: в нем гены Рики проявлялись даже в характере.
    Жаль, что доминанта среди людей попался под каток по имени блонди Ясон Минк. Поэтому у них никак не получалось уступить или стать равноправными. Только перед лицом смерти.
    Увы, как ни пошло, но перед нею все равны.
    Катце возвращался к блонди, ставшему человеком.
    Он прожил почти четыре года на Терре, налаживая бизнес с Эсфирь и семейную жизнь с Мари и ее детьми (Катце их усыновил). И за все это время не смог связаться непосредственно с Р.Амом. Даже простые запросы, стоившие немало денег, обрывались в пустоту.
    А новости…Выхолощенная нереальность.
    Ясон Минк, сверкающий и помолодевший на взгляд Катце, принимал делегации. Где-то в четвертом ряду стоял Рауль.
    Катце казалось, что он держит нити, управляющие этим новым Ясоном, как марионеткой.
    Катце выделял при помощи компа лицо Рауля. Усталое, как ему казалось.
    И ни полслова.
    Не заговор молчания, а просто умолчание.
    Катце помнил, что когда при расставании спросил Рауля, почему он невыездной, тот сказал, что ему лучше не знать – смертельная тайна.
    Еще одна тайна Танагуры.
    Проклятие!
    Катце реально боялся, что с Раулем что-то случилось или вот-вот…
    Тайну проще уничтожить, чем хранить.

    Еще из космопорта Катце попытался по старому номеру с задействованного на Амои старого комма связаться с Раулем.
    И он отозвался! Сказал, что ждет в Эос, пропуск заказан.

    Катце вошел в кабинет Р.Ама, судорожно сжимая в кармане планшет с фото своей семьи: Мари с двумя улыбающимися сыновьями, Эсфирь, томно раскинувшаяся на кушетке в окружении вазонов с кустами багровых роз.

    Помещение ничуть не изменилось.
    Но от панорамного окна к Катце обернулся совсем другой. Блонди с внешностью Р.Ама. Но не он.
    Катце безошибочным чутьем старого конрабандиста учуял подделку.
    Отключил в кармане планшет, вытянул руки по швам. Склонил голову.
    - Вижу, вы не утратили навыков, - благосклонно произнес блонди.
    Знакомые черты лица, непослушный локон, закрывающий правый глаз. Как будто он прячется, прячет что-то, какие-то чувства и мысли.
    - Присаживайтесь.
    Р.Ам сел первым.
    Катце на негнущихся ногах прошел к креслу и едва сдержался, чтобы не упасть в него безвольной тушкой, готовой расплакаться.
    - Вы поняли, что я не тот Рауль Ам, какого вы знали прежде. Как и Ясон Минк. Правильно было бы вас утилизировать. Но вы гражданин Терры. Осложнения в международных отношениях нам не нужны. Полагаю, вы будете молчать – не в вашем характере расклеивать листовки на заборах. Почему вы вернулись?
    - Я обещал Раулю. Я возвращался к человеку. Любимому, - прохрипел Катце.
    - К человеку? – Задумчиво произнес блонди. – У меня сохранилась информационная память моего предшественника. Но не его…чувства. Вы расскажете о нем, прежде, чем улететь на Терру?
    - Я не найду слов.
    - От вас и не понадобится. Я подключусь к вашему мозгу и считаю.
    Катце горько усмехнулся. Нейрокоррекция на новый лад. Возможно, он забудет обо всем, Может, в этом спасение.
    - Если я не дам согласия?
    - Вы вправе, как гражданин другой планеты.
    Хотя бы в объективности новый Рауль соответствовал прежнему. – А если я вас попрошу? Обещаю не вмешиваться в ваш мозг, только воспоминания о Рауле и Ясоне.
    - Коготок увяз – всей птичке пропасть, - пробормотал Катце.
    Он решительно встал и направился к выходу.
    - Жаль, - в спину ему сказал Р. Ам. – Я бы тоже хотел изучить методику Бога.
    - Как погиб Рауль?
    - Он пытался вразумить толпу монгрелов во время нового цересского восстания. Гранатометом ему снесло голову.
    Катце обернулся.
    - Я согласен на просмотр моих воспоминаний.

    Сутки спустя Катце летел на Терру.
    Свою скорбь он нес с собой.
    И надежду, что новый Р.Ам не так уж плох.
    18.11.2012

    Конец.
    Последний раз редактировалось admin; 11.01.2013 в 00:50.

  9. #9
    Март, какая ты молодец! Нашла время и силы!

    Форум по фанфикшну АнК начал активную работу! С почином нас!)))
    Три гадины живут у нас в квартире... Как хорошо, что три, а не четыре! А. Шевцов (с)

  10. #10
    Турист
    Регистрация
    06.01.2013
    Сообщений
    4
    Записей в дневнике
    1
    ОГО! И еще раз - ого!
    Читала не отрываясь. Неизбитый взгляд на амойскую действительность. Мне понравилось. И характеры, и сама действительность... В общем, спасибо большое за приятный вечер!

  11. #11
    Giulia, спасибо и Вам за отзыв, я уж думала, что никому не интересно) Да, я старалась найти методику, возможность сделать дзинкотая человеком. РАМ думал, что исследователь он, но он оказался объектом.

+ Ответить в теме

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения